ФАРМАЦЕВТИЧЕСКАЯ И ПРОДОВОЛЬСТВЕННАЯ МАФИЯ-Луи Броуэр -12ч.

ГЛАВА 6
САНИТАРНЫЕ ПОСЛЕДСТВИЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ
ФАРМАЦЕВТИЧЕСКОЙ И ХИМИЧЕСКОЙ ИНДУСТРИИ —
ПРИЧАСТНОСТЬ МЕДИЦИНСКОГО КОРПУСА

Плата здоровьем за чрезмерное употребление лекарственных препаратов

Клод Бернар заявлял, что поведение живых организмов непредсказуемо. В его труде "Принципы экспериментальной медицины" на с. 145 можно прочитать следующее:

"У неодушевленного существа отсутствует какая-либо инициатива, которая исходила бы от него самого, или какая-либо характерная индивидуальность; поэтому можно быть всегда уверенным в конечном результате. Но когда речь идет о живом создании, то его персональная индивидуальность может внести элемент невероятной сложности; кроме внешних условий, воздействующих на личность, вы должны также учитывать и регулировать присущие ему органические условия, то есть те, которые я называю внутренней средой".
Теперь можно с уверенностью утверждать, что после многочисленных экспериментов, проведенных им самим, Клод Бернар начал активное выступление против тех серьезных ошибок медицины, которые он совершил в конце XIX в. и начале XX в. Главная ошибка состояла в том, что врачи стремились любой ценой использовать достижения точных наук, химии и биологии при проведении экспериментов на животных, а полученные при этом данные перенести на человека.
Подобная реакция такого ученого является прямым доказательством признания им своих ошибок после того, как он принес на алтарь науки жизнь тысяч собак, и при этом не сделал никаких научных открытий. Это также доказывает и то, что Клод Бернар в конце своего жизненного пути сам убедился в полном поражении доведенного до крайности картезианства.
Мы вынуждены признать существование чрезвычайно большого количества параметров, которые следует учитывать при экспериментах на живых существах. Однако эти эксперименты из-за невозможности обобщения всех без исключения параметров не могут дать результатов, имеющих научную ценность. Не может существовать какой-либо стандартизации в области биологии, органической жизни, так как в этой области каждую секунду происходят различного рода изменения, связанные с поведением индивидуумов, их восприимчивостью к тем или иным обстоятельствам, к той или иной субстанции (к тому или иному лекарству).
Ни одно их живых существ не в состоянии обеспечить контроль своей иммунной системы и обезопасить организм от бактерий, способных ослабить его сопротивляемость или создать предпосылки для его мутации.

Оно не может упразднить все вирусы или ретровирусы, сформировавшиеся внутри его генома на протяжении сотен тысяч лет. А та медицина, которая практикует в наши дни, идет против природы, изо всех сил стремясь навязывать своим пациентам одну и ту же продукцию.

 

Она не учитывает элементарного принципа: существует не болезнь, а существуют больные, каждый из которых не одинаково реагирует на тот или иной лекарственный препарат.
К примеру, диазепам как активная составная часть валиума в зависимости от обстоятельств одного пациента успокаивает, другого делает агрессивным, у одного вызывает сонливость, у другого чрезмерное возбуждение. В отдельных случаях этот препарат вводит в искушение самоубийства, то есть вступает в полное противоречие с изложенными в инструкции показаниями. Можно привести еще много подобных примеров.

Если медицинский корпус весьма неохотно пользуется подобным принципом лечения из-за отсутствия у него достаточной о нем информации, а также из-за того, что не располагает другими лекарствами аллопатического происхождения, то в противоположность этому лаборатории хорошо разбираются в лечебной эффективности назначаемого препарата, в наличии или отсутствии его токсичности.
Действительно, исходя из вышесказанного, становится очевидным следующее: с одной стороны, врачи полностью зависят от лабораторий, которые навязывают им свою продукцию, с другой – самые высокие медицинские инстанции способствуют укреплению подобной зависимости. Подтверждением этому является преследование Советом Хартии любого врача в случае, если он пропишет своему пациенту лекарство, не входящее в установленный обязательный перечень. В этом случае мотивом подобных преследований является то, что прописывание другого какого-то лекарства недостаточно обосновано. Получается, что у лечащего врача отсутствует малейшая свобода действий в назначении необходимого для лечения лекарства. Врач имеет право выписывать только те лекарства, которые находятся на рынке той страны, где он осуществляет свою практику, даже если другие медикаменты, прошедшие испытания в других странах, уже получили широкую известность. Если смотреть на все это глазами больного, то такие правила без исключения есть нечто шокирующее.
Таким образом, мы наблюдаем полную зависимость медицинского корпуса от лабораторий - производителей фармакологической продукции. Сделать подобную зависимость легальной и узаконенной помогает само государство, устанавливающее соответствующие правила, принимающее нужные декреты и законы. Но для современной медицины все эти архаичные нормативно-правовые акты не подходят.
Подобное влияние государства обречено временем, но, тем не менее, оно с каждым годом набирает все новую силу. Производителей фармакологической продукции продолжает интересовать только одно: прибыль. Если рассматривать такую мотивацию чисто в экономическом плане, то есть смысл признать, что подобное стремление к получению прибыли является вполне закономерным явлением.

Лаборатории по производству медикаментов входят в категорию промышленных предприятий и поэтому подчинены законам рынка. И не нужно строить иллюзии о том, что руководители этих лабораторий являются благодетелями страждущего человечества и что они испытывают глубокое желание сотворить на нашей планете такой мир, в котором болезни и страдания перестанут существовать, благодаря чудодейственной продукции, являющейся результатом их научных изысканий.
Короче говоря, если даже наиболее удачным лекарственным препаратам все же удалось облегчить страдания значительного количества больных, то промышленники тоже бы этому порадовались, но их удовлетворение было бы простой бутафорией: просто это был бы очередной плюс к их финансовому успеху. Все это представляется вполне естественным и не вызывает какой-либо критики. Многолетние научные исследования и эксперименты, необходимые для создания формулы, предшественницы нового лекарственного препарата, требуют значительных капиталовложений. И если они исчисляются десятками или сотнями миллионов франков, то легко понять, почему создатели нового препарата, однажды получив лицензию на продажу своего детища, надеются не только покрыть сумму вложенных в него инвестиций, но также получить от его реализации существенную прибыль.
Следует заметить, что представляется совершенно недопустимым факт стремления лабораторий любой ценой внедрить свой продукт в лечебную практику, расхваливая его эффективность и полную безвредность, которые могут так никогда и не проявиться.
Действительно, для получения лицензии АММ на клиническое применение лекарства необходимо пройти немалый путь.
1.    Эксперименты, проводимые на животных, являются по своей природе ошибочными
Если для эксперимента подбирают определенный вид животных, а затем полученные результаты автоматически пытаются обобщить применительно к человеку, следуя правилу отбора летальной дозы, равной 50, то такой подход, по мнению Всемирной организации здравоохранения, является малонадежным.

Если же подобная методика малонадежна, то ее можно рассматривать лишь в качестве приблизительной дозы лекарства, предназначенного для человека. А в том случае, если эксперимент проводится на совершенно другом виде животного, не на том, на котором он проводился до этого, то и полученные результаты будут, скорее всего, совершенно различными.
Тогда можно задать себе вопрос: где хваленая научная точность в этом виде эксперимента? Если бы, к примеру, талидомид испытывался на кроликах, то он никогда не получил бы лицензию АММ.
2.    Клинические эксперименты на больных в госпиталях — предмет серьезной дискуссии
Следует, во-первых, сразу подчеркнуть, что такой подход представляется ненадежным из-за сложившейся методики подбора пациентов.
Во-вторых, никогда невозможно полностью оградить медицинский корпус от длинных щупалец лабораторий, продолжающих манипулирование медицинским корпусом, которому поручено проведение подобных экспериментов.


После исследования полученные данные могут быть основательно фальсифицированы некоторыми недобросовестными врачами, работа которых оплачивается лабораториями. Очень часто полученные данные подлежат значительному сокращению из-за того, что исследование проведено поверхностно, или из-за того, что некоторые положительные или отрицательные результаты не были учтены по халатности или нечестности работников.
В качестве доказательства подобных махинаций можно считать доклад, представленный в следственную комиссию США, которую возглавлял американский сенатор покойный Джон Кеннеди. В упомянутом документе обвинялись врачи, которым было поручено проведение подобных клинических экспериментов по заказу крупных лабораторий.
3.    Побочные и нежелательные свойства лекарств, обнаруженные во время клинических экспериментов, объявлялись лабораториями, но порой они значительно занижались
4.    Можно задуматься над реальной компетенцией комиссии, выдающей лицензию АММ на реализацию продукции, если она не в состоянии отслеживать побочные и нежелательные свойства медикаментов, вышедших на рынок сбыта. Контроль может осуществляться лишь только a posteriori, то есть когда медикамент уже продолжительное время находится в продаже и вызывает различного рода осложнения. Это свидетельствует о том, что для некоторых лекарственных препаратов продолжительность клинического эксперимента должна быть значительно увеличена (от 10 до 15 лет). Однако из-за финансовых соображений это абсолютно невозможно: должно пройти около 10 лет между открытием новой формулы (основы будущего лекарства) и получением лицензии на продажу. Таблетка никогда не получила бы лицензии АММ, если бы клинический эксперимент длился 15 лет.
С учетом этого кажется логичным утверждать, что в любом случае медикаменты не могут обладать абсолютной надежностью и сам факт принятия решения об их реализации, а затем и их употребление пациентами ведут к непредвиденным последствиям — осложнению экологической ситуации.

Каковы же эти последствия?

1.    Загрязнение живых организмов, которым вводят чуждые им химические субстанции, в частности, лекарства синтетического происхождения.

2.    Промышленное загрязнение почвы, воздуха, морей и водных источников.

3.    Продовольственное загрязнение вследствие введения сельскохозяйственным животным различного рода медикаментов: гормонов, антибиотиков и сульфамидов.

4.    Изменение в поведении индивидуумов: бдительность, перерастающая в подозрительность, в характере появляются черты агрессивности, отупения, наступает импотенция и фригидность.

5.    Опасность осложнений как уже известных (реестровых) патологий, так и новых патологий (болезней, вызываемых новыми медикаментами).

6.    Тератогенные эффекты (приводящие к возникновению аномалий развития).

7.    Эффекты зависимости от наркотиков, запрещенных законом.

8.    Полное подчинение такому государственному институту, как Служба социального обеспечения. В результате появления подобного государственного органа, как у больных, так и у здоровых людей сложилось представление о том, что они являются "пожизненными получателями" помощи в порядке социального обеспечения. Подобное умонастроение породило у населения убеждение в том, что отныне они освобождаются от каких-либо расходов на медицинское обслуживание, а это представляет серьезную опасность для будущего всей нации.

9.    Потеря всякого доверия к аллопатической медицине из-за большого количества несчастных случаев, вызванных употреблением опасных медикаментов. Все эти инциденты получили широкую огласку в СМИ.
Итак, можно подвести итог изложенному: чрезмерное употребление лекарственных препаратов влечет за собой глубокие изменения в самом обществе. Однако фармакологическим лабораториям удалось провести в течение нескольких десятилетий широкую пропагандистскую кампанию, в ходе которой удалось убедить огромную часть населения в необходимости регулярного употребления лекарств для улучшения самочувствия.
Химическим магнатам также удалось прийти к подобному результату. Производители удобрений, пестицидов, фунгицидов, противосорняковых препаратов, консервантов, красителей заставили потребителей поверить в то, что, продукты, не обработанные химически соответствующим образом, не могут быть полезными для здоровья; химические препараты обеспечивают их рост и биологическую ценность. В действительности же, нам хорошо известно, что соответствующие химические субстанции применяются с целью обеспечения высокой продуктивности сельскохозяйственной продукции и повышения рентабельности сельскохозяйственных предприятий. Тем более что все почвы уже практически истощены вследствие той политики, которую проводят химические компании в агропромышленном секторе.
Совсем недавно в одной из телевизионных передач, посвященной биологическому методу ведения сельскохозяйственного производства, один из руководителей Rhone-Poulenc представил себя в смешном виде. Он вытащил из кармана гнилое яблоко и, размахивая им перед телевизионными камерами, объявил, что такое испорченное яблоко намного опаснее для здоровья, чем те же фрукты, но обработанные пестицидами, фунгицидами и т.д. Как будто хозяйка будет покупать гнилые яблоки в супермаркете для того, чтобы потом накормить ими всю семью!
Употребление лекарственных препаратов и продуктов, загрязненных различными субстанциями, дополняется употреблением сильно загрязненных воздуха и воды, что оказывает серьезное влияние на уровень здоровья и поведение населения.

Ниже приводится таблица, представленная Центральной дирекцией армейской службы здоровья, раскрывающая причины освобождения молодых людей от службы в армии в 1986 г.
Двадцать основных причин освобождения от армейской службы во всех призывных пунктах за 1986 г.

Двадцать основных причин освобождения


При изучении показателей, приведенных в таблице, оказалось, что причины освобождения от прохождения воинской службы по причинам психического расстройства составляют 40%: состояние тревоги, индивидуальные расстройства, невротическая депрессия, расстройства в период адаптации, депрессивное состояние, умственная отсталость, состояние фобии.
Легко объяснить, почему к вышеперечисленным расстройствам добавляются такие заболевания, как гипертоническая болезнь, астма и ожирение. И действительно, многочисленные химические субстанции, содержащиеся в продуктах питания, соответствующий режим питания в детском и юношеском возрасте вызывают подобного рода заболевания. Ожирение можно объяснить таким питанием, которое насыщено мясными продуктами, углеводами, жирами. Астма может быть вызвана воздействием пыльцы, продовольственными добавками и отдельными лекарственными препаратами, принимаемыми родителями больного или самим больным. Гипертоническая болезнь может быть вызвана чрезмерным употреблением родителями больного или самим больным жиров и углеводов.

Тяжело, однако, объяснить заболевания психического происхождения. Действительно, они могли быть причиной употребления допризывниками наркотиков с раннего возраста (иногда с 12 лет) или вследствие определенных форм воспитания, поддержанных обществом по "дебильному" потреблению лекарственных препаратов, глубоко поразивших мозг, или из-за продуктов питания, оказавших воздействие на мозг на уровне нейронной и медиаторной систем.

Подобное поражение мозга может быть двойного происхождения:
—    из-за употребления молодыми людьми транквилизаторов, всевозможных допинговых препаратов, средств, устраняющих депрессию, и некоторых лекарственных препаратов;
—    из-за приема в пищу различного рода добавок, красителей, нейтрализаторов вкусовых рецепторов, а также пестицидов и особенно элементов тяжелых металлов (кадмия, бериллия, никеля, мышьяка, хрома и т.д.);
—    а также от родителей, употреблявших эти же продукты и передавших искаженные гены своим наследникам.
Внимательное изучение этой таблицы и нижеприведенной позволяет сделать следующий вывод: если 15,52% потребителей подобных элементов здоровья были госпитализированы в 1987 г., то в результате этой госпитализации было выплачено 61,16% возвратных платежей.
Очень показательным является процент госпитализированных детей, особенно самых маленьких. Возмещение издержек на детей в возрасте до одного года составляет 85,13%, на детей, достигающих половой зрелости — 87,5%. Большинство детей в возрасте до одного года нуждаются в госпитализации. Агентство CNAN, представившее эти данные, сообщает: "Маленьких детей следует лечить в стационарных условиях из-за слабого состояния их здоровья".

Среднегодовые выплаты страховых пособий по болезням  в 1982 г. и 1987 г. (французские франки)

Среднегодовые выплаты


Подобная ситуация вызывает озабоченность и большое количество вопросов. Какие же факторы вызывают слабое здоровье этих детей, нельзя же считать основной причиной подобного состояния отсутствие гигиены, наблюдавшееся еще каких-то пятьдесят лет назад?
Я бы охотно к этим факторам отнес воздействие на родителей загрязненных продуктов питания и медикаментов, вызывающих деградацию организмов детей.
В бюллетене, выходящем 1 раз в два месяца (сентябрь-октябрь 1987 г.), Министерство социальных вопросов и занятости опубликовало статистические данные, свидетельствующие о том, что во Франции насчитывается более 5,5 млн. инвалидов, что составляет около 10% количества населения страны. Чтобы быть абсолютно объективным, следует вычесть из этой цифры 578,5 тыс. инвалидов, получивших увечья в боевых действиях, а также 2 млн. — из-за несчастных случаев на работе. Как бы то ни было, около 3 млн. французов стали инвалидами по не установленным причинам.

Подобная ситуация характерна не только для Франции, но и для большинства европейских государств, насчитывающих большое количество инвалидов, как, например, в Швейцарии, и не только тех, кто пострадал вследствие боевых действий. В 1980 г. общая сумма расходов на социальную помощь инвалидам во Франции вышла за рамки 60 млрд. франков. В 1991 г. эти издержки составили уже 140 млрд. французских франков.
Вошли ли эти 3 млн. инвалидов в число 15 млн. французов, страдающих хроническими заболеваниями? По всей вероятности, нет: это и объясняет тот факт, что Франция занимает 13-е место по санитарному состоянию населения среди государств ЕС.
Вот эти два основных фактора: с одной стороны, загрязненные продукты питания и медикаменты, ухудшающие санитарное состояние населения.
С другой стороны, чрезмерное употребление транквилизаторов частично объясняет потерю бдительности и внимания, что часто является причиной несчастных случаев на рабочем месте работников производственных учреждений.
Франция удерживает мировой рекорд по количеству употребления этих лекарственных препаратов: в пять раз больше, чем в США.

Техника диагностики и компьютерное назначение лечения

В условиях развитой медицины несколько предприимчивых врачей, лишенных интуиции и глубоких знаний, не желая и дальше напрягать свои мысли, решили ввести в память компьютера примерно 9000 синдромов различных заболеваний, что соответствовало перечню более чем 100 тыс. симптомов. Каждый синдром определял направление лечения, основанного на назначении соответствующих лекарственных препаратов (уточним, что речь идет не о таком полезном аппарате, который позволял бы предположить взаимодействие различных медицинских субстанций). Но как может врач по пяти или шести симптомам, выданным компьютером, правильно лечить пациента по синдрому, подсказанному ему машиной, когда речь идет о том или ином возможном заболевании и назначении того или иного лекарства?

Не существует ли риска серьезной ошибки, чаще всего неисправимой, при использовании подобного аппарата? Может ли получить высокую квалификацию врач, который пользуется подобной практикой? Если так поступать, то это уже не искусство врачевания. Это индустрия. Это означает следование по пути роботизации и постепенного удаления от священного акта врачевания и профессии врача.
Находясь под впечатлением доклада, представленного профессором Ж.Сперандио — директором Института психологии в Париже, хочу сказать: "Спасибо, господин профессор, за Вашу откровенность".
В этом докладе был дан анализ передовой технике, оказывающей помощь специалистам в принятии нужного решения. В докладе лишний раз подчеркивалась ненадежность уже проверенных на деле систем экспертизы и психоанализа. Оказалось, что их использование ограничено очень узкими рамками совершенно специфических областей, не допускающих ошибок серьезного характера.   

Становится очевидным, что новая передовая техника больше не нуждается в прежнем гиппократовском целомудрии и что она превращает медицинское искусство в чисто технический феномен.
В заключение процитирую слова профессора Мючили, преподавателя университета, доктора медицины, доктора филологии и гуманитарных наук, профессора факультета психологии университета в Реннах (Rennes): "Официальной медицине еще незнакомы предвестники ее гибели, но она подхвачена потоком, который уже начинает обретать глубокое гиппократово дыхание".
Во время инаугурации в Академии Бурже 16 декабря 1962 г. профессор Морис Делор недвусмысленно заявил:
"Современная медицина находится в конце своего пути. Она не может измениться, трансформироваться или исправиться. Хотя это и пытались сделать! Она должна умереть, чтобы родиться вновь. Никто не осмеливается больше идти на поиски светлых идей. Вот почему медицина прошлого находится на краю пропасти, и вот почему нам необходимо готовить ее полное обновление".
Много лет прошло с тех пор... Медицина серьезно больна, и она умирает. Нам хорошо известно о попытках ее излечения. Но сколько лет она еще может прожить, несмотря на тщательные хлопоты ее многочисленных ловких учеников, проявляющих заботу о ее дальнейшей судьбе? Медицина нуждается в революционном преобразовании своего мышления, суть которого заключается в следующем:
—    отречение от веры в чудодейственные лекарственные препараты, расхваливаемые лабораториями;
—    осознание необходимости приближения медицинской практики к пациентам;
—    отказ от диагностики и назначения лечения с помощью компьютера.
И тогда, мы не сомневаемся, медицина вновь обретет желанное и достойное ее место, которое она уже никогда не потеряет. Ее священный долг — не только излечить большое число больных, но и помешать исчезнуть роду человеческому — жертве химиотерапевтического загрязнения.
В этом случае речь идет об общественной проблеме, которая сможет быть решена только коллективными усилиями членов общества, осознающих вред подобного загрязнения, тем более что совсем недавно они уже осознали опасность, которую представляют:
—    прогрессирующее исчезновение озонного слоя;
—    отравление наземных и подземных вод;
—    загрязнение почвы;
—    кислотные дожди и выхлопные газы для существования лесов;
—    загрязнение, порожденное различного рода свалками.

Ухудшение состояния здоровья населения из-за загрязнения продуктов питания вследствие преступных действий агропромышленного комплекса

Какой должна быть миссия медицины? Должна ли она заключаться только в том, чтобы советовать своим пациентам, каким образом придерживаться определенных правил питания с целью сохранения или восстановления здоровья?
Можно ставить подобные вопросы, если хорошо представляешь себе, до какой степени в западных государствах дошли возможные отклонения от норм питания, вызывающие многочисленные заболевания.
За 50-летний период сельское хозяйство целиком изменило свой облик. Агроиндустрия полностью подчинила себе аграриев, что привело к соответствующим последствиям, которые мы и рассмотрим.

Первое последствие: доминирование агроиндустрии над сельским хозяйством вынудило производителей сельхозпродукции добиваться высокой производительности в ущерб качеству продукции.

Отныне только внешне продукты земледелия имеют качественный вид. Фрукты и овощи имеют хороший товарный вид и кажутся вкусными, хорошо сохранившимися и хорошего качества. Но все это обманчиво. Более полезными к употреблению, к примеру, являются маленькие яблоки или груши с множеством темных пятен и неправильной формы, чем крупные фрукты с тонкой кожицей, гладкие и блестящие. Первые фрукты являются результатом биологического метода ведения хозяйства. Вторые появились в результате применения нитратных удобрений, пестицидов, фунгицидов и т.д., которые накапливаются в организме после их употребления.

Второе последствие: агроиндустрия все больше и больше ориентируется на трансформацию натуральных продуктов в продукты менее натуральные. И все это в ущерб вкусовым качествам, но зато в пользу товарного вида и удобства приготовления. В результате продукты консервируются, замораживаются и перезамораживаются.
С целью сохранения продуктов и придачи им соответствующих вкусовых качеств широко используются консерванты, всевозможные стимуляторы вкусовых качеств, красители, красивые упаковочные материалы, облучение. Все это приводит к денатурализации изначальной продукции. В результате новой технологии культивации, специальной обработки продуктов с целью придания им нужного товарного вида и современной упаковки в так называемых современных продуктах накапливается значительное число химических субстанций.
Поэтому существует постоянная опасность попадания вместе с такими продуктами вредных химических субстанций в организм человека.
Врач берет на себя ответственность за состояние здоровья пациентов, обратившихся к нему, а также за проведение профилактических мер по отношению к еще здоровым пациентам, находящимся под его наблюдением. Поэтому, казалось бы, он должен быть более активным и настойчивым в деле защиты здоровья более широких масс населения. Его обязанностью должно стать систематическое разоблачение опасной практики промышленников, отрицательно сказывающейся на санитарном состоянии населения.

Каждый врач обязан вести письменное медицинское наблюдение для того, чтобы иметь возможность предупреждать своих пациентов о вреде употребления в пищу того или иного продукта.
Однако, к примеру, будет совершенно недостаточно, если он будет запрещать употреблять сахар больным диабетом, неудобоваримые продукты тем, у кого есть язва желудка и двенадцатиперстной кишки, мясо — страдающим колитом, белый хлеб — страдающим гастритом, а яйца тем, кого беспокоит печень, и т.д. Необходимо, чтобы он всем без исключения больным советовал покупать продукты питания, выращенные в результате биологического метода ведения хозяйства, и объяснял бы, почему им следует делать только такие покупки.
СЛЕДУЯ ЕГО СОВЕТАМ, ПОКУПАТЕЛИ, ВОЗДЕРЖИВАЯСЬ ОТ ПРИОБРЕТЕНИЯ ДЕНАТУРАЛИЗОВАННЫХ ПРОДУКТОВ ПИТАНИЯ, ПОТРЕБУЮТ ОТ ВЛАСТЕЙ ПРИНЯТИЯ МЕР ПО ЗАЩИТЕ ИХ ЗДОРОВЬЯ.
Только тогда можно утверждать, что врач сделал полезное дело — дело по охране здоровья населения, значительно сократив число болезней, вызванных загрязненными продуктами питания.

Отсутствие образования и информации

Чтобы учить других, необходимо, прежде всего, чтобы врач сам обладал достаточной информацией. Думаю, что нет необходимости утверждать, что во время обучения в университете будущий врач не получает по данной проблеме абсолютно никакой информации.
Но из личного наблюдения, сделанного мною в 1988 г., следует, что 8 врачей из 10 никогда не задумывались над проблемой продовольственного загрязнения, которое могло бы коснуться их лично или их пациентов! Большинство опрошенных врачей никогда не интересовались у своих пациентов их пищевым режимом. Практически ни один из врачей не думал о зависимости болезни пациента от режима его питания.
В 1989 г. я провел очередное наблюдение, результаты которого приводятся ниже.
С целью проверки общих знаний терапевтов по методике предупреждения наиболее распространенных болезней было опрошено 40 терапевтов в возрасте от 35 до 55 лет в парижском районе, в Тулузе и Бордо.
проверки общих знаний

Комментарий:
—    34 врача из 40 не знают, что белый сахар является благотворной средой для образования раковых клеток;
—    35 врачей из 40 не знают, что кофе содержит пестициды, запрещенные в государствах ЕС;
—    37 врачей из 40 не знают, что растительное масло, которое не прошло первичной холодной обработки прессом, является вредным. Они не знакомы с технологией изготовления масел и поэтому рекомендуют их употребление;
—    26 врачей из 40 полагают, что пиво является полезным продуктом. Они полностью игнорируют результаты немецкого исследования, показавшего, что 95% различных сортов пива содержит исключительно вредные элементы, приводящие к раку поджелудочной железы. Они ничего не слышали ни об одном из исследований, проводившихся в Великобритании и подтвердивших, что употребление 3,5 л пива в неделю в три раза увеличивает риск развития рака поджелудочной железы. Это исследование проводилось в течение 4 лет среди 216 пациентов, заболевших раком поджелудочной железы (контрольная группа — 279 человек);
—    18 врачей из 40 считают, что вино — полезный напиток, не зная при этом, что вино может содержать до 132 различных химических субстанций;
—    33 врача полагают, что молоко — полезный продукт, не зная, что вследствие загрязнения почвы, атмосферы и большого количества ветеринарных препаратов оно в своем нынешнем виде — один из самых загрязненных продуктов;
—    18 врачей считают, что сливочное масло не рекомендуется употреблять в пищу;
—    32 врача из 40 не знают об опасности нитратных удобрений, которые, попадая в злаковые культуры, фрукты и овощи, трансформируются в организме человека в нитрозоамины канцерогенного типа;
—    33 врача не знают, что соланин — это алкалоид, находящийся в картофеле, который под воздействием искусственного освещения может превратиться в яд.

Вот такие, прямо скажем катастрофические, итоги опроса. Медицинский корпус недостаточно информирован. В каком неудобном положении он может оказаться один на один с пациентом, который знает обо всем вышеизложенном больше, чем он сам? Как можно удивляться тому положению вещей, что значительное количество больных отворачивается от официальной медицины в пользу нетрадиционной!

На вопрос-ловушку: "Считаете ли Вы полезным воздержание от пищи пациентом 1 раз в месяц на протяжении трех дней?", — 70% опрошенных врачей ответили отрицательно. Если спросить, почему, большинство дает уклончивые ответы, то такой вопрос может кого угодно заставить глубоко задуматься. Так, с давних времен уже известно, что кратковременное воздержание от приема пищи значительно облегчает протекание большинства заболеваний: астмы, колита, диабета, гипертонической болезни, дерматозов и т.д.
Заканчивая изложение данной проблемы, хотел бы подчеркнуть, что 32 врача из 40 рекомендуют употребление растительных масел, потому что они находятся под впечатлением давящей на них рекламы. По этой же причине прописывается ежедневно огромное количество лекарств, произведенных фармакологическими лабораториями.
В заключение хочу подчеркнуть, что врачи в возрасте от 35 до 55 лет оказываются более или менее проинформированными о правилах диетического питания, они, как и большинство потребителей, являются жертвой неуместной и лживой рекламы, специфической для системы современного общества.

Что должен знать каждый врач

1.    Прописывать одно лекарство, в крайнем случае, два, при условии, что они совместимы (это необходимо проверять), считается допустимой практикой.

2.    Назначение трех, четырех, пяти и больше препаратов в одном рецепте опасно и абсурдно. Ни один врач, фармаколог или химик не в состоянии предсказать, какая химическая реакция может произойти в организме после употребления такого количества лекарств.

3.    Ошибочной практикой в случаях ожирения считается назначение лекарственных препаратов, снижающих аппетит или вызывающих его потерю. В этом случае рекомендуется установить соответствующий режим питания.

4.    Любой врач должен серьезно подумать, прежде чем прописывать больному антигипертензивное, сердечное, ревматологическое, неврологическое, антимикробное, антипаразитарное, цитостатическое или другое средство, способное вызвать повышенную чувствительность организма. Вышеперечисленные медикаменты уже погубили большое количество людей пожилого возраста. Однако врач никогда не может точно установить уровень чувствительности пациента к назначенным препаратам в начале, в течение или после проведенного лечения.

5.    Каждый врач должен знать нежелательные, а особенно побочные действия антагонистов кальция. Он должен выписывать данную категорию лекарств, которые сейчас особенно в моде, с повышенной осторожностью.

6.    Врач должен прописывать антибиотики только в случае абсолютной необходимости, когда жизнь пациента находится в крайней опасности. Через несколько лет по причине возникновения такого феномена, как устойчивость возбудителя к антибиотикам, станет невозможным применение этого рода лекарств.

7.    Врач должен отказываться от систематической замены старых препаратов новыми, содержащими транквилизаторы и антидепрессивные средства.

Влияние фармацевтических лабораторий на частный сектор экономики

В 1992 г. доля расходов в бюджете французской семьи на лечение составляла 16,7% , на содержание жилища – 17%, на питание – 20%. 16,7% — это в два раза больше, чем в 1963 г. Это означает, что за 27 лет санитарная ситуация в стране значительно ухудшилась или просто-напросто французов охватило увлечение употреблением всевозможных лекарств, посещением консультационных кабинетов и проведением всякого рода исследований.
Говоря иными словами, один житель, получая чистыми 72 тыс. франков в год, расходует примерно 12,4 тыс. франков на лечение и 14,4 тыс. франков на питание. Как видим, доля расходов на лечение довольно значительная, она вплотную приблизилась к уровню расходов на питание. Приведенные данные усиливают убеждение в том, что санитарное состояние французского населения довольно плачевно и что на деле один француз из трех страдает хроническим заболеванием.
Однако ниже указанные расходы населения на ведение домашнего хозяйства, опубликованные еще в июне 1990 г., позволяют нам прийти к некоторым выводам. Если взять за 100% расходы на медицинские услуги и лечение в 1980 г., то они составили 172,3%. Это означает, что их рост составил 72,3%. Тогда как расходы на одежду, бытовые приборы и питание претерпели совсем небольшие изменения.
Условный список расходов французской семьи
1=108,7 — мебель, бытовые приборы и их обслуживание.
2=106,5 — одежда.
3=114,7 — продовольственные товары, напитки, табак.
4=127,9 — транспорт и связь.
5=129,2 — жилище, отопление, освещение.
6=141,3 — досуг, развлечения, учеба, культурные мероприятия.
7=172,3 — медицинские услуги и лечение.
При изучении списка, показывающего часть расходов на медицинские нужды, покрываемых Службой социального обеспечения, позволю отметить то, что эта Служба больше всего необходима мужской части населения, возраст которой колеблется между 35 и 90 годами, и менее важна для женщин того же самого возраста. Часть расходов на медицинское обслуживание, покрываемая Службой социального обеспечения, колеблется между 78 и 87%. Это чрезвычайно высокий процент.   

За период с 1986 по 1992 г. в отдельно взятых государствах наблюдается тенденция к увеличению расходов на медицинское обслуживание. Ниже приводятся некоторые данные:
13% —в США;
10,7% — в Швеции;
14,5% — во Франции;
11% — в Германии;
8,4% — в Англии.
Подсчитано, что с 1986 по 1990 г. во Франции увеличение расходов на медицинское обслуживание составило 4,3%, тогда как в других странах:
0,8% — в Швеции;
1,1% — в Англии;
2,7% — в Германии;
2,1% — в США.
Если 12,8% внутреннего валового продукта (ВВП) расходуется на здравоохранение, то такой процент расходов слишком обременителен для отдельно взятого государства. Подобной величины расходы подрывают национальную экономику в целом и вынуждают сокращать отдельные статьи бюджета, запланированные на научные исследования, социальное строительство, реструктуризацию сельского хозяйства, строительство автомагистралей, транспортных средств и т.д.

Таким образом, можно утверждать, что неудовлетворительное состояние здоровья нации, с одной стороны, и злоупотребление медикаментами — с другой, являются теми факторами, которые способствуют обогащению фармакологических лабораторий.

Одновременно они ведут нацию к гибели, ухудшая экономическое состояние страны, что делает невозможным какие-либо инвестиции, необходимые для того, чтобы сделать из народа современную нацию.
Если же сумма, эквивалентная 12,8% от ВВП, исчисляемая сотнями миллиардов новых франков, у государства отсутствует, то, как следствие, постоянно ухудшающееся состояние здоровья нации облегчает наполнение банковских счетов фармакологических лабораторий и отдельных членов медицинского корпуса.
Ситуация в США не идет ни в какое сравнение с изложенной ситуацией во Франции, хотя в США те же затраты составляют 13,2%.
Подобный процент является безболезненным для экономики США, так как в этой стране в течение уже многих лет отказались от принципа сбалансированного бюджета. Необходимые затраты покрываются за счет проведения новой инвестиционной политики, которая привела к тому, что никого уже не беспокоит дефицит бюджета, нет никакой необходимости увеличивать эмиссию доллара, в основе равновесия которого не лежит какой-то определенный принцип. Эта новая инвестиционная политика, похоже, не вызывает ни у кого никаких возражений из-за нарастающей экономической мощи этого государства и его промышленных возможностей.

Говоря иными словами, если американцы и затрачивают огромные суммы на охрану здоровья нации, то подобные затраты не истощают ВВП и не причиняют кому-либо каких-либо страданий.
Наоборот, миллиарды долларов, расходуемые на здравоохранение и идущие, таким образом, на счета изготовителей лекарственных препаратов, предназначены, в конечном счете, для частных инвестиций в охрану здоровья нации. Эти средства в какой-то степени восполняют несостоятельность правительственных органов в ассигновании строительства госпиталей, клиник, в закупке необходимого медицинского оборудования и т.д. Мы не можем утверждать, что подобным же образом дела обстоят и во Франции.
Уместно отметить, что в США не существует режима Службы социального обеспечения, и что американские граждане исправно и в нужных количествах платят взносы в частные компании, покрывающие в дальнейшем их затраты на лечение и госпитализацию. При таком положении вещей американский гражданин практически ничего не стоит государству, а, следовательно, и своим согражданам-налогоплательщикам.
Исходя из опроса, результаты которого изложены в этой книге, оказывается вполне определенным, что 84% опрошенных граждан считают, что лекарственные препараты крайне необходимы для борьбы с различными заболеваниями. Этот опрос был произведен в апреле 1988 г. среди отобранных 100 человек, представляющих французское население, в возрасте от 18 лет и старше. 78,5% опрошенных считают, что лекарства можно употреблять без каких-либо опасений, если при этом им объяснили, что лекарства не опасны для здоровья, так как они не содержат химических субстанций. А 30% признают, что они не очень-то и полезны.
Эти ответы настолько же парадоксальны, насколько и противоречивы, что лишний раз подчеркивает особенность современного французского менталитета. Объяснение этому может быть следующим.
Получая постоянную помощь в порядке социального обеспечения, французы наряду с тем, что считают лекарства не совсем полезными и даже опасными (соответственно 30% и 56%), все же их употребляют, соблюдая предписание врачей. Другие, как они сами это утверждают, вообще не употребляют никаких лекарств или, получая их от лечащего врача, бросают их в мусорный ящик. Подобное поведение наносит ощутимый ущерб Службе социального обеспечения, а точнее, всем членам общества, которые вносят свои взносы в этот орган.
Французы ввиду отсутствия у них соответствующей информации и чувства солидарности, разоряют Службу социального обеспечения и наносят ущерб тем активам, которые уплачиваются в виде обязательных взносов. 84% опрошенных, считающих медикаменты важным средством борьбы с заболеваниями, и 78,5% употребляющих их по предписанию врачей, не отдавая себе в этом никакого отчета, принимают участие в формировании огромных состояний фармакологических лабораторий.

Таким образом, французы нуждаются в первую очередь в революционном преобразовании своего менталитета и во многом другом, что не является предметом обсуждения этой монографии. Однако ввиду отсутствия в обозримом будущем надежды на подобное преобразование французского менталитета можно предвидеть, что Служба социального обеспечения, в конце концов, погрузится во мглу чрезвычайного дефицита и что абсурдная система обязательной национальной солидарности, воплощением которой она является, в скором времени исчезнет.
А пока можно только констатировать растущую мощь фармакологических лабораторий, их сговор с медицинским корпусом, их ощутимый удар по экономике не только частного сектора, особенно по экономике семьи, но и по экономике всей нации в целом.

Самолечение

В 1973 г. общая схема, составленная Джоном Фри (John Fry), была следующей:

Изучение предложенной схемы позволяет сделать следующие выводы:
16% — не испытывают потребности в каком-либо лечении;
21% — посещают врача-аллопата в его кабинете или в госпитале;
63% — занимаются самолечением.
Приведенные данные можно прокомментировать следующим образом: только 20% больных приходят к врачу-аллопату. В этом случае 80% избегают всяких встреч с терапевтом и со специалистами. Если, как известно, 1% приходит на консультацию в госпиталь, то 79% человек даже при появлении симптома болезни отказываются от всякой консультации! Из 79%, которые игнорируют консультации, 16% не обращают никакого внимания на появление симптомов заболевания. Почему?
Можно предположить, что за рассматриваемый период времени эта группа больных была плохо проинформирована с профилактической точки зрения, испытывала чувство страха от посещения врача или боялась признать, что состояние их здоровья потребует лечения, или это было просто-напросто проявлением их личной небрежности.
Почему 63% людей занимаются самолечением? Можно предположить, что болезнь рассматривается ими как безобидная вещь и что средства лечения им хорошо известны.

Поэтому они не беспокоят врача и не затрудняют себя посещением консультационного кабинета. Стоимость посещения врача также неблагоприятно сказывается на появлении желания его посетить. Но не всегда речь идет о стоимости финансовой. Чаще всего пациенту жалко потерянного времени при ожидании в приемной врача, получение больничного листка может повлиять на его авторитет на службе. Речь может также идти о психологической и социальной нагрузке. Врач рассматривается как "высшее существо", обладающее объемом специфических знаний. Перед ним испытываешь смущение и неловкость, а порой и замешательство. То есть складывается ситуация, которая ставит больного в униженное положение.
"Обходиться без врача – это значит утвердиться в положении свободного, независимого и автономного человека", — утверждали М. Рейно и А.Ж. Кудер ("Опыты лечебного искусства", издательство "Синапс", Фризон-Рош, 1987 г.). По сравнению с 60—70 гг. ситуация значительно изменилась. Из 63% человек, практиковавших прежде самолечение, и тех 16%, не затруднявших себя абсолютно никаким лечением, найдутся ли и сейчас те, которые не захотели бы с руками и ногами отдать себя во власть медицинского корпуса? Это именно тот вопрос, который мы вправе теперь задать.
Схема, предложенная Джоном Фри в 1973 г., теперь уже не соответствует действительности. Он не задал себе вопроса о том, почему только 21 % больных шли на консультацию к врачу, он придавал в своем исследовании слишком большое внимание людям, которые занимаются самолечением.
Серьезный современный кризис уже на марше.

Никто в медицинском мире не мог предвидеть, что он трансформируется в катастрофу. С 1970 по 1993 г. медицина, придерживающаяся природных методов лечения, постоянно прогрессировала благодаря хорошо организованной информации населения об этом новом направлении терапевтического воздействия. Число натуропатов и других сторонников "мягкой", альтернативной медицины продолжало увеличиваться в пропорции 1 к 30 или даже к 40.
Учитывая развитие сложившейся ситуации, к концу 1993 г. я предложил следующую схему:

Источник:  в соответствии с ситуацией, сложившейся в 1960—1970 гг.   

Число лиц, не принимающих никакого лечения, уменьшилось с 16 до 10%, так как реклама сделала свое дело. Боязнь врачей-аллопатов, которая, может быть, сохраняется и по сей день, не коснулась врачей "мягкой" медицины. Более того, санитарное состояние населения настолько ухудшилось…, что отныне просто необходимо периодически обращаться за консультацией.
Число тех, кто посетил поликлиники с целью получения консультаций, увеличилось с 1 до 5% в силу того, что население значительно "постарело" и что органы социального обеспечения стали только частично возмещать населению их расходы на лечение. Число клиентов, посещающих частный консультационный кабинет, сократилось с 20 до 18% вследствие растущего чувства нерасположения к аллопатической медицине. Число людей, практикующих самолечение, уменьшилось с 63 до 22%, так как все большее число больных стало посещать натуропата или врача нетрадиционного направления лечения, 45% населения, что составляет самый высокий процент, посещают врачей "мягкой" медицины.
Чтобы быть до конца объективным, необходимо добавить, что 30% врачей-аллопатов, сознавая полный крах направления своего метода лечения, стали приобщаться к практике "мягкой" медицины, но, надо добавить, с весьма переменным успехом.
Опрос, проведенный в апреле 1988 г. ("Ежедневник врача")
Ежедневник врача

Опрашиваемые подбирались по половому признаку, возрасту, профессии, месту в семье (Глава семьи), региону, категории семьи.

Показательный пример — санитарная ситуация в Швейцарии, стране значительного потребления лекарственных препаратов

За 10 лет, с 1982 по 1992 г., стоимость здоровья в Швейцарии возросла до 80%. В течение этого же периода цены на медикаменты увеличились до 25%.

Чтобы точнее оценить приведенные ниже данные, необходимо учитывать значительный рост населения страны. В 1910 г. в Швейцарии насчитывалось 3 753 292 жителя, в 1930 г. — 4 066 400 жителей, в 1990 г. — 6 837 687 жителей. Следовательно, если в 1930 г. умирали 10 человек от болезни X, то сейчас от нее должны были бы умереть 15 человек в том случае, если бы ситуация оставалась неизменной, и меньше 15 человек, если бы ситуация значительно улучшилась.
В 1910 г. 4 349 человек умерли в Швейцарии от рака. В 1990 г. эта цифра составила 16 946 человек.

Это означает, что по отношению к росту населения смертные случаи по причине раковых заболеваний должны были бы достигнуть в 1990 г. примерно 8 600, если бы ситуация оставалась на уровне 1910 г., и менее 8 600 человек, если бы ситуация значительно улучшилась. Таким образом, за более чем 80 лет смертность по причине рака увеличилась в 4 раза, а число населения — удвоилось. И это несмотря на победные песни официальных онкологов!
Таким образом, читатель может сделать вывод, что число большинства заболеваний, в том числе и рака, значительно возросло. Отсюда следует вывод:

употребление лекарственных препаратов (за 10 лет достигло 64,7%) не способствовало сокращению заболеваний и смертных случаев, а наоборот, способствовало их росту.

Невозможно не возразить утверждению о том, что с 1930 г. условия жизни и климат в Швейцарии претерпели какие-либо изменения. Это государство не пострадало от Чернобыльской катастрофы, его жители, как правило, ведут традиционно здоровый образ жизни. В противоположность этому вполне возможно, что питание могло претерпеть значительные изменения и что швейцарцы употребляют продукты, производителями которых является агропромышленный комплекс. Эти продукты загрязнены большим количеством химических субстанций. В этом случае ничто не может помешать прогрессирующему росту числа различных заболеваний и смертных случаев. И в этом случае вина ложится на химическую и фармакологическую индустрию.
Данное исследование было проведено в Швейцарии, но его можно было бы организовать в других странах Западной Европы, если бы располагать данными, позволяющими это сделать. Можно только предположить, что результаты были бы примерно одинаковыми. Поэтому-то большинство руководителей западных государств и не допускают появления подобных статистических сравнительных данных. Следовательно, подобное исследование, к сожалению, просто невозможно.

Последна промяна ( Четвъртък, 16 Февруари 2012 12:23 )