ФАРМАЦЕВТИЧЕСКАЯ И ПРОДОВОЛЬСТВЕННАЯ МАФИЯ-Луи Броуэр -17ч.

Опасное лекарственное средство — производство США

Этот препарат — бромокриптин (парлодел) — продается во Франции и Швейцарии.
В настоящее время в США проходит семь судебных процессов, один из которых удалось выиграть одной американской пациентке. Теперь лаборатория Sandoz должна ей выплатить 2 млн. долларов. В результате приема этого лекарства пациентка оказалась частично парализованной.
Кроме того, FDA уже получил 220 дополнительных жалоб от врачей, пациенты которых превратились в инвалидов.
Среди указанных 220 случаев 13 закончились летальным исходом. Между тем, когда эти события дошли до Швейцарии, Офис контроля над медикаментами этой страны поспешил объявить, что это лекарство не является опасным.
Парлодел (лаборатория Sandoz) между тем известен тем, что он может вызвать инфаркт миокарда и другие тяжелые сердечные заболевания. Еще в 80-х годах этот препарат попал в поле зрения американской компании по защите прав потребителей Health Research Group. Она рекомендовала запретить назначение парлодела, наносящего ущерб здоровью беременных женщин и способствующего прекращению секреции молока у рожениц.
После шести лет сомнений FDA, в конце концов, летом 1994 г. приняла решение о запрещении назначения данного препарата против лактации (выделения молока). Тем не менее, в Швейцарии и Франции это лекарство продолжает назначаться для остановки лактации, при нарушениях менструального цикла, для лечения гипогонадизма (патологическое состояние, обусловленное пониженной секрецией половых гормонов) и болезни Паркинсона. Данный препарат приносит лаборатории Sandoz в США ежегодно прибыль от 12,5 до 25 млн. долларов в год.
Было бы интересно узнать, сколько родителей стали жертвами этого лекарства во Франции со времени его появления в 1979 г. на рынке этой страны и всей Европы. Но этого мы не узнаем никогда, так как пресса и медицинские инстанции умалчивают об инцидентах в Европе, связанных с назначением этого препарата. А тем более о тех, которые произошли в США.

Мафиозная практика отдельных лабораторий

В соответствии с расследованием, проведенным Мишелем Редиа, многонациональное общество Merck, центральное бюро которого находится в штате Нью-Джерси в США, начало заниматься мошеннической деятельностью.

Мошенничество заключалось в организации продаж отдельной продукции французским филиалам в Париже Merck-Sharp и Dohme. Продавался индометацин, который служит основой для производства индоцида 25. Этот последний продукт Merck сбывал своему филиалу по цене, превышающей в 2,5 раза его цену в розничной продаже, а именно, за 785 долларов за килограмм вместо 326 долларов.
Мишель Редиа нам объясняет:
"Суммы, которые клали себе в карман руководители Merck и Со путем простого мошеннического увеличения цены на препараты, составляли каждый год десятки миллионов новых франков".
Когда подобное правонарушение было вскрыто, то оказалось, что вследствие подобного обмана лабораторий в течение 3 лет было присвоено 72 млн. новых франков (7,2 млрд. старых). Эта сумма эквивалентна связке банкнот номиналом в 100 французских франков толщиной в 72 м. Это также эквивалент годовой зарплаты приблизительно 4,3 тыс. рабочих, оплачиваемых по шкале SMIC (минимально допустимый уровень зарплаты), работающих 40 ч. в неделю.

Первое последствие: произошла огромная кража, жертвами которой стали в первую очередь Служба социального обеспечения, социально застрахованные личности и больные. Цена препарата в розничной торговле в 8 раз превысила цену основного продукта. Каждое повышение цены на 1 франк от стоимости основного продукта соответствует повышению стоимости самого препарата до 8 франков. Иначе говоря, прикарманенные 72 млн. Merck и Со стоили Службе социального обеспечения, застрахованному по социальной программе населению, которое употребляет лекарство индоцид 25, совершенного пустяка:
72 х 8 = 576 млн. новых франков в течение 3 лет.
Второе последствие: жертвами второй кражи, которая по размерам не такая уж и большая, стали налогоплательщики.
Чем больше французский филиал Merck и Со расходовал на покупку исходного (основного) материала для приготовления препарата и нес соответствующие расходы, прямо пропорциональные стоимости этого материала, тем больше его задекларированный доход уменьшался.
Конечно, речь идет, разумеется, об искусственном уменьшении. Налог, будучи пропорциональным доходу, также оказался сокращенным. Господин М.Фуркад предвидел подобный ход событий: он увеличивал налоги остальных налогоплательщиков и особенно тех, кто имел заработки.
К сказанному следует добавить, что не только французский филиал Merck и Со не платит налогов: сама головная компания заботится о том, чтобы оплачивать свои счета в "налоговом раю" (разумеется, для особо больших предприятий), в частности, на Бермудах.
В 1971 г. службы министерства финансов наложили вето на подобную торговлю. В соответствии с Таможенным уставом, подобный вид мошенничества должен повлечь судебную ответственность и наложение штрафа, равного трем стоимостям товара, который пересек таможенный контроль мошенническим путем.

Однако компания Merck и Со никогда не преследовалась. Она должна была только заплатить штраф. Из украденных 72 млн. Минфин установил штраф в 40 млн. Таким образом, он сделал компании подарок, равный 32 млн. То есть то, что называется покрытием неустойки. Что особенно плохо: компания Merck и Со не только не подверглась санкциям, а была даже вознаграждена. Более того, она получила возможность безнаказанно продолжать свой бизнес (торговлю).

Чтобы продолжать и дальше свою деятельность, она перевезла некоторое свое оборудование из Дижона в Клермон-Ферран, то есть в тот район, где находится один из ее филиалов в Хибрете. И в то же время она продолжала рэкетировать Службу социального обеспечения, социально застрахованных лиц, больных и налогоплательщиков. И все это делалось с благословения государственных властей.
Фирма Patrex продавала цианокобаламин (витамин В12) двум парижским лабораториям — Bouchara и Anphar-Rolland, изготавливавшим соответственно Новобедуз 1000 и Гидроксо 5000. Эта фирма покупала базовый продукт у Roussel-Uclaf, также расположенный в парижском регионе, но после этого данный продукт направлялся в Анвер, Женеву, Гамбург и Монако.

На каждом этапе цена увеличивалась, но продукт при этом не изменял своих качеств. Закупочная цена была, таким образом, увеличена в 3—4 раза. Почему выполнение подобного цикла было необходимым?
Переходя от Парижа к Анверу, цена продукта, купленного, к примеру, за 100 франков, увеличивалась до 120 франков, от Анвера к Женеве — до 300 франков, от Женевы к Гамбургу — от 300 до 320 франков, от Гамбурга к Монако она уже составляла 340 франков. Цена продукта, равная в Париже 100 франкам, после подобного путешествия возрастала до 340 франков. Из Монако в Париж лекарство уже возвращалось по цене в 340 франков. Следовательно, Patrex покупал этот продукт в 3 или 4 раза дороже, хотя он мог приобретать его напрямую в Париже у Roussel-Uclaf. Самая высокая цена лекарства увеличивалась до 2,5 раза. Таким образом, речь шла о замаскированной операции с целью оставить капитал в той стране, в которой капиталисты защищены банковским секретом.
Кроме того, осуществляя подобное движение и каждый раз возрастая в цене, препарат компании позволял предприятиям, связанным между собой, изымать из полученной прибыли определенную сумму денег, и в то же время не делать ничего другого, кроме регистрации совершенно бесполезного движения данного продукта.
И, наконец, чем больше Patrex платила за дорогой товар, тем больше ее доход сокращался, а, следовательно, уменьшался и налог.
Конечно, не следует думать, что подобная практика касается только одного предприятия и одного препарата. Подобные операции многочисленны, а государства закрывают на это глаза, защищая интересы лабораторий.

Стратегия маркетинга лабораторий Wellcome

В журнале "СПИД" можно было прочесть статью "Все идет хорошо".
Отказываясь признавать соответствие результатов исследования по протоколу Конкорд, отчетливо подтвердившему, что AZT не оказывает никакого действия на серопозитивных больных во время монотерапии ("СПИД", "Все идет хорошо", №14, 1993 г.), руководители Wellcome уже предвкушали решение других стратегических задач, решаемых его персоналом по маркетингу.
Но какую оценку можно дать менеджерам этой лаборатории, давно выкупленной компанией Glaxo, если узнаешь, что в 1996 г. они предложили поставить AZT в Африку. Некоторые подумали, что речь идет об очередной гуманитарной акции. Но это был не тот случай.

В 1996 г. на Западе, к сожалению, пришли к выводу, что AZT в двойной терапии, а также при монотерапии показал плохие результаты. И только при тройной терапии в сочетании с профилактическими мерами был заметен значительный результат. Таким образом, в качестве резюме можно сказать, что AZT направляют в Африку под видом гуманитарной помощи потому, что на Западе рынок этого лекарства был исчерпан, и что не позже, чем уже завтра Африка будет пользоваться тройной.
Как же можно легально позволить подобную стратегию маркетинга?

Что можно сказать о деле № 1592U89? Это ингибитор (средство, задерживающее деление раковых клеток), вокруг которого возникло столько шума: он должен был быть эффективнее AZT, DDI, DDC и даже Д4Т и ЗТС и не иметь побочных явлений. Но, несмотря на открытое давление со стороны американских ассоциаций, а теперь и французских, Glaxo-Wellcome утверждала, что результаты, полученные вследствие применения этого лекарства, являются слишком ненадежными, а его успехи преждевременными, чтобы уже сейчас назначать его пациентам...
После подобного утверждения даже Wall Street Journal был шокирован подобной позицией!
Некоторые полагают, что, чем больше препарат ЗТС будет давать примеров положительных результатов при терапии больных, в том числе совместно с препаратом Д4Т и индинавиром (indinavir), тем меньше надежды на то, что Glaxo-Wellcome продолжит проведение маркетинга относительно 1592U89...
Другая довольно скандальная гипотеза заключается в том, что именно эта фирма руководила распространением слухов вокруг этого лекарства, лечебные показатели которого не были настолько наглядными. А поступала она так с целью привлечения внимания в первую очередь пациентов, ассоциации больных и правительственных чиновников.

Чего стоит Службе социального обеспечения вакцина против гепатита В

(отрывок из французского журнала "Positifs")
Расходы на вакцинацию против гепатита В во Франции ежегодно достигали от 1,1 до 1,2% общего бюджета Службы социального обеспечения!!!
В течение трех лет подобная вакцинация сопровождалась массовой пропагандистской кампанией, что становилось объектом критики со стороны СМИ.
Теперь все больше и больше лиц высказываются за то, что во Франции не нужно было организовывать систематические прививки (более 18 млн. человек подлежало вакцинации!) и нужно было заранее разобраться в том, действительно ли она настолько безвредна для организма. Подобные расходы, которые несла Служба социального обеспечения, оказывались "счастьем" для фармацевтических лабораторий (Smith Kline Beecham, а также Pasteur Merieux).
И что можно об этом подумать, если узнаешь, что якобы с целью уменьшения нынешнего финансового дефицита Службы социального обеспечения наше правительство приняло решение об увеличении взноса в Службу социального обеспечения каждым уплачивающим этот взнос (а точнее сказать, каждым французом)?
Разве это решение было правильным по отношению к уменьшению покупательной способности, которая затрагивает все большее и большее число жителей Франции?

Так правильным ли было это решение? На этот последний вопрос вы можете теперь ответить "нет" без большого риска ошибиться, если посчитаете, какую сумму составляет 1,1 и 1,2% бюджета Службы социального обеспечения... они составляют около 15 млрд. французских франков!
И последний вопрос, который следует задать: почему правительство и его технические советники не пришли к одинаковому решению?
Можно выдвинуть несколько гипотез. И одна из них является наиболее правдоподобной и при этом может послужить ответом на поставленные вопросы: фармацевтическая индустрия хорошо научилась проводить маркетинг (или по-простому – расставлять приманки), убеждать медицинских работников, отдельные СМИ, а также некоторых политических деятелей.
Разве можно не поддержать инициативу какой-либо транснациональной компании, если она принимает полезное для коммуны решение:
—    о размещении в вашей коммуне производственного предприятия;
—    о создании нескольких тысяч рабочих мест;
—    бесплатно предлагая несколько тысяч доз вакцины, которую вы можете распределить во время вашей персональной избирательной кампании (или во время кампании всеобщей вакцинации) среди уже ваших или... потенциальных избирателей?

Сомнительная практика Monsanto — агрохимического и продовольственного предприятия

Но не только фармацевтические лаборатории посвящают свою деятельность мафиозной практике. Приведу яркий пример.
Новая фирма берет на себя обязательства "выпускать самое лучшее питание, укреплять здоровье всего населения, решать экологические проблемы, оздоровить всю планету. Вот наша программа на пороге нового столетия".
Нам больно выслушивать такие речи, но можно сказать утвердительно, что это предприятие будет, наверняка, развиваться быстрее, чем все остальные. Так будет не только в вашей коммуне, а и на всей планете в целом.
История началась совершенно банально: гербицид "Roundup" на базе глифосата считается наиболее конкурентноспособным и продаваемым во всем мире. В 1996 г. его продажа принесла доход группе Monsanto в 1,5 млрд. долларов. Однако срок патента на данный препарат заканчивается к концу 2000 г.
Однако фирма не дремлет. Десять лет назад была разработана гениальная идея: создать такие генетически измененные растения, которые могли бы противостоять глифосату. В этом случае можно будет спокойно выращивать растения группы "Roundup Ready" с помощью классического Roundup, нисколько не беспокоясь за их состояние. Тогда как остальные растения, которые не были трансгенетированы, погибнут. В этом случае фермеры кинутся скупать только семена "Roundup Ready", отказавшись от использования других семян.
Новые международные правила обеспечивают Monsanto эксклюзивные права на производство трансгенетических сортов. 60% всего агропромышленного комплекса этой фирмы приходится на сою.

Это колоссальный рынок.Monsanto уже вложила 2 млн. долларов в производство семян и в деятельность предприятий, специализирующихся на новых биотехнологиях. Так, эта группа уже контролирует 35% производства трансгенетической кукурузы в США, руководит деятельностью предприятий, специализирующихся на трансгенетическом томате Favi Saor и продолжает проводить эксперименты по выведению новых разновидностей риса, картофеля, сахарной свеклы, рапса и трансгенетического хлопка.
Фирма во весь голос заявляет, что через несколько лет все основные культуры, выращиваемые на планете, должны быть генетически изменены.
Это было бы невозможно осуществить, если бы юридическая сфера не была настолько сильно подвержена манипуляциям. И действительно это так.
Интересы Monsanto лоббируются крупнейшей коммерческой компанией Europabio, которая оказывает на Европейский парламент очень сильное влияние. Поэтому, несмотря на массовые выступления сторонников и членов европейских ассоциаций потребителей, Europabio принудило парламентариев в июле этого года разрешить предприятиям получать лицензии на выращивание растений и животных, подвергшихся генетической модификации.

Затем, в сентябре этого же года, Европейская комиссия издала постановление, в котором она обязывает Австрию, Италию и Люксембург отменить внутренние законы, запрещающие импорт в эти страны трансгенетической кукурузы. FDA (США) в своем нынешнем составе имеет исследователей и юристов Monsanto, которые намерены выдвинуть, как утверждает Сэнт Луи Пост, одного из лучших директоров Группы на пост верховного комиссара. Вследствие этого на рынок могут поступить сомнительные по своим качествам продукты. Речь идет об аспартаме, заменителе сахара, а также о гормоне роста, в виде инъекций предназначенного для скота.
Чтобы достичь своего, Monsanto нагло прибегает ко лжи. В публикациях, рекламирующих Roundup, утверждалось, что этот продукт безвреден для окружающей среды. А для того чтобы были сделаны поправки (объяснения) к этой лживой рекламе, потребовалось вмешательство министра юстиции США.
Monsanto осуществляет контроль над деятельностью ОМСТ (Международной организации торговли). Гормон роста для скота, упоминавшийся ранее, стал предметом ускоренных клинических испытаний. По мнению "Scientific American", этот гормон роста способствует увеличению до 20% инфицированных клеток сосков коровы. ЕС, руководствуясь подобными сообщениями, запретил ввоз мяса и молока, поступающего от скота, выращенного на гормонах Monsanto. В августе того же года ОМСТ потребовала от ЕС отменить постановление о запрете импорта такого мяса и молока. Более того, лобби Europabio и крупных предприятий, специализирующихся на биотехнологиях, совместно с Monsanto продолжают давление на ОМСТ с тем, чтобы запретить указывать на продуктах их трансгенетическое происхождение.
Отныне те страны, в которых потребителей проинформируют о том, что они употребляют в пищу, будут подвергаться санкциям!!!

Таким образом, маленькая горсточка предприятий с молниеносной быстротой начинает осуществлять контроль над питанием всего человечества. Принимая во внимание тот факт, что эти корпорации уже держат под контролем органы власти, осуществляя свою крупномасштабную стратегию, нефтяная индустрия, по сравнению с ними, скоро будет оцениваться в качестве обычного местного обывателя. Подобное лобби уже в настоящее время берет на себя всю полноту власти, которая позволяет ей изменять:
—    законодательство государств;
—    свободу выбора потребителей.
И, наконец, как стало известно, Monsanto только что сделала заказ крупному рекламному агентству на проведение среди населения широкой "разъяснительной" работы (наподобие обработки мозгов). Остерегайтесь пения сирен!
Взято из "Гардиана" (Лондон) и "Международного курьера", № 362.

Генетические манипуляции с соей

Фирма Monsanto с целью создания благоприятных условий для оптовой продажи гербицидов "Roundup" в больших количествах проводит испытания по выращиванию генетически измененной сои. Подобные действия фирмы можно понимать только так, а не иначе. Если подходить нормально к данной проблеме, то американские аграрии (да и не только они) могли бы продолжать выращивать сою естественным путем, без применения гербицидов. В этом-то и усматривается коварство такого многонационального химического предприятия, как Монсанто.
Соя является основным продуктом питания с большим энергетическим потенциалом и высоким содержанием основных минералов. Она способствует клеточному равновесию: это предельно наполненный продукт.
Но что можно сказать о генетически измененной сое?
Совсем недавно организации экологов и защитников потребителей положили начало кампании по запрещению поступления на потребительский рынок продуктов питания, подвергшихся генетическим изменениям. Среди этого списка продуктов была и соя.
Американская химическая группа Monsanto проводит манипуляции на миллионах тонн этого продукта, который она собирается экспортировать в Европу без формального уведомления, смешав этот промышленный продукт с нормальной соей. Из-за подобного смешения потребитель будет не в состоянии узнать, чем же он питается.
Соя входит в состав многих продуктов питания: от напитка Sojadrink до большого количества вегетарианских продуктов, которые продаются в диетических магазинах.
Кроме этого, она входит в состав многих блюд, в маргарин, шоколад, пирожные, мороженое, пиво, майонез и ряд других продуктов.
Учитывая то, что соя содержит много протеинов, ее добавляют во многие продукты питания, чтобы придать им тонизирующий характер и энергетическую ценность.


К таким продуктам относятся: Овомалтин, Несквик, бисквиты Фестиваль, Нутелла, бисквиты Камбли, шоколад Тоблерон, хрустящий хлеб Роллан, торт Трэтер, майонез Томи, лактоплюс для младенцев, пирожные Мерси, конфеты Смарти, Марс, Спортминт и жевательная резинка Трайдент.
И вполне очевидно, что наши производители, если они будут покупать сою от Monsanto, получат некую смесь, двойственный продукт, неопределенная часть которого генетически изменена и не может гарантировать каких-либо целебных свойств.
Восемь организаций, одной из которых является Фонд в защиту потребителей, исходя из собственных наблюдений, направили петицию в Швейцарию с протестом против манипуляций с соей. Поскольку новый продукт Monsanto оказался весьма стойким к гербициду Roundup, использующемуся для выращивания культурных пород сои, это доказывало, что соя Monsanto является, в чем уже нет никакого сомнения, не биологическим, а искусственным продуктом! Кроме того, соя Monsanto содержит в своем составе ген почвенной бактерии, который люди не употребляют в пищу. По мнению американских санитарных властей, аллергический потенциал этих новых протеинов непредсказуем и вызывает большие сомнения. И что совсем ясно: на данный момент речь идет только о вероятных (предположительных) аллергических реакциях. А что касается опасности возможных более серьезных заболеваний, которые, как правило, возникают в результате ненатурального питания, то сейчас никто не осмелится сказать что-либо по этому поводу. Но одновременно никто не станет отрицать, что наше здоровье в очередной раз подвергается опасности из-за интересов мощных индустриальных компаний.
SAG (Швейцарская рабочая группа генной технологии), которая борется против генетических манипуляций, сильно обеспокоена драматическим уменьшением естественных видов сельскохозяйственной продукции. При этом она ссылается на доклад FAO (Международной организации по продовольствию и сельскому хозяйству): в 151 исследованном государстве ценные природные ресурсы очень быстро исчезают вследствие генетических воздействий на растения. К примеру, выведение новых видов высокорентабельных сортов зерновых вызвало за 20 лет (1949—1969) в Китае исчезновение 9 тыс. сортов зерновых. Учитывая то, что 50% мирового запаса продовольствия составляют рис, кукуруза и зерно (хлебные культуры), то только этим фондом можно решить проблему с голодом. Однако на первом плане всегда стоят интересы агропромышленных собственников.
Издавна соя была определена как продукт питания будущего, так как она способна заменить протеины мясных продуктов, не нанося при этом никакого вреда млекопитающим. С ее помощью можно бороться против воздействия холестерина. Но при логическом подходе ясно, что речь должна идти о натуральном и биологическом виде сои, а не о каких-то манипулированных смесях. Говоря о натуральной сое, мы имеем в виду и борьбу с гипертензией, против которой соя является наиболее оптимальным продуктом. Речь идет также и о молоке из сои, которое не содержит патогенных возбудителей, масле, соевой муке и обо всех производных этого оригинального растения, пришедшего к нам из Азии (в Европе стала известна с 1739 г., когда ее начали выращивать во Франции)

Соя— это источник здоровья. "Мясо" из зерен сои можно готовить самыми различными способами. Главное его преимущество состоит в том, что соевое "мясо" никогда не будет загрязнено антибиотиками и синтетическими гормонами мяса животного происхождения, которое мы обычно употребляем.
Известно примерно 3500 разновидностей сои (Glycine hispida), которую можно узнать по чудесным цветкам в форме орхидеи.
Приведем состав компонентов, содержащихся в 100 г соевого "мяса" (по А.В.Данцеру):
—    протеинов — 54 г;
—    жиров — 0,9 г;
—    гидрата углерода — 31,5 г;
—    минералов — 6 г;
—    волокон — 1,6 г;
—    воды — 6 г;
—    витамины: В1, В2, никотинамид, В5,В12, фолиевая кислота, пантотеновая кислота;
—    минеральные соли: кальций, фосфор, калий, магний, натрий, железо, марганец, цинк, медь.
И вот такой дар природы отравляется генетическими манипуляциями! Существует лишь один способ избежать подобных манипуляций: Федеральный Совет должен запретить подобный импорт в Швейцарию. Если это станет возможным, то мы будем удовлетворены и, как прежде, станем относиться к сое как к основному продукту питания.

Мясо с гормонами

США, Австралия, Канада, Аргентина, Новая Зеландия могут выращивать свой скот и экспортировать мясо на наши рынки, откармливая при этом скот гормонами. То, что использование гормонов запрещено в пределах ЕС, нам известно. Подобный запрет появился тогда, когда в результате научных исследований выявилась их опасность. Но что нашему читателю, может быть, не известно, так это то, что французские ветеринары подпольно продают фермерам гормоны, делая на этом значительный бизнес. Эти гормоны изготавливаются в Германии. Все об этом знают, но никаких расследований при этом не проводится. Существует целая сеть по изготовлению и распространению гормонов различными лабораториями.
В Швейцарии трупы животных и плацента рожениц используются для промышленного изготовления корма для животных.
Хорошо известно, что в Швейцарии не обращали особого внимания на происхождение капиталов, осевших в ее банках. В них отмываются деньги, заработанные на наркотиках. Ценности евреев, изъятые у них нацистами, и вклады, сделанные самими евреями во время второй мировой войны, до сих пор находятся в этих банках. Но желание вложить туда же деньги, заработанные любой ценой, настолько огромно, что переходит все границы даже в госпиталях, где продается человеческая плацента.

Эта новость была также подтверждена пресс-атташе завода TMF из Бай-зенхайда, который специализируется на изготовлении муки для животных из отходов скотобоен. Она используется для приготовления исходных компонентов фуража ценных пород скота: "Да, мы получаем, в том числе, и трупы животных от ветеринарных клиник! Большинство из них уже старые, двух-четырех дней давности. Никто не знает, от чего умерли эти животные и какими медикаментами их пичкали!"
Честные ветеринары ничего не знали о подобной отвратительной коммерции; они полагали, что трупы собак, кошек и других погибших в их кабинетах животных сжигались.
На завод в Байзенхайде каждый год поступает 720 т трупов собак, которые перерабатываются на муку вместе с трупами кошек, других животных, в том числе и с отходами скотобоен.
Переработка осуществляется при температуре 133ОС, но совершенно очевидно, что определенная часть болезнетворных возбудителей и вредных субстанций может сохраниться при такой высокой температуре. Мука, из которой впоследствии изготавливается корм (фураж) для кур и свиней, остается зараженной химическими субстанциями, медикаментами ветеринарного назначения и большим количеством болезнетворных возбудителей. И все это поступает на наш стол с мясом свиней и кур!
При таком подходе ни один человек не сможет возразить против того, что для производства муки вместе с остальными трупами используют останки тех животных, на которых проводились эксперименты по испытанию новых опасных лекарств. Подобное утверждение очень тяжело доказать, учитывая, в какой секретности проводятся испытания на животных в фармацевтических лабораториях, однако сомнение является более чем закономерным.
Одновременно стало известно, что два госпиталя в Цюрихе отправляли в Байзенхайд на протяжении 20 лет человеческие плаценты для изготовления фуража, предназначенного для кур и свиней. Плаценты, изъятые после родов, добавлялись к животным отбросам в нарушение международных директив, которые предусматривают уничтожение человеческих остатков путем кремации.
После подтверждения подобного факта все ранее подозреваемые в данном нарушении были объявлены невиновными; в этом был обвинен водитель автомобиля, которому было поручено транспортировать трупы животных! "Вот так всегда, крайний всегда найдется", — заявил шофер. Но кто в таком случае отдал ему распоряжение о загрузке в грузовик плаценты вместе с трупами животных?
Кроме того, следует отметить, что плацента является ценным материалом для биомедицинских исследований с использованием методов замещения. В подобных исследованиях используются, в том числе, органы и ткани, поступившие из операционных залов. Но порой вопреки законодательству они используются для приготовления фуража.
В течение 20 лет человеческая плацента служила добавкой в корм курам и свиньям, войдя, таким образом, в продовольственную сеть, поступая на наш стол, и превращая нас без нашего ведома в людоедов.

Пестициды — причина рака у фермеров

Риск умереть от рака мозга у аграрников на 25% выше, чем у остальной части населения, из-за того, что им приходится постоянно соприкасаться с пестицидами.
Подобный уровень смертности был объяснен профессором Жан-Франсуа Вайль (медицинский факультет в Безансоне), возглавившим исследовательскую группу, результаты которой были опубликованы в американском медицинском журнале "Archives of Environmental Health".
Во время исследования были проведены сравнения статистических данных смертных случаев от рака головного мозга, происшедших в 1984—1986 гг. (252 смерти за три года) среди 837 413 работников сельхозсектора, а также зарегистрированных случаев (201) среди остальной части французского населения.
Профессор Вайль приступил к оценке степени воздействия пестицидов на здоровье местных работников. По его мнению, "пестициды, используемые при обработке виноградников, являются потенциальной причиной части смертных случаев в результате рака головного мозга у фермеров". Команда профессора установила высокую смертность французских фермеров, вызванную другими раковыми заболеваниями:
— рак мочевого пузыря, лейкоз и множественные миеломы (болезнь Калера), причиной которых являются также пестициды, используемые при сельхозработах.
"Подобное исследование показало, что фермеры подвержены довольно часто раку мочевого пузыря, заболеванию, которое не имеет никакой связи с курением", — утверждал врач.
Франция, наряду с Испанией, является европейским государством, в котором разрешено использование пестицидов в большом количестве.

Тератогенный эффект фунгицидов

Во Флориде (США) родился ребенок без обоих глаз, и трибунал Майами вынес постановление компании DuPont, одному из крупных американских производителей пестицидов, о возмещении ущерба в 4 млн. долларов семье ребенка. Мать этого ребенка, которому сейчас 6 лет, будучи на 6-м месяце беременности, уехала в деревню и случайно была облита фунгицидом бенлат, который распылял трактор на поле томатов. Это и вызвало порок развития плода, как утверждают медицинские документы, представленные в трибунал.
Судебное постановление трибунала Майами имеет большое значение потому, что впервые в истории тератогенные действия пестицидов, а точнее говоря тот вред, который они могут оказать на развитие зародыша (эмбриона), переходя плацентарный барьер, были признаны правосудием. Кроме того, это осуждение действий компании создало важный прецедент в рамках международного права: и действительно, в Англии несколько семей готовят в данный момент жалобы для представления их в трибунал против DuPont. Препарат бенлат нанес ущерб здоровью также и их детей.

Казалось, весь мир не замечает того, что помидоры, ставшие тератогенными в результате опрыскивания бенлатом, в конце концов, попадают на стол потребителей. Таким же образом десятки тысяч тонн других томатов и остальной сельскохозяйственной продукции, орошенной пестицидами, стали вредными. Вред, нанесенный фитосанитарными продуктами, такой же серьезный, как и ущерб здоровью населения, наносимый медикаментами и вакцинами. Прежде всего, речь идет о тех химических канцерогенных продуктах, которые проникают в почву и растения, отравляя продукты земли.
Среди свежих источников, подтверждающих эту тревожную ситуацию, назовем конгресс по раковым заболеваниям, проходивший в Лугано в июне этого года. Согласно трем международным клиническим исследованиям, представленным на этот конгресс, увеличение случаев лимфогранулематоза связано с использованием химических пестицидов в сельском хозяйстве. За последние 20 лет в западных странах количество случаев опухоли лимфатических желез удвоилось. По словам английского фермера, придерживающегося биологических методов, Марка Пурдея, в стойлах используется средство для борьбы против мухи дассель, которая кусает скот. Появлению этой мухи способствовало распространение на полях пестицида EBS. Это пестицид типа ОФ (фосфор¬органические яды с сильной концентрацией, содержат такие субстанции, как диазинон, пиринифос-метил и циперметрин). Согласно английскому законодательству, применение данного типа пестицидов в сельском хозяйстве было обязательным, хотя некоторые из этих препаратов были поспешно изъяты из рынка Объединенного королевства в период 1989—1991 гг.
Целая серия пестицидов, содержащих две из этих субстанций, имеет разрешение на применение в Швейцарии, согласно официальному перечню от
1995 г. "Препараты для обработки растений", перечню, который был опубликован компетентными федеральными властями. Речь идет о семи препаратах, содержащих циперметрин, и 17 препаратах, содержащих диазинон. Имеется также препарат, в состав которого входят две вышеназванные субстанции.
Даже если считать, что судебное постановление трибунала Майами является первым, осудившим тератогенные действия пестицидов, однако об этой опасности фитосанитарных препаратов (фунгицидов, инсектицидов, гербицидов, бактерицидов и т.д.) известно уже давно и особенно о таких их зловещих свойствах, как канцерогенность и мутагенность (то есть воздействия на хромосомы с изменением генетического аппарата). Хорошо известны и такие их свойства, которые вызывают бесплодие. Таким образом, ущерб, наносимый ими, безмерен как для здоровья людей и экологии, так и для зоологического наследия.

С давних времен культурные угодья заражены продолжительным воздействием на них химическими субстанциями, которые они поглощают, а потому требуют оздоровительных мер. Воды также страдают от их воздействия.
Что касается ценных пород скота, то случаи уродства их плодов встречаются довольно часто: это характерно как для коров, так и для других видов животных.

Так называемые монстры-двойники (животные с двумя головами и шестью лапами или объединенные несколькими органами) встречаются очень часто:
это есть проявление органопатии, которая по своим проявлениям не уступает ятрогенным заболеваниям, вызванным чрезмерным употреблением медикаментов.
По сообщению "Периодики ассоциации гигиенистов-натуропатов"
(1996 г.), в деревнях провинции Тревиз в течение 4 лет родились один теленок с семью ногами, один — с двумя головами и семью ногами и один — с двумя головами. Коровы этих телят паслись на пастбищах, орошенных химическими субстанциями пестицидов. Но приведено только несколько случаев, большинство из них держатся в тайне.
В прежние времена, когда в почву вносились органические субстанции, то и продукты были здоровыми. Вследствие массового химического воздействия сельское хозяйство было убито: на отравленных площадях выращиваются продукты питания, способные причинить непоправимый вред. Аграрная продукция возросла количественно, но ухудшилось ее качество. В дополнение к этому можно добавить очень опасные кислотные дожди, являющиеся следствием промышленных свалок.