ГОРМОНАЛЬНЫЕ КОНТРАЦЕПТИВЫ В БУКВАЛЬНОМ СМЫСЛЕ ДЕЛАЮТ КАЖДУЮ ПРИНИМАЮЩУЮ ИХ ЖЕНЩИНУ БОЛЬНОЙ - Роберт С. Мендельсон

Глава 11

ЭТО ЛУЧШЕ, ЧЕМ БЕРЕМЕННОСТЬ

Противозачаточные таблетки были одобрены и допущены к продаже Управлением по контролю за продуктами и лекарствами в 1960 году после пятилетнего изучения, проводившегося на деньги защитницы идеи контроля рождаемости Маргарет Сэнгер* и производителя лекарств «Дж. Д. Сирл и К°».

*Маргарет Сэнгер (1883-1966) — американская феминистка, лидер движения за контроль над рождаемостью; основатель Всеамериканской лиги по контролю рождаемости. — Прим. пер.

Миллионы женщин, обрадовавшись появлению удобного и эффективного средства контрацепции, пылко бросились принимать это лекарство. Поскольку оно назначалось врачами и было одобрено федеральными фармацевтическими надзирателями, женщины решили, что его можно принимать без опасений. Как они ошибались!
Одобрение противозачаточных таблеток Управлением по контролю за продуктами и лекарствами основывалось на небрежных, неполноценных исследованиях, которые доказали их эффективность, но не представили никаких обоснованных научных доказательств их безопасности для человека.
Одно из этих исследований проводилось на 132 пуэрториканских женщинах, принимавших таблетки в течение года или более. Пять из них умерли в ходе эксперимента, но никто никогда не предпринял попытки выяснить, отчего! На основании такого рода «научных доказательств» Управление одобрило лекарство, которое в конечном итоге подвергнет опасности 50 миллионов женщин во всем мире.
Подбадриваемые врачами, женщины глотали противозачаточные таблетки в течение двадцати лет. Но по сей день никто не смог предложить убедительного доказательства, что они безопасны для людей. Врачи продолжают выписывать оральные контрацептивы, несмотря на многократные проявления побочных эффектов, которые наблюдаются у их пациенток, и на многочисленные публикуемые в научных газетах доказательства того, что эти таблетки ответственны за массу болезней и бессчетное количество смертей.

Спустя некоторое время после появления оральных контрацептивов врачи начали замечать обширный ряд опасных и даже смертельных побочных действий сопряженных эстрогенов, входящих в их состав. В течение двух последующих десятилетий более чем 100 исследований связали использование этих лекарств с более чем пятьюдесятью неблагоприятными эффектами. Управление по контролю за продуктами и лекарствами отреагировало на это, потребовав разместить на упаковках лекарств безобидные наклейки с предупреждениями о некоторых из этих эффектов, но не пожелало защитить женщин, прекратив распространение гормональных контрацептивов.

Обычно производители лекарств отвечали на каждое такое исследование своим традиционным аргументом с двойным отрицанием: «Не существует неопровержимых научных доказательств того, что контрацептивы небезопасны для их применения человеком». Сколько трупов нужно принести к дверям производителей лекарств, чтобы они прекратили эту циничную аргументацию?


Как врач я считаю непостижимым первоначальное решение Управления разрешить продажу оральных контрацептивов без обширных испытаний. Неблагоприятные побочные эффекты этих средств были предсказуемы, и вредные эффекты, вызываемые ими в течение короткого времени, могли бы быть обнаружены, если бы их спонсоры были так же заинтересованы в проверке их безопасности, как в том, чтобы показать их эффективность.

Проблемы с оральными контрацептивами можно было предвидеть просто судя по тому, как они действуют на организм. Не ждите, что вам расскажет об этом врач, потому что, если бы женщинам рассказывали, что эти препараты изменяют гормональный баланс, приводя к физиологическим дисфункциям, было бы мало желающих их принимать. Искомый результат действия — вмешательство в естественный процесс овуляции, вызывающее сбои в жизнедеятельности организма. Таким образом, гормональные контрацептивы в буквальном смысле делают каждую принимающую их женщину больной. У одних сразу же возникают незначительные и едва заметные симптомы, у других — тяжелые. Но все, кто принимает такие средства, подвергаются потенциально смертельной опасности.

Вмешательство в функционирование репродуктивной системы — это само по себе достаточно плохо, но действие оральных контрацептивов им не ограничивается. Эстрогены действуют на каждую клетку, на каждый орган.
Их нежелательное воздействие на организм по-разному проявляется у разных женщин, но в совокупности его следствием могут быть острые недомогания, серьезные заболевания и даже в конечном итоге смерть. Поскольку коварные побочные эффекты оральных контрацептивов становятся очевидными не сразу, женщины принимают их, не подозревая об их вреде. Ведь причиняемые таблетками разрушения могут не проявляться в течение двадцати и более лет.

В течение последних двадцати лет я познакомился с множеством научных исследований о заболеваниях и уровне смертности тех, кто использует гормональные контрацептивы. У этих женщин более высокая заболеваемость раком шейки матки, самой матки, груди и печени. С действием гормональных контрацептивов также связаны сердечные приступы, инсульты, диабет, болезни желчного пузыря, эмболия легочной артерии, гипертония и депрессия. Некоторые женщины, использовавшие оральные контрацептивы как метод планирования семьи, при попытке зачать ребенка обнаружили, к своему ужасу, что таблетки сделали их навсегда бесплодными. К этим крупным проблемам можно добавить множество более или менее серьезных симптомов — от вагинальных инфекций и увеличения груди до потери волос на голове и роста волос на лице.

Если бы врачи следили за медицинской литературой и действовали на основании прочитанного, они уже давно повернулись бы спиной к оральным контрацептивам.

Не существует разумного оправдания для того, чтобы подвергать своих пациенток риску болезней или смерти, когда есть безопасные и столь же действенные альтернативные методы контрацепции. И все же, несмотря на огромный список ужасов, связанных с применением
оральных контрацептивов, Управление по контролю за продуктами и лекарствами продолжает их одобрять. Производители лекарств продолжают набивать свои кошельки, выпуская и продавая эти препараты. Врачи продолжают выписывать их миллионам американок, а борцы за регулирование рождаемости сбывают их доверчивым женщинам по всему миру.

Трудно поверить, но этот фарс разыгрывается с одобрения властей вот уже двадцать лет!
Возможно вам, как и мне, покажется поучительным провести параллель между тем, как Управление балует производителей лекарств, и тем, как в 1980 году оно же отреагировало на предположение о связи синдрома токсического шока с использованием тампонов «Рилай». Хотя всего два сомнительных исследования указали на вину тампонов и за предшествующие пять лет было зарегистрировано только 40 случаев смерти от синдрома токсического шока, Управление не замедлило закидать прессу решительными предупреждениями об опасности этого продукта. Разве так оно относится к производителям лекарств? Этот пример кажется мне очень показательным. Думаю, и вам тоже.

Один чиновник Управления хвастался в газете «Уолл-стрит джорнал», что его ведомство преднамеренно использовало прессу, чтобы выдавить этот продукт с рынка. «Мы хотели наводнить рынок информацией о тампонах „Рилай", — сказал он. — Мы нарочно затягивали выпуск пресс-релизов, чтобы подогреть интерес публики. Это были вполне согласованные и преднамеренные действия для поддержания непрерывного потока информации».

Мне хотелось бы, чтобы он объяснил, почему Управление не приложило таких же энергичных усилий, чтобы защитить американок от гораздо более опасных продуктов — оральных контрацептивов и внутриматочных спиралей (ВМС), находящихся в продаже уже двадцать лет!
Участники заговора по насаждению зловещих контрацептивов продолжают оправдывать свое поведение тем, что цель — регулирование рождаемости — оправдывает средства. Врачи, которые заслуживают наибольшего порицания, так как в их власти перестать выписывать гормональные контрацептивы, поддерживают их использование, несмотря на известный риск, потому что, как они говорят, это безопаснее, чем беременность. Даже если ставить вопрос таким образом, этот аргумент в пользу оральных контрацептивов бессмыслен. Существуют другие, безопасные и в равной степени надежные методы предотвращения беременности. Как бы то ни было, по сути дела, коэффициент смертности от гормональных контрацептивов — от всех их пагубных побочных эффектов вместе взятых — бесконечно больше риска умереть из-за беременности. Исследования показывают, что уровень смертности от сосудистых заболеваний, связанных с применением оральных контрацептивов, в 20 раз выше смертности по причинам, связанным с беременностью.

Я помню времена, когда средний возраст заболевания раком груди находился между сорока пятью и пятьюдесятью пятью годами.

Врачи почти никогда не сталкивались с этим заболеванием у молодых женщин. С тех пор как женщины начали принимать оральные контрацептивы, заболеваемость этим недугом сдвинулась к возрасту от тридцати до сорока лет. Группа ученых, обследовавшая группу из 450 женщин, испытала шок, выявив 15 случаев рака груди у женщин в возрасте от пятнадцати до двадцати девяти лет. Все они принимали гормональные контрацептивы.

Чтобы продемонстрировать масштаб опасности оральных контрацептивов, хочу напомнить, что у нас созданы некоммерческие организации для борьбы с болезнями, вызывающими меньше смертей, чем эти средства. Однако я ни разу не видел, чтобы кто-нибудь из моих коллег занимался сбором средств для жертв выписываемых ими оральных контрацептивов.
Редкий врач расскажет пациенткам, что это лекарство может убить их, а некоторые даже лишают их права сделать менее рискованный выбор. Я злюсь, хватаюсь за сердце и испытываю чувство стыда за своих коллег, когда получаю от своих читательниц письма, подобные этому:
«Примерно девять лет назад, когда стали появляться сообщения о связи гормональных контрацептивов с раковыми заболеваниями и образованием тромбов, я пошла к гинекологу, чтобы попросить установить мне диафрагму. Этот врач назначил мне гормональные контрацептивы после рождения первого ребенка (хотя я его об этом и не просила) и убеждал меня, что они не только послужат средством предохранения от беременности, но и защитят меня от рака.

Когда медсестра подготовила меня к осмотру, я услышала, как доктор вошел, весело напевая себе под нос. „Ну, здравствуйте, миссис Робинсон". Но когда он услышал, что я хочу бросить гормоны, — разозлился и заявил, что не будет ставить мне диафрагму. Он сказал, что если я отказываюсь от гормонов, то должна сама заботиться о контрацепции. Он посоветовал мне пойти в ближайшую аптеку, купить какую-нибудь спермицидную пенку и „попытать с ней счастья".
Моя подруга — она работает медсестрой — сильно страдала от отеков, когда принимала гормональные контрацептивы, и ее хирург выписал ей мочегонное. Через некоторое время это сочетание гормонов и диуретика стало вызывать симптомы диабета. Тогда врач собрался прописать ей еще одно лекарство, против диабета. Когда же подруга отказалась, он предложил ей удалить матку для решения всех проблем.

Я думаю, многие гинекологи недолюбливают женщин. Если женщина молода, привлекательна и не смеет возражать, гинекологи еще могут ее стерпеть, но остальных они считают людьми низшего сорта».


Периодически, когда опасность применения гормональных контрацептивов становится все более очевидной и многие женщины начинают с осторожностью относиться к их использованию, на свет извлекаются и широко публикуются новые исследования, призванные развеять сомнения.
Они делают свою грязную работу, но, как только предвзятость обнаруживается, их предают забвению. Одним из классических примеров может служить исследование, опубликованное Американской федерацией планирования семьи. Говорили, что оно доказало, будто женщины, использующие гормональные контрацептивы, не страдают от их катастрофических побочных эффектов. Впоследствии выяснилось, что это исследование охватило только пациенток, использовавших гормоны в течение длительного времени, и из него были исключены все эюертвы гормонов, которые уже умерли.

Однажды, в конце 1980 года, через двадцать лет после появления оральных контрацептивов, я раскрыл утреннюю газету и сразу наткнулся на броский заголовок: «Научное исследование показало, что опасность применения оральных контрацептивов минимальна». Статья опиралась на данные десятилетнего исследования, проведенного в медицинском центре «Кайзер пёрмэнент» в Уолнат-Крик, штат Калифорния. Она производила впечатление, что безопасность оральных контрацептивов была наконец доказана.

Несколько телефонных звонков позволили мне выяснить, что резюме исследования, финансировавшегося Национальным институтом здоровья ребенка и развития человека, было поспешно отправлено прессе в тот момент, когда полный отчет о результатах еще не был опубликован. Это гарантировало, что реклама достигнет своей цели, так как миллионы женщин будут заверены в безопасности гормональных контрацептивов, прежде чем разумные ученые смогут изучить отчет и перепроверить результаты.
Когда мне удалось достать копию отчета, сразу стало очевидно, что все оптимистичные заверения находились в заголовках, а не в самом отчете. Резюме содержало так много ограничений и оговорок, что вообще ничего не доказывало.

Прежде всего, все полученные данные относились только к молодым, совершеннолетним, здоровым белым представительницам среднего класса, проживавшим в Калифорнии и обслуживавшимся по одному и тому же медицинскому страховому плану. Но они не относились к тем женщинам, которые находились в группе высокого риска из-за курения, раннего начала половой жизни или частой смены сексуальных партнеров либо могли заболеть раком из-за того, что проводили много времени на солнце.

Очевидно, по той причине, что центр «Кайзер пёрмэнент» практикует честную медицину, в исследовании также не участвовали женщины, которых ранее предостерегали от применения гормональных контрацептивов, потому что те страдали излишним весом, депрессией, высоким давлением или мигреневыми головными болями либо были беременны или кормили грудью.
«Убедительные» открытия также не имели отношения к женщинам с варикозным расширением вен и тромбозом в анамнезе, с заболеваниями печени, серповидно-клеточной анемией, глаукомой, большими фиброзными опухолями, диабетом или наследственной предрасположенностью к нему.

Авторы также отметили, что в их исследовании не проводилось сравнение опасности оральных контрацептивов с опасностями других методов контрацепции или беременности и не оценивалось воздействие гормональных контрацептивов на последующую фертилъность.
И наконец, исследователи предупредили, что так как отсроченные последствия применения гормональных контрацептивов неизвестны, то «последнее слово о них еще не сказано».
Даже если я попытаюсь быть снисходительным, все равно не смогу представить, какой цели, кроме как ввести женщин в заблуждение относительно оральных контрацептивов, служило это исследование. И, уж конечно, оно не заслужило того поверхностного утверждения в газетном заголовке, будто бы опасность применения этих средств минимальна.

Отсутствие у врачей интереса к жизни и здоровью своих пациенток также становится очевидным там, где дело касается ВМС.

С конца 1960-х годов врачи установили эти опасные устройства миллионам американок. Некоторые из этих женщин просто хотели отложить рождение детей, другие уже родили столько детей, сколько им хотелось, и искали удобный, надежный способ предохранения от беременности. Когда они решили позволить врачам установить себе эти устройства, немногие их них осознавали, что ВМС может привести к полному бесплодию, произвести прободение матки и оказаться в полости живота или вызвать воспаление органов таза. В 1974 году Управление по контролю за продуктами и лекарствами опубликовало данные, согласно которым 39 смертей были связаны с ВМС. С 1970 года более миллиона женщин пережили острые инфекционные заболевания тазовых органов, причины которых приписываются этим устройствам. Согласно оценкам, 20 процентов этих женщин — а это 250 тысяч — стали и станут бесплодными из-за воспалительных заболеваний, вызванных ВМС.

Никто точно не знает, каков механизм действия ВМС для предохранения от беременности, но считается, что присутствие этого устройства в матке вызывает воспаление эндометрия, что делает невозможным имплантацию оплодотворенной яйцеклетки. Когда яйцо попадает в матку из маточных труб, оно отторгается. Таким образом, ВМС не является средством контрацепции, предотвращающим оплодотворение яйцеклетки. Напротив, оно вызывает выкидыш, когда оплодотворение уже состоялось.

Введение инородных предметов в матку в качестве средства контроля рождаемости начало практиковаться еще две тысячи лет назад.
До начала 1960-х годов, когда этот метод был взят на вооружение поборниками идеи ограничения рождаемости, американские врачи отказывались пользоваться им, потому что он вызывал инфекции, перитонит и зачастую приводил к смертельному исходу. Всего двадцать лет назад применение ВМС считалось преступным, и студентов медицинских факультетов предостерегали от их использования.


Когда в Соединенных Штатах набрало силу движение за ограничение рождаемости, ВМС вновь приковали к себе внимание. Они стали привлекательными, потому что их можно установить бедным, необразованным женщинам, которых трудно убедить перестать рожать детей.
А когда установлена спираль, сторонники планирования семьи могут больше не беспокоиться, не забудет ли женщина поставить себе диафрагму или принять гормональную таблетку. Мимо этого искушения нельзя было пройти, невзирая на риск бесплодия и смерти. (Здесь у меня возникло искушение отметить, что бесплодие и смерть тоже являются замечательно эффективным средством предохранения от беременности.)

В 1962 году Совет по проблемам народонаселения провел международную конференцию для продвижения ВМС, и эти устройства получили признание. Д-р Дж. Роберт Уилсон из медицинской школы Мичиганского университета, очевидно, выразил мнение врачей, собравшихся на это мероприятие:
«Если мы посмотрим на проблему в целом, в широкой перспективе, ¦-— я никогда прежде не говорил этого вслух и не знаю, как это прозвучит, ¦— вероятно, мы можем поплатиться здоровьем отдельной пациентки ради общего дела, особенно если полученная ею инфекция приводит к бесплодию, а не к смерти» (курсив мой. — Р. М.).

Я могу понять, почему д-р Уилсон беспокоился о том, как прозвучит его высказывание. Если бы его слышали женщины, а не врачи, они пришли бы в негодование. Что осталось от обветшалой медицинской этики, если врачи решили, будто здоровье их пациенток может служить «платой» за достижение социальных целей?

Я уверен, что, когда врачи, присутствовавшие на конференции, санкционировали применение ВМС, они мысленно представляли себе не своих белых состоятельных пациенток. «Разменной монетой» были беднейшие, необразованные расовые меньшинства в Соединенных Штатах, а также женщины Африки, Азии и других развивающихся стран мира. Однако эти дискриминационные отличия неизбежно размылись. Американки всех рас и всех классов стали подопытными кроликами, на которых испытывались и продолжают испытываться ВМС.
Вскоре в ходе этого массового эксперимента над американскими женщинами открылся факт, который мог бы привести к провалу кампании. Поспешно пытаясь остановить приток темнокожих детей, заговорщики не учли новую опасную особенность всех семи наиболее популярных ВМС. У всех семи моделей имелась нить, свисавшая из матки во влагалище. Это новшество, отсутствовавшее у более ранних моделей немецкого производства, было введено для того, чтобы женщины могли самостоятельно определить, на месте ли спираль, а также чтобы ее было легче удалять.

Вначале врачи упустили из виду то, что нить является привлекательным для бактерий путем проникновения из влагалища в матку, — а когда это стало ясно, предпочли игнорировать этот факт. Поскольку наличие в матке ВМС приводит к раздражению эндометрия, бактерии находят гостеприимную среду, и развивается воспалительное заболевание тазовых органов.
Затем инфекция может распространиться на яичники и фаллопиевы трубы, зачастую оставляя на последних такие рубцы, что зачатие уже никогда не произойдет.
Устанавливая спирали своим пациенткам, врачи знали — а пациентки, скорее всего, нет, — что эти устройства не подлежат государственному надзору или контролю. Производители могли свободно продавать их после непродолжительных испытаний или вообще без них. Врачи использовали пациенток, чтобы выяснить опытным путем, наблюдая те осложнения, от которых страдали женщины, безопасны ли ВМС.

Я считаю непростительным тот факт, что врачи до сих пор мучают своих пациенток спиралями, хотя и сейчас, по прошествии двадцати лет, у нас нет точной, надежной информации об их побочных эффектах. Никто не знает, каков уровень смертности от применения этих устройств, несмотря на то что смерть определенно является одним из последствий. Никто не знает, какова длительность долгосрочных проявлений побочных эффектов спиралей. Никто не знает, какова частота случаев пожизненного бесплодия или внематочных беременностей, вызванных их применением.
Никто не знает, каков уровень заболеваемости раком шейки матки, вызванным их использованием. И никто даже не знает точно, каков верхний предел заболеваемости воспалением тазовых органов.

Одно из таких устройств — «барьер Дэлкона» — было введено в продажу и разрекламировано как исключительно безопасное на основании искаженных результатов тестирования. Производитель продолжал продавать его, даже когда его собственные исследователи сообщили руководству компании, что устройство содержит однозначно опасный элемент. К нему была прикреплена нить, состоящая из нескольких волокон, которая буквально втягивала бактерии в матку, потому что действовала как впитывающий тампон.

В период с января 1971 по июнь 1974 года в Соединенных Штатах было продано около 2,5 миллиона таких устройств, когда производитель — компания «А. Г. Робине» — наконец изъял этот продукт из продажи. 17 смертей были связаны с применением устройства «барьер Дэлкона», а к концу 1979 года страховщик компании выплатил компенсацию по примерно 2 400 жалобам, предъявленным по поводу побочных эффектов этого ВМС. Только несколько жалоб пришлось довести до суда, и по одной из них тридцатилетней женщине из Денвера выплатили компенсацию в размере 6,8 миллиона долларов. Она забеременела, когда у нее была установлена эта спираль, произошел спонтанный выкидыш, ей пришлось сделать полную гистерэктомию, после чего у нее начались мигреневые головные боли и тяжелая депрессия.

Я советую каждой женщине, которой врач предлагает установить спираль, спросить его, считает ли он возможным поплатиться за это именно ее здоровьем.


Я полностью отдаю себе отчет в том, что безопасные и надежные методы контрацепции, как, например, диафрагма или метод Биллингзов * , могут казаться неудобными и менее привлекательными, чем ВМС или оральные контрацептивы.
* Метод Биллингзов — разработанный в 1960-е годы докторами Джоном и Эвелин Биллингз естественный метод контрацепции, основанный на наблюдении за цветом и вязкостью цервикальной жидкости с целью определения дня овуляции. — Прим. пер.

И все же я уверен: если бы женщинам предоставляли всю информацию, они согласились бы, что неудобства — это малая цена за жизнь и доброе здоровье.

Как вы, несомненно, знаете, Американская федерация планирования семьи — это одна из организаций, выступающих за ограничение рождаемости, которая продвигала ВМС и гормональные контрацептивы методами агрессивного маркетинга. Прежде чем задуматься об использовании одного из этих средств, стоит узнать, как к ним относятся женщины из федерации, торгующие этим товаром.

Опрос, проведенный среди 800 сотрудниц федерации планирования семьи, показал поразительное неприятие ими оральных контрацептивов. Всего 8,8 процента этих женщин принимают контрацептивные таблетки, но среди их клиенток это число составляет 70 процентов. 38 процентов сотрудниц федерации предпочитают диафрагму, среди их клиенток этот метод контрацепции выбирают только 9 процентов.

Врач, проводивший исследование, дает этим расхождениям простое объяснение: сотрудницы федерации планирования семьи избегают использовать оральные контрацептивы, потому что ежедневно видятся с клиентками, пострадавшими от их вредных эффектов. В то же время женщины, которых они консультируют, готовы охотно использовать эти средства, потому что не знают о вреде, который те могут причинить!

МУЖСКАЯ МЕДИЦИНА. КАК [КА]ЛЕЧАТ  ЖЕНЩИН - Роберт С. Мендельсон

Последна промяна ( Събота, 17 Август 2013 22:32 )