ГИНЕКОЛОГИЯ БЫЛА ВЫДЕЛЕНА КАК СПЕЦИАЛЬНОСТЬ РАДИ ОТМЩЕНИЯ ЖЕНЩИНАМ И КОНТРОЛЯ НАД НИМИ - Роберт С. Мендельсон

Глава 4

НУ-НУ, МИЛОЧКА, ПЕРЕСТАНЬ НАПРЯГАТЬ СВОЮ ХОРОШЕНЬКУЮ ГОЛОВКУ

Десять лет назад, когда я был ответственным за учебную программу в крупной больнице, одна студентка пожаловалась мне на предвзятое отношение одного из врачей. По ее словам, он плохо к ней относился только потому, что она была женщиной.

Он так и сказал ей: женщины не должны занимать чужое место на медицинском факультете. Он утверждал, что рано или поздно все они бросят работу, чтобы рожать и заниматься детьми, и все их образование пропадет даром.

Я спросил студентку, что, по ее мнению, я должен сделать с этим врачом за его женоненавистничество, ожидая, что она предложит мне заставить его извиниться и изменить свое поведение. Но она, к моему удивлению, стала пылко настаивать на его увольнении.

Поначалу мне показалось, что это слишком сурово, но по размышлении я решил, что просьба девушки была разумной или, по крайней мере, не лишенной справедливости. Я сообщил этому врачу, что собираюсь освободить его от служебных обязанностей. Однако он не счел это разумным. Он счел это столь неразумным, что пожаловался заведующему отделением, который тоже не пришел в восторг от моей позиции.

Он уволил меня!
Возможно, такая реакция не должна была меня удивлять, потому что отношение, продемонстрированное обоими мужчинами, пронизывает все аспекты Современной Медицины. А почему бы и нет? У нас нет причин полагать, что врачи окажутся менее шовинистически настроены по сравнению с остальными мужчинами. У врачей есть веские основания быть даже большими шовинистами. Женщины подвергаются дискриминации на медицинских факультетах, в больницах и других сферах медицинской деятельности; они также подвергаются дискриминации и жестокому обращению в качестве пациенток. Женщин ущемляют в бизнесе, в промышленности, в правительстве, в образовании и даже в религии. Это отношение предосудительно, где бы вы с ним ни столкнулись, но наиболее вопиющие его проявления встречаются в медицинской практике.
Шовинизм руководителя корпорации может стать для женщины причиной потери рабочего места, неповышения в зарплате или в должности и, возможно, душевных страданий из-за того, как к ней относятся на работе. Но шовинизм врача или хирурга может обречь эту же самую женщину на пожизненную зависимость от лекарств или стоить жизни или здоровья ее ребенку, не говоря уже о потере ее грудей, матки, яичников и даже ее собственной жизни.

Я помню времена, когда медсестрам предписывалось ходить рядом с врачом — слева от него и слегка позади — и следовать с ним с этажа на этаж во время обхода. В наши дни медсестру разыскать труднее, чем врача, поэтому такой публичный сексизм* в поведении исчез.
*Сексизм — дискриминация по половому признаку. — Прим. ред.

Но само это отношение не исчезло, оно стало негласным. Врачи и сейчас считают медсестер служанками, которые нужны, чтобы убирать за ними, и продолжают возмущаться, когда женщины претендуют на более высокие посты в медицине.

К женщинам теперь относятся как к хорошим техникам, но не воспринимайте это как свидетельство того, что медицинские шовинисты начали смягчать свое отношение. Напротив, женщинам позволили выполнять работу, которая является опасной, которую мужчины выполнять не хотят и старательно ее избегают. Вы, возможно, заметили, что врачи-мужчины назначают рентгеновские обследования, мужчины-радиологи расшифровывают рентгенограммы, но и те, и другие заботливо держат безопасную Дистанцию от рентгеновского кабинета. Рентгенотехниками почти всегда оказываются женщины, подвергающиеся опасностям радиации, исходящей от адских машин.

Еще один источник риска в каждой больнице — это операционная. Исследования показали, что женщины-анестезиологи, которые постоянно вдыхают газы, используемые при операциях, в 50 раз больше других женщин склонны к заболеванию раком молочных желез. У них также чаще происходят выкидыши. А их дети в 60 раз больше других склонны к раковым заболеваниям и в 4 раза — к врожденным порокам. Эти газы также оказываю! вредное влияние на мужчин. Но кто дольше всех вдыхает их. Не хирурги и анестезиологи-мужчины, которые входят в операционную за минуту до операции и спешат покинуть ее сразу по окончании.
Женщины-медсестры и женщины-анестезиологи приходят туда раньше всех и остаются там после операции, чтобы привести все в порядок.
Женщинам предоставляется такая же сомнительная карьерная возможность и в другой области высокого риска — в работе с аппаратом «искусственная почка». Случаи заболевания гепатитом среди женщин-техников, занимающихся почечным диализом, столь часты, что некоторые больницы отказались от этой аппаратуры. Но заметьте: там, где она еще используется, гепатитом заболевает не мужчина-врач, назначивший диализ, а женщина-техник, которая работает на этой аппаратуре и контактирует с кровью!

Что и говорить об исторически сложившейся дискриминации женщин при поступлении на медицинский факультет. До последнего времени в Соединенных Штатах число женщин, поступающих в медицинские учебные заведения, составляло 10 процентов от общего числа абитуриентов. В 1979-1980 годах среди поступивших было почти 28 процентов женщин, но не думайте, что Современная Медицина изменила свою точку зрения. Это просто еще один пример того, как алчность взяла верх над предубеждением. Перед Современной Медициной встал выбор, который ей пришлось сделать: принимать больше женщин или распрощаться с федеральными субсидиями!

Несмотря на рост количества женщин, поступающих на медицинские факультеты, при получении медицинской лицензии только один из десяти врачей оказывается женщиной. Менее 5 процентов из них были приняты в ординатуру по хирургии, которая является наиболее престижной специальностью и приносит наибольший доход.
Средняя зарплата среднестатистической женщины-врача составляет около 40 тысяч долларов в год, в то время как врачи-мужчины зарабатывают более 67 тысяч.

В вопросе дискриминации женщин я хочу подчеркнуть не столько то, что к женщинам-медикам несправедливо относятся на работе, хотя это действительно так. Еще важнее, что врачи-мужчины, допускающие половую дискриминацию в своей среде, также направляют ее на женщин, доверяющих им заботу о своем здоровье.

Половая дискриминация в медицине в сравнении с другими сферами деятельности стала наиболее жестокой по некоторым глубоким историческим причинам. Еще во времена Гиппократа, в У-1У веках до нашей эры, врачи верили, что репродуктивная система женщины является источником истерии и даже безумия. В течение более чем двух тысяч лет, когда женщина отступала от образца смирения и покорности, в этом обвинялись ее матка и яичники. Фактически, термин «гистерэктомия» происходит от древнегреческого ку$\ег1коь — истерия, что означает «боль в матке». Таким образом, удалить матку означало вылечить от истерии.

В 1809 году была проведена первая операция по удалению яичника, и затем в течение всего XIX века гинекологи соревновались друг с другом в изобретении более радикальных форм хирургического насилия над женской анатомией.
Придумав эту операцию, хирурги стали изобретать новые причины для ее применения. Так, удаление яичников стало повсеместно применяться как широко разрекламированное средство против истерии, психологических проблем, умопомешательства и даже для того, чтобы держать женщин под социальным контролем мужчин. Эти показания для удаления яичников практиковались еще недавно — вплоть до 1946 года!

Медицинская литература XIX века переполнена ссылками на моральную неустойчивость и истеричность женщин. Если женщина восставала против тирании мужа или не могла быть, как положено, покорной и играть скромную семейную или социальную роль, то причиной этого считались ее репродуктивные органы, а лечением становилась стерилизация. В 1896 году д-р Дэвид Гилльям, один из многих авторов подобных писаний, расхваливал достоинства стерилизации женщин как средства гарантировать смирение.

Он писал:
«Рохе, Мортон и другие пролили свет на проблему; и что же они говорят? Они говорят, что стерилизация приносит доход; что пациенткам становится лучше, некоторые излечиваются; что моральный дух пациенток поднимается, они становятся управляемыми, спокойными, прилежными и аккуратными. .. .Мой собственный опыт в этой области был самым счастливым» (курсив мой. — Р. М.).

Удаление яичников больше не проводится по мнимым показаниям — чтобы сделать женщин более управляемыми и покорными, — по крайней мере, ни один гинеколог не признает, что такие показания существуют. Однако, глядя на то количество этих операций, которое по сей день проводится без какой-либо необходимости, невольно задаешься вопросом: может быть, хирурги занимаются удалением яичников, чтобы продемонстрировать свой мужской авторитет? Конечно, Современная Медицина относится к женщине, как и в прежние времена, — как к слабому, нервному, истеричному созданию, подверженному всем видам психических расстройств, связанных с женской анатомией.

Этот взгляд доминирует в медицинском — или преступном — подходе к женщинам. Он также порождает неравенство в лечении людей разного пола, которое может быть основано на различии в медицинском обслуживании рабов и свободных людей, сформулированном Платоном в его «Законах». По Платону, врач, лечащий рабов, давал предписания так, «как будто он обладал точным знанием», и делал назначения «как тиран». Врач, обслуживавший свободных людей, «вникал в природу расстройства», «вступал в беседу с пациентом и его друзьями» и «не делал назначений вопреки желанию пациента».

Диана Скалли в своей яркой книге «Мужчины, от которых зависит здоровье женщин» приводит высказывания двух больничных ординаторов, которые демонстрируют подобный двойной стандарт с точки зрения отношения к женщинам.
Один из них, акушер-гинеколог, заявляет:
«Я думаю, у нас меньше проблем, потому что наши пациентки — женщины. Мне кажется, с женщинами легче справиться, чем с мужчинами, с ними в какой-то мере легче разговаривать. Они больше слушают, они могут даже поверить вам. Думаю, их легче лечить».

Другой ординатор разоблачил бесчувственность врачей по отношению к бесплатным пациентам, особенно женщинам. К таким пациентам часто относятся враждебно и с пренебрежением, лечат их так, будто они не люди, им отказывают в малейшей заботе и эмоциональной поддержке.
Этот ординатор признался, что он разделял эту позицию, но знал, что нужно изменить свое поведение, когда начал частную практику, и боялся, что это будет трудно сделать. За годы преподавательской работы я встречал множество ординаторов и интернов, которые испытывали точно такие же чувства:

«В своей частной практике вы служите другим целям. Вы выступаете в качестве отца, психолога, друга или кого-то в этом роде. Здесь же мы не предоставляем пациентам такого рода услуг. А они и не ждут этого. В частной практике вы играете много разных ролей, к тому же, стараясь заработать деньги, думаете, на что их потратить. Вы вовлечены в решение разных задач.
Да, многие легко приходят к этому. Многие думают: это то, что от них ожидают, и это может быть очень фальшиво и неискренне. Вы знаете, что это является частью образа, который вы должны воплощать. .. .Люди ожидают этого от вас. Поэтому вы улыбаетесь и называете их куколками, сладкими, пышками и тому подобными словами, похлопываете их по плечу, говорите с ними свысока, и — ох — все это напускное» (курсив мой. — Р. М.).

Медсестра, прочитавшая эти откровения, написала письмо в журнал «Матушка Джонс», в котором привела высказывания, слышанные ею самой в отделении акушерства и гинекологии крупной университетской больницы. Она отмечала, что хотя такого рода комментарии отпускались не всеми врачами-мужчинами, однако обычно все считали их забавными. Вот ее примеры:
Ординатор-анестезиолог: «Терпеть не могу, когда к нам приходят рожать эти Ламазе**.
**Имеются в виду женщины, прошедшие подготовку к родам по методу, разработанному д-ром Фердинандом Ламазе в 1951 году. На тренировках по этому методу будущие роженицы вырабатывают навыки правильного дыхания, напряжения и расслабления, облегчающие роды. — Прим. пер.

Когда я готов делать анестезию — они упрямятся, и это ломает мои планы. Ну ничего, когда они сами ее запросят, я приложу все силы, чтобы им пришлось ждать чертовски долго, — приду тогда, когда мне это будет удобно».

Ординатор из отделения акушерства и гинекологии: «На Хэл-лоуин я наряжусь женщиной — покрою себя слизью».
Лечащий врач, после осмотра юной пациентки: «Да, это подтверждает мою теорию о подростковых беременностях. У них у всех большие сиськи».

Некоторые исследователи истории медицины, и среди них Г. Дж. Баркер Бенфилд, написавший «Ужасы малоизученной жизни», утверждают, что гинекология была выделена как специальность ради отмщения женщинам и контроля над ними. По его предположению, врачей возмущали вовлечение женщин в работу во время промышленной революции и движения за права женщин, связанные с этой новообретенной свободой. И они стали использовать свою власть как врачи, чтобы расправиться с женщинами, бросившими вызов превосходству мужчин. Они добивались этого при помощи грубых операций, таких как удаление клитора и яичников, чтобы показать женщинам, кто хозяин положения.

Агрессивное хирургическое вмешательство, возникшее на заре гинекологии, предшествовало широкому распространению и часто неоправданному проведению операций во всех областях хирургии, имеющему место сегодня. Но когда дело касается неоправданных операций, гинекологи и акушеры оказываются самыми страшными злодеями, — возможно, потому, что они занимаются этим дольше других.

Я всегда находил очаровательным и верным то, что современные гинекологи почитают д-ра Дж. Мариона Симса — одного из таких первых гинекологов — как «отца гинекологии». Это признание основано на том, что Симе основал Нью-Йоркскую женскую больницу, изобрел ряд хирургических инструментов и, самое важное, разработал технологию закрытия везиковагинальных фистул, при наличии которых между влагалищем и мочевым пузырем имеется пустое место. Это последнее изобретение принесло ему еще один титул — «архитектор влагалища».

Когда Симе умер, «Журнал Американской медицинской ассоциации» напечатал экстравагантную эпитафию: «Его память с любовью чтят все медики, потому что своим гением и преданностью медицинской науке он развил ее способность облегчать человеческие страдания едва ли не больше, чем любой человек, живший в этом веке».

Кем же был этот сострадательный гений? Симе стал работать терапевтом на Юге в 1835 году. Поначалу он разделял неприязнь многих других терапевтов к женским проблемам и избегал лечить их. Он пришел в гинекологию случайно, когда его внимание привлек случай с рабыней по имени Анарха, у которой возникла везиковагинальная фистула вследствие инструментального повреждения, нанесенного ей Симсом во время родов.

Не забывайте, что это были времена, когда женщины-рабыни ценились в основном за то, что рожали детей; времена, когда плантации были огромными фермами по разведению рабов. Симе знал, что, поскольку Анарха не могла больше вынашивать детей, она потеряла свою ценность из-за нанесенной им травмы. Он также знал, что есть еще много черных невольниц, которые считались «бесполезными» по этой же причине.

И тогда Симе решает начать исследования, чтобы открыть хирургический способ лечения везиковагинальной фистулы, а в качестве подопытных использует рабынь. Он строит маленькую больницу-лабораторию, где без проблем прячет от их хозяев Анарху и еще шестерых подопытных женщин с такими же фистулами. С 1845 по 1849 год он ставит опыты над этими несчастными черными женщинами, пытаясь закрыть фистулы при помощи различных процедур.

Симе по нескольку раз оперировал своих подопытных без анестезии, но накачав их опиумом, чем, возможно, и объясняется то, что они не сбежали от него. Наконец он довел технологию проведения операции до совершенства, и именно на Анархе, которая и вдохновила его на исследование. Это было великим достижением гуманизма, за которое Симса чтут и по сей день. И давно забыта Анарха, бедная женщина, которую Симе оперировал без анестезии тридцать раз!

Каждый, кто внимательно присмотрится к бездумному вмешательству, преобладающему в акушерстве и гинекологии, придет к выводу, что Симса недаром почитают как отца гинекологии.
Его одержимость хирургией и отсутствие сострадания к женщинам, которые терпели причиненные им невероятные муки, до сих пор отражаются в поведении многих врачей этой специальности и в наши дни.

Использование Симсом женщин в качестве подопытных крыс не было чем-то необычным в те времена. Современная Медицина и ее союзники — фармацевтические компании — и сегодня продолжают ставить эксперименты над ничего не подозревающими жертвами, кои исчисляются миллионами. Многие из них пострадали от лекарств, которые им назначают, а некоторые умерли.

Критик подобных экспериментов в области оптовой торговли д-р Герберт Ратнер, бывший руководитель службы здравоохранения Оук-Парка, штат Иллинойс, однажды с восхитительным сарказмом подметил, что женщины — это лучшие подопытные животные, которых только могла найти Современная Медицина. По его словам, они принимают гормональные контрацептивы без тени сомнения, сами платят за честь принимать их, и к тому же это единственные известные науке животные, которые сами себя кормят и убирают свои клетки.

Разумеется, женщины так открыто идут на сотрудничество, потому что они считают, что врачи — предусмотрительные, добросовестные, заботливые профессионалы, которым можно доверять. На чем основывается это доверие?
Давайте рассмотрим следующие примеры.
В период с января 1971 года, когда публике было представлено внутриматочное противозачаточное средство (ВМС) под названием «барьер Дэлкона», по 1974 год, когда оно было отозвано с рынка по требованию Управления по контролю за продуктами и лекарствами, в мире оно было испробовано на почти четырех миллионах женщин, из которых два с половиной миллиона проживали в Соединенных Штатах. Это было сделано несмотря на то, что ВМС не было достаточно протестировано и почти сразу стало давать опасные побочные эффекты.

Теперь подсчитано, что с 1970 года 1 100 000 женщин в Соединенных Штатах страдали от острого воспаления органов малого таза из-за ВМС. Каждая пятая из них теперь бесплодна, и по меньшей мере семнадцать женщин умерли из-за использования этого средства. Только в сентябре 1980 года, когда страховщики компании-производителя «А. X. Робинз компани» выплатили 55 миллйонов долларов жертвам «барьера Дэлкона» — по 600 судебным решениям и еще 300 ожидающим рассмотрения, — производитель разослал врачам письмо с предупреждением о необходимости удалить эти ВМС у женщин, которые все еще пользовались ими. После того как опасности ВМС стали широко известны, не кажется ли странным, что это письмо было разослано с таким опозданием?

В период между 1940-ми годами и началом 1970-х для предупреждения выкидышей широко использовался синтетический женский гормон диэтилстилбестрол (DES). Никто тогда не знал, действительно ли новый гормон может предотвратить выкидыш и какими могут быть его отсроченные побочные эффекты, потому что он не был достаточно испытан для того, чтобы судить об этом. Но данное обстоятельство не удержало компанию-производителя от выброса неиспытанного лекарства на рынок, а врачей — от назначения его миллионам женщин.

Со временем в университете Чикагского медицинского центра было проведено испытание с целью определить эффективность DES. Более чем двум тысячам здоровых молодых беременных женщин дали этот гормон, убедив их, что это всего лишь витаминная добавка. Им не объяснили, ни какое лекарство им дали, ни что все они оказались подопытными животными, участвующими в эксперименте. Исследование подтвердило то, что и так подозревали: DES неэффективен для предупреждения выкидыша. Тем не менее даже этот очевидный факт не смог поколебать производителя или убедить врачей больше не назначать этот препарат.

К 1972 году начали проявляться отсроченные побочные эффекты DES. У ряда женщин, принимавших его, развился рак молочных желез, у некоторых из их дочерей — рак влагалища, а у некоторых их сыновей выявились аномалии развития половых органов.

Преимуществом тех, кто участвовал в невольном эксперименте, стало то, что врачи разыскали стольких из них, скольких смогли, и предупредили об их затруднительном положении. Между тем дети женщин, принимавших DES по назначению их акушеров, также находятся в группе риска; однако Современная Медицина не собирается разрабатывать систему их розыска и предупреждать их о возможной опасности.

Каждая девушка, чья мать принимала DES, должна знать, что у нее повысится риск заболеть раком влагалища, если она будет принимать женские гормоны типа премарина или использовать гормональные контрацептивы. Каждый врач, который когда-либо назначал DES, должен взять на себя моральное обязательство просмотреть свои архивы, чтобы разыскать пациенток, принимавших этот гормон, и предупредить об опасности их и их детей. Однако, оценив стоимость такого мероприятия и возможность выдвижения исков о врачебных ошибках против этих врачей, вряд ли стоит надеяться, что многие врачи захотят расстаться со своими деньгами, ради того чтобы спасти жизни своим жертвам.

Не является простым совпадением то. что самые ужасные примеры бессердечных экспериментов над ничего не подозревающими женщинами касаются новых методов контроля рождаемости. Несколько лет назад сенатский подкомитет изучил отчеты о вредоносных и даже смертельных побочных эффектах противозачаточных гормонов. Д-р Филипп Бол л. ординатор из Индианы, заявил, что, выписывая гормональные контрацептивы в течение более чем десяти лет. Современная Медицина проводила «массовый двойной слепой  контролируемый эксперимент»"*** над 50 миллионами женщин, оказавшихся подопытными животными.
***«Массовый двойной слепой  контролируемый эксперимент» — ироническая перефразировка научного термина «двойное слепое плацебо-контролируемое исследование». В двойном слепом исследовании не только пациенты, но и врачи и медсестры, дающие пациентам лекарство, сами не знают, что они им дают — действительно исследуемое лекарство или плацебо. — Прим. пер.

Д-р Хью Дэвис, доцент кафедры акушерства и гинекологии медицинского факультета в Университете Джонса Хопкинса, сожалел о том, что женщинам, принимавшим гормональные контрацептивы, не были адекватно разъяснены все риски. Он говорил, что «во многих клиниках гормональные контрацептивы подавались так, как будто они были не опаснее жевательной резинки».

Вы можете спросить, почему врачам так хочется подвергать своих пациенток такому риску. Это кажется нелогичным — ведь, предотвращая беременность, акушеры лишаются больших доходов. Д-р Болл ответил на этот вопрос в своем докладе перед сенатом: «Священная противозачаточная пилюля прославляется как лекарство, которое способно решить огромные социальные проблемы, вызываемые ростом населения. Она могла бы назначаться бедным, неграмотным, невежественным женщинам, которые едва ли знают, что такое контроль рождаемости».

Д-р Ратнер выразил такой же взгляд на проблему гормональных контрацептивов, заявив, что они были навязаны американским женщинам, «потому что рекламировались как средство решения демографической проблемы в неразвитых странах и растущей проблемы социального обеспечения в США».
Это совпадает с моим собственным убеждением в том, что Современная Медицина склонна заниматься социальной инженерией в ущерб традиционной этической ценности медицины «Главное — не навреди». Для меня очевидно, что современные врачи сделают почти все, чтобы не дать женщинам иметь детей, особенно если они черные, желтые, необразованные или бедные. Им настолько «промыли мозги» фанаты контроля рождаемости, что даже эксперименты над миллионами женщин не покажутся им слишком высокой платой за снижение рождаемости среди социально незащищенных женщин или в развивающихся странах мира. Поэтому они нарушают свою врачебную клятву и развивают инволюционное бесплодие в бесплатных больницах. И продолжают проводить неоправданные гистерэктомии, назначать канцерогенные гормоны, применять небезопасные и непроверенные ВМС и использовать все методы контроля рождаемости, какие только они или производители лекарств могут изобрести.

Каждая женщина, которую хоть немного привлекает концепция неразборчивого контроля над ростом населения, должна задать себе вопрос, доверяет ли она своему врачу играть роль Бога. Должна ли Современная Медицина содействовать двойному контрудару, направленному против демографического взрыва, убивая некоторых женщин, чтобы не дать родиться другим? Прежде чем ответить на этот вопрос, каждой женщине нужно спросить себя, примет ли она это гнусное предложение, если на кону будет стоять ее собственная жизнь. А ведь так это и есть, потому что Современная Медицина Уже не раз продемонстрировала, что те эксперименты, которые она изначально проводит над бедными, причиняют вред всем, даже богатым.

Фактически оказывается, что некоторые из наиболее экзотических хирургических гадостей Современной Медицины были изобретены только для богатых, или, по крайней мере, для тех, кто достаточно состоятелен, чтобы обходиться без социальных пособий. Одна из них — любимая процедура гинеколога из Дэй-тона, штат Огайо, которая, к счастью, не очень распространена.
Очевидно, этот врач убежден, что, когда Господь придумывал женские гениталии, он сделал чудовищную ошибку. Он неправильно расположил клитор. Но теперь можно не беспокоиться — за 1 500 долларов хирург и его верный скальпель с некоторым опозданием протянут Богу руку помощи. Он украсит вашу сексуальную жизнь и поможет вам достичь максимального оргазма, создав то, что некоторые критики называют «влагалище второй модели». После этого вы можете ожидать максимального сексуального удовлетворения, потому что ваш клитор будет находиться там, где считает нужным врач.
По словам этого врача, он провел более 4 ООО подобных операций, включая те, во время которых он не потрудился спросить у пациенток, хотят ли они этого.

Другой специальностью, которая имеет дело в основном с женщинами и изобилует злоупотреблениями, является пластическая хирургия. В своей собственной практике я встречал женщин, которые испытывали трудности в семейных отношениях и отчаялись понять, в чем же дело. Некоторые из них приписывали свои проблемы тому факту, что их внешние данные уже не позволяли им пройти отбор для обложки журнала «Вог».

То и дело такие женщины спрашивали меня, может ли пластическая хирургия вновь сделать их привлекательными и оживить угасающие семейные отношения. Смею вас заверить, что я не советовал им делать этого. Я считаю, что пластическая хирургия — это по большей части грабеж среди бела дня, кроме случаев, когда пластические операции проводятся для исправления действительно травмирующих дефектов.

Я не одинок в своем мнении. Наряду с другими его разделяет д-р Элизабет Морган, сама пластический хирург. В своей книге «Как стать женщиной-хирургом» она жалуется, что многие ее коллеги ведут себя так, будто они парикмахеры, и «создают этой области медицины дурную славу».

Д-р Морган рассказывает, как один сертифицированный пластический хирург раздавал свои визитки в супермаркете и как другой хирург предложил одной женщине на вечеринке сделать ее глаза красивее.
«А еще один, — пишет д-р Морган, — сказал женщине, которая обратилась к нему, чтобы удалить несколько родинок на лице, ЧТо может предложить ей комплексную услугу и за 3 500 долларов исправить ей форму носа и мешки под глазами. Я видела эту женщину — у нее совершенно нормальные нос и глаза».

Непростительно трагично заканчивается большое количество дорогостоящих пластических операций, которые проводятся потому, что женщины полагают, будто операция не только изменит их внешность, но и восстановит их разрушенную жизнь. Психологическое потрясение от последующего прозрения — то, что врач мог предвидеть, если бы расспросил о причинах желания пациентки прибегнуть к пластической операции, вместо того чтобы хвататься за фантастические деньги, — почти всегда приводит к душевным мукам, большим, чем те, от которых они страдали до операции.

В разговоре о сексизме в медицине одна моя знакомая выразила уверенность, основанную на ее собственном опыте, что, когда врачи бессознательно проявляют шовинизм, они лишь отражают взгляды пациентки и отвечают на ее представления о должном их поведении и на ее ожидания. Таким образом, с самого начала вам обязательно нужно решить, что поддержание здоровья — это партнерское соглашение с врачом, в котором ваш голос имеет более важное значение.

Не укрепляйте в вашем враче чувство всемогущества, позволяя ему смотреть на вас сверху вниз или запугивать. Берегите себя и заставляйте его объяснять и доказывать каждый диагноз, каждое лекарственное назначение, необходимость каждой операции. Не трепещите перед ним. Заставьте его относиться к вам на равных, потому что вы заслуживаете его уважения, по крайней мере, не меньше, чем он достоин вашего!

МУЖСКАЯ МЕДИЦИНА. КАК [КА]ЛЕЧАТ  ЖЕНЩИН - Роберт С. Мендельсон

Последна промяна ( Петък, 12 Юли 2013 01:05 )