ИСПОВЕДЬ ЕРЕТИКА ОТ МЕДИЦИНЫ-Роберт С. Мендельсон -8ч.

В стране работают сотни блестящих специалистов, изучающих проблемы предотвращения таких смертельных заболеваний, как рак и болезни сердца; но, поскольку их методы нетрадиционны, им приходится двигаться очень легкой поступью, чтобы церковь не изгнала их из общества.

Вспомните, Национальный институт рака отказал нобелевскому лауреату Лайнусу Полингу в его просьбе выделить небольшие средства для уточнения, действительно ли аскорбиновая кислота приносит пользу раковым больным, что было показано в его предыдущих исследованиях.
Представьте, не один врач в приватных беседах со мной признался, что использовал бы неофициальные методы лечения рака, если бы это понадобилось ему или членам его семьи. Разве можно работать в такой системе?

Людям нужно потрудиться, чтобы полностью сбросить с себя бремя Современной Медицины.

Для этого потребуется армия еретиков, твердо решивших освободиться от Современной Медицины и имеющих мужество, знания и возможности изменить отношение общества к здоровью и болезням.

Что нам нужно – так это Новая Медицина, и новое понимание медицинской помощи.

Современная Медицина настолько погрязла в пороках, что ее представления не только не вдохновляют веру и рвение, но ее таинства и символы не способны приблизить людей к лучшей жизни. Поэтому Современная Медицина перешла в полностью оборонительную позицию. Для поддержания status quo, а тем более – роста, ей приходится рассчитывать на силу. Поскольку ее духовный авторитет ослаб, Современная Медицина стала более деспотичной и насильственной. То, что раньше могло быть выбрано или отвергнуто свободными людьми, теперь стало насильственно обязательным.

У нас появилась медицинская инквизиция.

Главным признаком инквизиции, на первый взгляд, безобидным, является продажа индульгенций. Продвигая продажу индульгенций, церковь признает, что она потеряла законные права на воображение и сердца людей. Когда у кого-то появляется возможность купить благословение, это означает, что религия поощряет не вашу хорошую работу, а все что угодно, что только позволит приобрести персональное местечко на небесах.
Церковь Современной Медицины переступила этот рубеж давным-давно. Медицинское страхование – это медицинский вариант индульгенций. Тогда как служители большинства традиционных религий никогда не просили за свои услуги больше десяти процентов, цены Церкви Современной Медицины на ее благословения и таинства растут на рынке много быстрее. Эта Церковь продает отпущение грехов впрок, так как Современная Медицина молчаливо подразумевает, что не способна эффективно поддерживать ваше здоровье, поэтому когда-нибудь вам понадобятся ее благословения. Это развязывает руки врачу и связывает вам. Врач не может проиграть, а вы не можете выиграть – вас перехитрили, заставив думать, что вы все равно заболеете. Независимо от вашего образа жизни. Ну чем не иезуитство!
Кроме того, медицинское страхование мало преуспело в деле защиты пациента. В конце концов, даже после вычетов, госпитализированный пациент обычно тратит столько же денег, сколько и несколько десятилетий назад, до введения страхования. Почти единственным эффектом медицинского страхования было увеличение доходов поставщиков.

Медицинская инквизиция, как и средневековая, предполагает, что вы скорее виновны, чем невиновны.

Никакие внешние проявления здоровья не смогут поколебать уверенность вашего врача в этом. Ваша способность пробежать марафон только вызовет подозрения инквизитора, а не убедит его в железном здоровье. Он не только не одобрит бега на длинные дистанции, но еще и предостережет от какого-нибудь гипотетического вреда.
Ваше общение с церковью Современной Медицины – такая же тайна, как и дела средневековой инквизиции, тайна даже от вас самих. Поэтому старайтесь получать копии всех ваших медицинских документов.

Средневековая инквизиция ни перед кем не отчитывалась в своих действиях. И медицинская тоже не отчитывается.

Если средневековая инквизиция казнила свидетеля или пытала его до смерти – ничего страшного. Если в ходе лечения ваш врач убьет вас по глупости, халатности или из обычной злобы, вашей семье придется найти лучшего адвоката, какого только можно нанять, чтобы получить хотя бы шанс восстановить справедливость. Если же врач убьет вас потому, что признанный священным метод лечения, который он к вам применил, просто ничто, хотя никто этого не признает, то и лучший в мире адвокат не сможет добиться справедливости.
Большинство людей знает, как определяют инквизицию словари: это организация, цель которой выявление и наказание еретиков. Что не лежит на поверхности в данном определении, так сама сущность инквизиции. На самом деле она была эффективным орудием навязывания церковного закона и поддержания церкви как культурной и политической силы. Во многом в результате ее деятельности церковь стала могущественной силой в жизни общества и культуры. Человеку просто невозможно было пройти весь жизненный путь, не платя дань церкви.

Постарайтесь пройти свой путь, не платя ничего лишнего Современной Медицине.

Никто не может пройти этого пути, не окунувшись или не будучи обрызганным уже упоминавшимися четырьмя видами святой воды Современной Медицины: вакцинами, фторированной водой, внутривенными инъекциями и нитратом серебра.

Объективно говоря, безопасность и полезность всех четырех – под вопросом.

Тем не менее, Современная Медицина возвысила их статус до священного. Для верующего эти жидкости не только обладают великой силой – даже вопросы и сомнения по их поводу запрещены. К ним необходимо относиться с почтением, а святость их поддерживается гражданским правом, так же как и церковно-медицинским.
Инквизиция помогает церкви дискредитировать и лишать прав все другие конфессии, просто объявляя альтернативные ритуалы ересью. Любая группа людей, любые идеи или практика (включая традиционные религии и семью), которые могут влиять на здоровье, подвергаются нападкам.
Инквизиция дает Современной Медицине могущество, необходимое, чтобы вести соревнование при помощи стоящей за ней силы закона. Если врач заподозрит, что дитя является жертвой жестокого обращения, государство дает врачу полномочия упечь ребенка в больницу. Любые подозрения врача стоят вне критики, когда создается реальная угроза его власти. В настоящее время многие обходят вакцинацию, подделывая записи или пользуясь тем, что школьная администрация не слишком настаивает на прививках. Но что случится, если обе стороны одновременно встанут в позу, и родители откажутся подчиняться, а школы, в свою очередь, перестанут принимать детей? Как сделать, чтобы врачи пол надуманным предлогом прекратили обвинять родителей в жестоком обращении с детьми и отбирать их?
В благодарность за власть, которой государство наделило инквизицию, Современная Медицина оказывает государству огромную услугу, медикализируя те проблемы, которые вообще не являются предметом медицины.

Джон Мак-Найт, профессор проблем коммуникации и помощник директора Центра проблем городов в Северо-Западном университете, отмечал в своем эссе «Медикализация политики»:
«Важнейшей функцией медицины является медикализация политики путем распространения терапевтической идеологии. Эта идеология, если освободить ее от всех вводящих в заблуждение символов, является обычным кредо, состоящим их трех постулатов:
1.    Главная проблема – это вы сами.
2.    Решение вашей проблемы под моим профессиональным контролем.
3.    Мой контроль – ваше спасение.

Суть такой идеологии в ее способности прятать контроль под волшебным плащом терапевтической помощи. Таким образом, медицина – это пример модернизированного господства. В самом деле, ее культурная гегемония так сильна, что сам смысл политики меняется. Политика, в традиционном смысле слова, работает как диалог – это дебаты граждан по поводу целей, ценностей, власти. Медицинская политика – односторонняя, это решения «спасителей» в интересах «спасаемых».

Глава IX

Новая Медицина

Новая Медицина – вот мой рецепт победы, мой план свержения Церкви Современной Медицины.
До этого момента я рассказывал, почему и как нужно защищаться от Современной Медицины. Я рассказывал вам, как перехитрить врача, как понять, правильны ли его назначения, как проверить его, как его напугать, как с ним спорить и как поддерживать свое здоровье, несмотря на его опасные действия.
Может быть, вы уже опробовали на себе какие-то из моих советов, а может быть, читаете эту книгу просто для развлечения.

Если вы пытались воспользоваться моими советами, то, возможно, осознали, что делали больше, чем просто защищали себя. Вы разрушали Современную Медицину. Я предлагал вам врать докторам, притворяться и улыбаться – и сплачиваться с людьми, которые понимают здоровье так же, как и вы. Я предлагал вам покинуть церковь Современной Медицины, а не бросать ей вызов и не становиться мучеником.
Я подготавливал вас.
Один из моих любимых афоризмов гласит, что пришло время подняться над принципами и начать делать то, что должно. Стоит вам попробовать воплотить на практике какую-либо часть моих советов, вы достаточно скоро поймете, что решение защищаться от врача неизбежно приводит к гораздо более глубокой заинтересованности. Один первый шаг в сторону Новой Медицины – и вы не сможете устоять. Вам придется либо отступить и снова позволить врачам управлять вашей жизнью, либо продолжить движение вперед. Возможно, вы начнете с того, что решите рожать дома или кормить ребенка грудью, или устроить ребенка в школу без прививок, или пропустить ежегодный профилактический осмотр, или заставить своего врача объяснить, почему он рекомендует операцию, или попросить врача назначить вам или вашим детям какое-либо безлекарственное лечение.
Совершите один из этих поступков, и я уверен, что ваш опыт станет первой трещиной на стекле, дальнейшие действия сделают вас медицинским партизаном. Я честно вас предупреждаю.
С другой стороны, вы не должны приносить присягу благонадежности, чтобы присоединиться к этой революции. Нам не нужны торжественные заверения в преданности, имеющие более символическую, чем действительную ценность. Практическое применение Новой Медицины немедленно покажет вашу лояльность к ней.
Взять на себя ответственность за здоровье – свое и своей семьи – означает совершить акт политической воли, поскольку Современная Медицина использует политическую власть для осуществления атаки на права человека и семьи.

Сам акт нашей преданности семье как единице здоровья и обществу как объединению семей – политический. Политический уже потому, что противостоит представлению о том, что единицей здоровья и единицей общества является отдельный человек.
Наша Новая Медицина пересекается со всеми политическими и идеологическими линиями и затрагивает самое главное в отношении каждого человека к жизни: «Как долго и насколько хорошо я буду жить?». Новая Медицина тоже использует некоторые уловки религии.
Старая Медицина превратилась в церковь, потому что она неизбежно имела дело с теми же вопросами жизни и смерти и смысла жизни, что и все религии. Но она делала это плохо, особенно потому, что построила свою теологию на базе нежизнеутверждающих вещей. Она стала безнравственной, идолопоклоннической религией. Она подорвала доверие к другим религиям, которые – лучше или хуже – помогали людям в вопросах жизни и смерти. Новая Медицина этой ошибки не повторит.
В этой книге я изо всех сил старался подорвать доверие к Церкви Современной Медицины. Но я не могу делать этого, не предлагая альтернативы Современной Медицине. Я хочу изгнать из системы негодяев и заполнить ее новыми людьми, которые будут выполнять новые задачи.
Вера – первое, что необходимо любой религии, и вам понадобится верить, чтобы практиковать Новую Медицину. Но вам не придется верить в технологии, врачей, лекарства или профессионалов.

Вам нужно верить в жизнь.

Искренне, если хотите – с религиозным рвением, уважая жизнь и любя ее, Новая Медицина немедленно разоблачит Современную Медицину. Новой Медицине не придется вмешиваться в отношения человека и той традиционной религии, которую он исповедует, потому что все религии, которые выжили до нашего времени, поддерживают жизнь.
Каждому человеку нужна система ценностей, этическая структура, которая поможет ему принимать жизненно важные решения. Человек, который заявляет, что может прожить без субъективных оценок, все еще остается верным старой системе – не делая этих оценок. Но субъективных оценок невозможно избежать – вот для чего и нужна религия. Религия определяет иерархию ценностей и дает указания к действиям, так чтобы люди могли решить, куда идти, когда перед ними встает выбор.
Современная Медицина пришла и учредила некое шоу, заявив: «Вам больше не нужно беспокоиться о ценностях своих старых этических систем, потому что мы можем поправить все, если с вами что-то случится. Мы освобождаем вас от этической системы, которая считается с ценностями, а взамен требуем только веры в символическую этику, тайную этику, этику нашей искаженной логики».
Никакая логическая система, искаженная или нет, никогда не могла перехитрить биологию. А биология, на которой Новая Медицина основывает свою этику, является системой ценностей.
Поскольку жизнь – это главное таинство Новой Медицины, наши «обряды» признают и радуются жизни Вселенной. Грехами Новой Медицины во многих случаях оказываются добродетели Церкви Современной Медицины, то есть любая деятельность последней, которая потворствует насилию над жизнью. Новая Медицина считает грехом ограничивать прибавку в весе во время беременности, проходить ежегодный рутинный осмотр, капать новорожденным нитрат серебра в глаза, вакцинировать всех подряд без разбора, не разбираться в питании и еще многие другие процедуры, которые Современная Медицина продвигает как «здоровые». Эти процедуры являются грехом не потому, что оскорбляют чье-то представление о корректном и вежливом поведении, а потому, что представляют собой прямую и явную угрозу жизни. Они являются посягательством на биологию. Поскольку наш организм при определенных условиях обладает невероятными возможностями самоисцеления, то целью корректирующих процедур Новой Медицины – грех и преступление! – будет создание таких условий. В жизни зачастую настолько же трудно избежать дисгармонии, насколько хочется достичь гармонии. И если это медицина человечная, а не привязанная к смертоносному формализму аппаратуры, то нельзя лишать надежды даже самого закоренелого «грешника».
У Новой Медицины нет бессмысленных ритуалов. Вы выполняете «предписания» и совершаете обряды, выполняя полезные процедуры. Естественно, у этой религии тоже есть священники. Но Новый Врач не является основным посредником между верующим и предметом веры. Влияние врача строго ограничено человеком, который сам отвечает за свое здоровье. Присутствие служителя обусловлено лишь тем обстоятельством, что система ценностей все еще нуждается в посреднике, в том, кто поддержит человека в его поисках, в спасателе, который поможет в трудную минуту.
Никогда не забывайте, что цель Нового Врача – выйти из игры, поэтому ваша зависимость от профессионалов должна убывать с каждым днем. Вам нужно учиться обходиться без врачей, потому что врачи – не оракулы веры. Оракулы веры, настоящие священники религии жизни – это вы, ваша семья, ваше окружение. Из этого сосуда вытекают факторы, определяющие здоровье: жизнь, любовь и мужество.

Ваша главная обязанность – заботиться о своем теле и духе.

Питание очень важно, но смысл не просто в том, чтобы насытиться хлебом, водой, белками, клетчаткой и витаминами. Вам нужно стараться есть чистые продукты и пить чистую воду. Вам нужно выяснить все, что только можно, о том, какая пища будет лучшей для вас, потому что вы есть то, что вы едите. Есть и другие потребности, которые надо удовлетворять. В сущности, все, что встречается в вашей жизни, тоже своего рода пища, физическая и духовная. И человек сам ответствен за то, будет ли это здоровое питание или сухомятка на скорую руку, что и определяет его успехи на пути к здоровью. Если вы проводите много времени у телевизора, теряетесь в выдуманном мире, который является жалким подобием реальной жизни, то понапрасну растрачиваете вашу жизнь – жизнь, в течение которой вы должны питать себя и тех, кто вокруг вас.

Выбирайте свою пищу.

Постарайтесь попробовать, увидеть, услышать, понюхать, потрогать все, что сделает вашу жизнь более полной.
Наша Новая Медицина благословляет дела так же, как и пищу. Элементарно – есть вещи, которые люди должны и которые они не должны делать ради самих же себя, ради своей биологической сущности, ради своей жизни. Освящение пищи влияет на то, что попадает в организм. Благословление поступков управляет тем, что человек делает со своим телом и умом, мышцами и душой. У всех религий есть понятие о призвании свыше, но призвание от бога обычно бронируется для тех, кто планирует стать служителем этой религии. Наша Новая Медицина говорит, что каждый должен выбирать себе профессию так, как будто он призван богом, потому что это и в самом деле так, у каждого есть призвание: каждый человек призван прожить долгую и счастливую жизнь.
Наша Новая Медицина также призывает людей собираться вместе в важные моменты жизни – при рождении детей, на свадьбы, годовщины, во время болезни близких, на похороны. Так как промышленное развитие часто бывает нацелено на продуктивный труд, а не на личное здоровье, то вы можете оказаться перед дилеммой, если попытаетесь посвящать этим делам столько времени, сколько положено. И еще вы можете оказаться безработным, или вам придется работать на самого себя.
Новая Медицина требует более сбалансированного подхода к карьере. Стройте свою жизнь вокруг своих личных целей и творческой деятельности, учитывающей человеческие возможности. Жизнь важнее, чем бешеная погоня за успехом. Организуйте свое время и делайте свою карьеру так, чтобы это не мешало вам участвовать в важных и красивых жизненных событиях.
Храм Новой Медицины – это дом, потому что дом – это крепость, защищающая человека от нездоровых явлений, таких, как промышленность и Церковь Современной Медицины. Если, например, человеку приходится покинуть работу, потому что она начала угрожать здоровью, то дома он найдет семью, которая поддержит его, пока не будет найден новый источник доходов. Это может прозвучать странным для тех, кто «купился» на представления индустриального общества о том, что семья – это обуза, а не ценность. Интересы индустриального общества удовлетворяются лучше, когда семьи малы, ограничены двумя детьми и двумя или одним взрослым, а не тогда, когда семья рассматривается в ее истинном значении – как полное собрание родственников всех возрастов, живущее в близком соседстве и переживающее вместе все жизненно важные события. Когда семья объединяется для защиты, равно как и для совместной радости, никакая организация не сможет разрушить жизни ее членов.
Уважение Новой Медицины к семье начинается там, где начинается семья. Наша первая заповедь звучит так: «Не обращай свой взор на весы во время беременности». Вместо этого внимание надо обращать на качество продуктов, есть самые чистые и питательные продукты, какие только возможно купить. И перестать поглощать все лекарства, не принимать их даже «в случае острой необходимости», потому что почти практически все без исключения врачи верят в то, что лекарства необходимы всегда. То же касается и рентгена.

Новая Медицина посвящена жизни.

А так как рождение – это главное событие в жизни, а дом – это храм Новой Медицины, рождение ребенка в идеале должно происходить дома, вдали от всех опасностей больницы и рядом с любовью и поддержкой семьи. Не нужно отделять большую часть родственников от этого события. Каждый из них должен как можно скорее прийти, чтобы поприветствовать нового члена семьи и отпраздновать это событие. Вот как должно свершаться таинство рождения – совместной радостью, семейным праздником, пением и смехом.
Тому, кто до сих пор читает эту книгу, без слов ясно, что молодая мать кормит ребенка исключительно грудью, скажем, до полугода, а затем начинает добавлять твердую пищу, приготовленную дома из продуктов, которые ест вся семья, а не на фабрике по производству детского питания.
Обычно врачи рекомендуют родителям быть последовательными в воспитании ребенка. Я уверен, что единственное, в чем родителям нужно быть последовательными, – это любить ребенка и друг друга. Во всех других случаях в последовательности нет никакого особого смысла. У родителей хватает трудностей и без того, чтобы следить за всем, что они сделали или сказали своим детям. Семья – это живой организм, и от нее нельзя требовать слаженности мыслей и действий машины.
Однажды я заявил по радио, что когда речь идет о воспитании ребенка, одна бабушка лучше двух педиатров. Вскоре после этого мне позвонил мой заведующий отделением и объявил, что он намерен заменить меня двумя бабушками.

В каждом аспекте воспитания ребенка нужно с крайней подозрительностью относиться к специалистам.

Каждая семья должна ориентироваться на методы, которые доказали свою действенность в этой конкретной семье, культуре, социальной группе и религии. Мнения специалистов бесполезны, пока их действенность не подтвердится более серьезными свидетельствами. К сожалению, в наше время очень трудно пробиться к истокам сквозь разрушенные семьи, и нужно обратиться к бабушкам, а может быть, и прабабушкам, чтобы узнать о традициях воспитания. Когда проверенные временем культурные традиции утрачены, отчего бы ни прибегнуть и к помощи друзей и соседей, которые придерживаются здоровых традиционных ценностей и помнят о своих истоках.
С самого рождения все значительные события в жизни семьи отмечаются семьей совместно. Мы отвергаем термины «ядро семьи» и «расширенный состав семьи». Отвергаем потому, что само понятие «семья» предполагает как можно более полное собрание кровных родственников. Все поколения участвуют в семейной жизни, и ничья значимость не зависит от возраста. Каждый член семьи понимает, что если он понадобится семье, она будет для него на первом месте. Если кому-то из членов семьи приходится лечь в больницу, он может быть уверен, что с ним поедет целая семейная команда.

Смерть – еще одно неизбежное событие, которое собирает вместе всю семью.

Рождение ребенка, дни рождения, свадьбы и другие семейные события занимают более высокое положение по сравнению с карьерой и другими делами. Так и смерть члена семьи требует вашего присутствия. Ни один член семьи не должен умереть в одиночестве или в присутствии только персонала реанимации, который отметит факт его смерти. Жизнь должна заканчиваться там же, где началась, – дома.
Вне дома «медицинские партизаны» также должны совать нос не в свое дело. Этика Современной Медицины и в значительной степени американская этика гласят, что каждый должен заниматься своими делами. Я уже говорил о различных путях, которыми профессионалы разрушают не только семейные, но и общественные связи. Наша Новая Медицина говорит, тем не менее, что мы нуждаемся в общественных узах. Вы должны помогать своим братьям и сестрам.
Наша Новая Медицина нуждается в обществе по ряду интересных причин. Прежде всего, поскольку Новая Медицина направлена на освобождение личности от опасных и уродующих стремлений Современной Медицины, мы сознаем, что одиночке очень трудно выдержать такое своего рода восстание. Нам всем нужны друзья, но еще больше они нужны нам в сражении с медицинской инквизицией.
Наше общество состоит из семей, и это замечательно, что мы можем общаться семьями. В наши дни это рискует показаться вызывающе «старомодным», но помните, семья – это единица здоровья, главный ресурс личности. Общества тоже могут быть источниками здоровья, но общество легко рассеивается, и из-за специфики американского стиля жизни рассеивается слишком часто. Я это говорю не к тому, что люди не должны черпать ресурсы своих друзей в далеких уголках земли. Наоборот, общество должно расти и расправлять крылья.
Подумайте о сообществе, разделяющем те же взгляды. Наше общество или сообщество не вступает в противоречие с семейными верованиями, так же как наша медицинская «религия» не конкурирует с верой человека.
Конечно, не всегда удастся найти такое сообщество. Так почему бы не основать свое? Вы можете начать со своей семьи, с друзей, а может быть, вам стоит переехать. Я часто советую женщинам, которые хотят кормить грудью своих детей, но не уверены, что это у них получится, переехать туда, где живут ЖЕНЩИНЫ, успешно выкормившие не одного ребенка.
Очень важно, чтобы рядом были те, кто разделяет вашу этику и ваши стандарты. Все мы ограничены во времени и силах, и поскольку поддержка и одобрение исходят от ваших единомышленников, то вы не должны чувствовать себя неловко из-за того, что отдаляетесь от тех, кто не разделяет ваших мыслей и чувств.

В то же время наша Новая Медицина не выдает лицензий на сужение вашего кругозора до повседневных вопросов вашей физической и интеллектуальной жизни. Вам нужно быть в курсе этических систем других религий и других методов поддержания здоровья. Не объявляйте себя спасенным, прочитав всего две-три книги. Прочитайте сто книг! Читайте все, что только сможете найти, по проблемам здоровья. Особенно книги, которые, разоблачая опасные установки Современной Медицины, основаны на столетних традициях. Сразу же приучите себя к мысли, что ни одна система не может и не должна объявлять себя единственным решением проблем здоровья.
Так как наша Новая Медицина – это биологическая «религия», она обещает биологические воздаяния. Главные из них будут количественными: низкая детская смертность и большая ожидаемая продолжительность жизни. Переведите это в термины качества жизни, и это будет означать, что все станут здоровее. Показатели биологических и социальных болезней существенно снизятся. К первой группе относятся, прежде всего, инфекции, аллергии, рак, диабет, сердечные и токсические заболевания. Ко второй – разводы, самоубийства, депрессии.
Меньше заболеваний – меньше нужды во врачах-священниках. Свидания с врачами станут реже, снизятся и количество процедур, проводимых врачами, и стоимость медицинских услуг.
Врач превратится в друга семьи и не будет больше считаться неким «специалистом извне», чьи навыки вызывают благоговейный страх.
Наше сообщество будет расти и вглубь, и вширь. Люди сбросят с себя понимание семьи как обузы и воспримут ее как опору.
Возможно, куда важнее воздаяния, которых не выразить в статистике или в деньгах. Наша медицина – медицина надежды, а не отчаяния; радости, а не печали; любви, а не страха. Все наши «таинства» – праздники. Мы не отмечаем рождения, свадьбы и другие важные даты, высасывая кровь на анализы или требуя предложений. Мы требуем вечеринки! Когда женщина рожает дома, это не только позволяет избежать опасностей больницы, но дает возможность радостно разделить это воистину благословенное событие со всей семьей. Когда женщина кормит ребенка грудью, она испытывает такую радость, которую никогда не испытает, если ребенок будет сосать пластиковую соску, прикрепленную к бутылке!
Наша Новая Медицина предлагает отличный антидот главной болезни, от которой страдает современное американское общество, – депрессии. Депрессия – это начало смерти, а наша приверженность жизни и радости отвергает эту частицу отчаяния. Путь к депрессии – это изоляция, брошенность, разочарование и отчужденность. Наши таинства просто не позволяют развиться таким ситуациям. Очень трудно почувствовать себя испуганным, одиноким, нелюбимым, когда вы постоянно что-нибудь празднуете – день рождения, роды, свадьбу, поступление на новую работу и так далее. Мы вполне серьезно утверждаем: мы – сообщество празднующих.
Другое воздаяние, которое мы можем вам обещать, заключается в том, что, испробовав однажды альтернативные методы Новой Медицины, вы научитесь уважать «противную сторону». Исчезнут страх и ненависть, присутствующие там, где у вас нет выбора, и приходится подчиняться Современной Медицине. Вместо прежних разочарования и депрессии появится чувство радостного изумления. Многие новые книги и фильмы очень искусно разоблачили некоторые из самых очевидных проступков Современной Медицины. Когда вы не знаете об альтернативах Современной Медицине, такие откровения могут нанести довольно болезненный удар. Меня с моими студентами едва не выгоняют из кинотеатров, когда наш смех начинает звучать громче, чем охи и ахи зрителей по поводу изображаемых на экране лучших или худших фрагментов дешевого фарса Современной Медицины.
Как только вы перейдете на сторону Новой Медицины, как только осознаете, что здоровье – ваше и вашей семьи – счастливая и обнадеживающая привилегия, а не мрачная обуза, забота о которой поручена чужим людям, вы обязательно почувствуете себя свободнее и счастливее. Многие люди говорили мне, что им было очень трудно принять эту «революцию», пока они сами не убедились, что это необходимо. Они рассказывали мне, что пока Современная Медицина не нанесла серьезные увечья им или их близким, они не видели в медицинских процедурах тех опасностей, которые мы все должны уже считать доказанными. Они говорили также, что бесстрашие обрели те, кому довелось быть сильно напуганными.
Все это, скорее всего, так и есть. Эта книга явилась в своем роде моим ответом друзьям, которые рассказывали мне все это. Я написал эту книгу именно затем, чтобы напугать и переубедить людей до того, как им нанесут увечья. Пусть эта книга послужит основой для переосмысления вашего отношения к Современной Медицине. Помните, о чем я вам рассказал, когда пойдете к врачу.
Еще одна вещь, о которой меня спрашивают, – с чего начать. Хотят поучаствовать в революции, но не знают, где в нее принимают.
Вам не нужно вступать в какую-либо организацию.

Начинайте революцию у себя дома сегодня же вечером.

Для начала подумайте о семье как об источнике, а не обузе. Если вы одиноки, серьезно задумайтесь о браке. Если вы уже семейный человек, то самый революционный акт, который вы можете совершить сегодня же, – зачать ребенка. После чего запланируйте рожать дома и вскармливать ребенка грудью.
Если живы ваши родители, позвоните им и договоритесь навестить их в ближайшие выходные. Или договоритесь об этом с другим родственником.

Обдумайте ваши жизненные приоритеты. Действительно ли вы считаете более важным стоять у сборочной линии и проверять, как одна деталь подходит к другой, или вам важнее, чтобы все аспекты жизни вашего ребенка находились в гармонии? Действительно ли приз за победу в гонке на выживание стоит того, чтобы продавать так много своего времени, физических и душевных сил, что ничего не остается вашей семье и вам! Действительно ли ваша работа приведет вас куда-нибудь, кроме отделения болезней коронарных сосудов?

Ищите единомышленников.

Спросите у соседок, кормят или кормили ли они своих детей грудью. Если кто-нибудь непочтительно выразится о стариках или детях – отвечайте. Обсуждайте проблемы здоровья во время обеденного перерыва – не для того, чтобы спорить, а для того, чтобы выявить единомышленников. Как только вы их найдете, знакомьтесь с ними поближе. И организуйте сообщество.
Люди также спрашивают меня, когда закончится революция, когда они смогут перестать видеть в себе медицинских еретиков. Я должен признать, что не знаю ответа.
Но я знаю, когда вы можете считать, что победили: тогда, когда переубедите своих близких. Когда ваши родные и друзья почувствуют и начнут выражать радость по поводу своего понимания, что здоровье – это осознанный выбор, а не загадка судьбы. Это может произойти, когда вы или ваши родственники начнут кормить грудью ребенка, которого они родят дома, когда вы или кто-то их ваших родных перепроверит необходимость назначенной врачом операции, и не только избежит хирургического вмешательства, но найдет врача, который решит проблему, вмешавшись не более чем подкожной иглой.
Несколько месяцев назад я стал дедушкой. Наша дочь родила девочку весом 3660. Чанна родилась, как мы и хотели, у нас дома. При этом присутствовали мой зять, моя жена, еще одна моя дочь, д-р Мейер Эйзенштейн и я. Роды прошли почти классическим образом и заняли пять часов от начала до конца. Как только Чанна родилась, к нам стали приходить друзья и родные. Они просто забывали поздороваться со мной, спеша поприветствовать Чанну. В течение пяти недель, пока молодая семья жила в нашем доме, до того как переехать в свой новый дом в Канаде, я имел возможность видеть внучку, которую убаюкивала молодая бабушка, пока молодая мать спала. И этому молодому дедушке не приходилось теми летними вечерами заходить в больницу, чтобы взглянуть на внучку через стекло. Я мог любоваться ею у себя дома в течение всего ужина.
Поэтому я считаю, что мы победили.
Я могу считать, что мы победили потому, что вижу – люди, практикующие Новую Медицину, оказываются самыми здоровыми в нашем обществе. Члены таких организаций, как La Leche League, Национальная ассоциация родителей и профессионалов за безопасные альтернативные роды, Общество защиты здоровья будущих детей при помощи правильного питания и им подобных не только переубеждают тысячи и тысячи людей на своих консультациях, но, путешествуя по разным городам, ссылаются на успехи друг друга. Они – сообщество.
Я могу считать, что мы победили потому, что вижу в глазах членов этих семей и своей собственной семьи удовлетворение, оптимизм и радость – естественные чувства людей, которые стали хозяевами своего здоровья.

Вместо эпилога

В поисках Нового Врача

Здоровье не начинается с врача и не заканчивается на нем. Роль врача находится где-то посередине. И эта роль все еще важна. Если бы это не было так, Церковь Современной Медицины не располагала бы столь мощной властью.
Процесс одновременного разрушения и создания Медицины по своей природе политический. На всех уровнях медицинская революция втягивает своих участников в политику. Если вы не отдаете детей в государственную школу, чтобы избежать вакцинации, – это политический акт. Рожаете дома, а это не поощряется законом или страховая компания отказывается оплачивать расходы на домашние роды, – и это политический акт. Решаете родить еще ребенка, – это также политический акт. Когда мы поворачиваемся к инквизиции спиной, то обращаемся лицом к Новой Медицине и принимаем ее, потому что она нужна нам, чтобы выживать и процветать. Это тоже потребует действий, которые имеют явную политическую окраску.
Джон Мак-Найт писал в эссе «Медикализация политики»: «Политика – это действия людей, объединивших свои знания, чтобы достигнуть максимального социального добра. Медикализованная политика дезавуирует это общественное сознание.

Политика – это искусство возможного, процесс, который уважает ограничения и держится за проблемы справедливости, вызываемые этими ограничениями. Медикализованная политика – это искусство невозможного, процесс, в котором справедливость заменяется обещаниями без ограничений.

Политика – это искусство перераспределения власти. Медикализованная политика окружает контроль завесой тайны настолько, что вопрос о власти уже не стоит. Центральной политической проблемой становится право на еще больший контроль.

Политика – это действия граждан. Медикализованная политика – это контроль над клиентурой. Медицину можно вылечить только руками граждан. Сама себя вылечить она не может, так как все ее рецепты исходят из ее собственной системы ценностей».

Если ваше окружение подумывает о фторировании воды или если у вас уже есть фторированная вода, вам придется с этим бороться. Вы можете предпринять политические действия против принятия закона о государственном страховании здоровья или поработать над редакцией «революционных» статей этого закона, которые предотвратят смертельную хватку инквизиции. Вы можете политически выступить за законы, которые эффективно удалят отравляющие вещества из воздуха, пищи и воды. Или за изменения в системе государственного пенсионного обеспечения и в налоговом законодательстве, в поддержку которых выскажутся крепкие семьи.
Недавно группа латиноамериканок из Чикаго попросила меня помочь пропагандировать грудное вскармливание в их организации, чтобы дети росли здоровыми.
В больницах, где обычно рожали эти
ЖЕНЩИНЫ, одобрялось искусственное вскармливание. Активистки организации решили принять меры против этого. Они пошли к главврачам этих больниц и попытались убедить их остановить продвижение искусственного вскармливания. То есть прекратить раздачу бесплатных упаковок со смесью и специальных «наборов для докорма» матерям, которые уже начали грудное вскармливание.
ЖЕНЩИНЫ заявили, что если главврачи не отреагируют на их просьбу, то они будут пикетировать больницы.
Я думаю, что врач Новой Медицины должен быть в первых рядах этой борьбы. Участвовать в политических акциях в поддержку требований своих пациентов. Выступать в средствах массовой информации, когда становится известно о подобных акциях. А если о них не становится широко известно, – прилагать свои усилия, чтобы предать такие инциденты огласке.
Это одно из важнейших отличий Новой Медицины от Современной. Современная Медицина велит врачам оставаться вне политики. Конечно, это делается для того, чтобы скрыть, что врачи уже чрезвычайно сильно вовлечены в политику. Церкви нравится сохранять status quo, потому что так все находится под контролем. Она хочет сохранять за собой возможность запугивать потенциальных нарушителей ее покоя и очернять тех, кого не удастся запугать, называя их «политиканами».
Врач Новой Медицины не затворник, запертый в келье, а полноправный член своего сообщества. Врачи будут лидерами сообществ, активно участвующими в политике, потому что этого требуют интересы здоровья сообщества. Когда водопроводная компания соберется фторировать воду, Новый Врач первым примет меры к тому, чтобы общественность узнала о биологических последствиях этого. Когда поставщик электроэнергии решит построить атомную электростанцию рядом с городом, Новый Врач не будет стоять и смотреть, как создается угроза здоровью и самой жизни миллионов людей. Вместо того чтобы медикализировать политические проблемы, Новый Врач признает необходимость политической власти, чтобы применять ее для решения вопросов здравоохранения. Он не побоится признать плохую политику одним из факторов болезни.
Такого рода вовлеченность в жизнь общества подразумевает определенный тип врача – это чуткий человек, обладающий умением и желанием помогать строить Новую Медицину. Только так! Ибо любое благое дело может быть загублено плохим исполнителем.
Новый Врач поддерживает хорошие отношения с людьми, занимающими разное положение в обществе, и это не только отношения врача и пациента, но и другие, более широкие общественные отношения. Новый Врач рассматривает свои услуги как способ улучшения общества, поэтому он должен понимать и знать социальные и этические основы медицины.
Новый Врач хорошо знаком не только с языком медицины, но и с человеческим языком. Он постоянно информирует пациентов: объясняет им риск и преимущества предстоящего лечения, рассказывает о способах поддержания здоровья, разъясняет, как определенные условия и деятельность могут влиять на состояние здоровья. Отношения между врачом и пациентом демократичны – обе стороны делятся информацией на равных. Но эта «демократия» должна прекратить свое действие там, где врачу неизбежно приходится воспользоваться своим авторитетом. Например, когда пациент без сознания. Очевидно, при таких обстоятельствах врач должен взять на себя ответственность и сделать выбор в высших интересах пациента без его согласия. Тем не менее, когда пациент в сознании, врач все-таки должен сознавать, что существует граница, до которой доходят знания пациента, а знания врача могут простираться и дальше. В конце концов, потому пациент и обращается к врачу, чтобы попасть в зависимость – как бы это ни звучало – от знаний и образования врача. И неважно – одет ли врач в джинсы или в костюм-тройку, короткая у него стрижка или длинные волосы, принимает ли он в крупной клинике или в подержанном фургоне – пациент приходит к нему за его знаниями. Врач должен информировать пациента, как на нем отразится его выбор, но врач не должен уклоняться от вынесения своего суждения, основанного на знаниях и талантах. За это и платит пациент.
Когда Новый Врач приходит к молодой матери, он должен рассказать, какой у нее есть выбор относительно вскармливания ребенка и ухода за ним. Новый Врач расскажет ей, что искусственное вскармливание не является таким же безопасным и здоровым, как грудное, и что разница между риском и преимуществами настолько велика, что если она выберет искусственное вскармливание, ей придется найти другого врача.
Новый Врач не боится действовать на основе доказательств, имеющихся на сегодняшний день. Он достаточно уверен в своих знаниях, образовании и интуиции, чтобы не прибегать в отговорке: «Нам недостаточно известно об этом. У нас недостаточно доказательств. Нам надо провести дополнительные исследования».
Так как Новый Врач признает в таких ситуациях необходимость открытого выбора, свои отношения с пациентом он должен строить на высоких этических принципах. До какой степени люди контролируют свою жизнь, смерть и здоровье? Насколько медицина способна расширить свой контроль над жизнью и смертью? Какие факторы влияют на выбор, использовать ли искусственные и донорские органы, аппаратуру для поддержания жизни? Новому Врачу недостаточно знать, как делать свою работу. Он задается вопросом: зачем это нужно. Если что-то возможно сделать, означает ли это, что нужно это сделать? Этика, пронизывающая всю практику и обучение Нового Врача, – это уважение прав и достоинства человеческого существа.
Как творец здоровья Новый Врач осознает, что пациент и природа – это составляющие рецепта здоровья, а не материал для демонстрации технологий. Свои решения Новый Врач принимает, основываясь на точном знании. Владея всей полнотой информации о границах человеческих возможностей, Новый Врач знает, когда нужно вмешиваться в естественные процессы, помогать им, а когда делать этого не следует. Это знание заключает в себе понимание того, какой вред может быть причинен врачом.
«Искусство врачевания, – как сказал мой хороший друг и коллега, д-р Лео И. Якобс, главврач больницы Форест в Де-Плейне, штат Иллинойс, – проистекает из способности врача быть проницательным и воспринимать пациента как живого человека с определенными чувствами, мыслями, мнениями, взаимоотношениями, стремлениями и ожиданиями, а не просто как носителя симптомов. Такой врач склонен считать пациента, а не себя, главным ответственным за свое здоровье, достижимое путем осознанной жизни, в которой здоровое питание, физкультура и правильное распределение нагрузки сочетается с разумным балансом любви, игры и работы в рамках гармоничной семьи. Такой врач прибегнет к лекарствам или хирургии, только если поймет, что из-за тяжелой болезни пациента все неинвазивные методы – образовательные, психологические, социальные – уже исчерпаны».
Новый Врач признает, что природа – лучший целитель, и поэтому рассматривает естественные источники здоровья, например, семью, как имеющие решающее значение в процессе излечения. Семья – единица здоровья, поэтому Новый Врач лечит всего человека в контексте семьи, а также религии и общественной системы. Новый Врач принимает вызовы на дом и консультирует семью на ее территории. Он не пользуется профессиональным жаргоном и не признает рекомендаций, которые разделяют семьи на воюющие стороны. Разумно избегать госпитализации – основная цель, и поэтому Новый Врач принимает детей дома и презирает мысль о том, что люди должны приходить в этот мир и покидать его в реанимационном отделении.

Новый Врач – это спасатель. Он всегда готов вмешаться в случае угрозы жизни.

В начале жизни он дает матери возможность родить самой и ждет, готовый помочь в том ничтожном проценте случаев, когда может понадобиться его вмешательство.
Как только мы назначаем врача на роль спасателя, мы должны определить, что он должен и чего не должен делать во время своей работы. Он не должен играть главную роль. Главную роль исполняют люди, семьи и общества.
Охраняя здоровье своих пациентов, Новый Врач расставляет приоритеты согласно их безопасности и эффективности. Лечение по Гиппократу ставит правильный образ жизни выше лекарств и хирургии. Так лечит Новый Врач. То, что пациент ежедневно делает со своим телом и душой, оказывает более значительное воздействие на здоровье, чем то, что может сделать врач в течение небольшого времени, когда идет прием. Новый Врач должен научить пациента, что ему делать в течение всей своей жизни, чтобы самостоятельно, без помощи врача, поддерживать и укреплять свое здоровье.
Одно из правил, которому я учу своих студентов, гласит: если пациент, выходя из твоего кабинета, чувствует себя лучше, чем когда он туда входил, – неважно, как ты этого добился. Само присутствие Нового Врача исцеляет. Если врач проявляет энтузиазм и питает надежду и может передать эти чувства пациенту, то пациент почувствует себя лучше. Целитель и есть целитель, неважно – какую технику он использует. Сознавая это, Новый Врач прописывает «самого себя» в больших дозах, то есть использует все возможные ресурсы своей личности и социальной помощи.
Новый Врач все еще является священником в том смысле, что он совершает обряд или служит посредником в деле освобождения или очищения пациента от его «грехов». Вам все еще необходимо исповедоваться Новому Врачу, в том смысле, что вы должны рассказать врачу о себе, а он определит, что в вашем образе жизни служит на благо здоровью, а что во вред. Новый Врач понимает: невозможно рассчитывать на то, что вы никогда не сделаете ничего вредного для здоровья, но он обязательно проверит, осознанно ли вы поступаете в том или ином случае. Мы знаем, что организм обладает собственными силами для очищения, которые выражаются в невероятной способности адаптироваться и компенсировать «ошибки». Вы все еще должны подвергаться епитимье, но в другом смысле. Новый Врач не будет окроплять вас святой водой и объявлять спасенным за то, что вы согласитесь принять лекарство или дадите себя расчленить. Новый Врач не принесет вас в жертву никаким мстительным богам. Ваша епитимья – биологическая, то есть цена, которую вы должны заплатить, чтобы вернуть гармонию. Если ваш случай сильно запущен, в первое время вам придется отдать чрезвычайно много сил компенсации.
Естественно, Новый Врач старается убедить людей избегать заболеваний. Я уверен, что чувство вины – один из сильнейших доводов, чтобы изменить свое поведение. Новый Врач, которого заботят причины болезни, а не поверхностные симптомы, будет объяснять, в чем «вина» пациента в более разумной и этичной манере, чем это делает Современная Медицина. Виновность будет личной, но не исключительно личной, и отпущение «грехов» будет достигаться действиями, а не символическими ритуалами. В случае отравления свинцом вина будет возложена на того, кто отвечает за то, чтобы холодильник был полон, кто отвечает за наличие свинца в воздухе, искусственной смеси и продуктах. Если женщина просит применить анальгетики и анестетики во время родов, то она заслуживает некоторого чувства вины, потому что эти вещи не безвредны для ребенка. Если женщина скажет Новому Врачу, что собирается кормить своего ребенка искусственной смесью, то Новый Врач объяснит ей, что она угрожает здоровью малыша. Новые Врачи постараются заставить людей испытывать чувство вины за употребление рафинированных сахара и муки, а также сильно переработанных продуктов, за курение и за то, что они не занимаются физкультурой.
Чувство вины в руках Нового Врача будет побуждать людей к приобретению здоровых привычек, а не чувства разочарования и страха, потому что их больше не будут вовлекать в двойные стандарты. Есть вещи вредные и полезные для вас, и Новый Врач должен убедиться, что вы понимаете разницу. Эта разница будет определяться биологией, а не политикой или религией. Если мы считаем, что искусственное вскармливание вредно, то только потому, что оно подвергает мать и ребенка ряду нездоровых явлений, таких, как гастроэнтерит, аллергии, инфекции и неправильное формирование взаимоотношений между матерью и ребенком. Новый Врач может считать, что женщина сама вольна распоряжаться своим телом, но он знает, что с биологической точки зрения аборт чаще является причиной бесплодия и других осложнений, которым никогда не пожелает подвергнуть себя правильно информированная женщина. Врач должен сообщать женщине, что аборт наполовину увеличивает ее шансы родить в будущем недоношенного ребенка. Он должен рассказать ей об исследовании, проведенном в Израиле, в ходе которого велось наблюдение за одиннадцатью тысячами беременностей, и было обнаружено, что у женщин, подвергавшихся ранее абортам, нормальные роды были существенно реже. После таких родов у женщин, прибегавших ранее к абортам, относительный риск ранней смерти новорожденных удваивался, а риск поздней смерти возрастал в три-четыре раза. Было замечено значительное количество новорожденных с недостаточным весом по сравнению с младенцами, у матерей которых не было абортов. Дети, рожденные от таких беременностей, имели большее число серьезных и небольших врожденных пороков («Американский журнал эпидемиологии», сентябрь 1975 года).
Честность Нового Врача простирается до отрицания мифических заявлений Современной Медицины о том, что можно вылечить все; что как бы вы над собой ни издевались, мастерство врача может вернуть вас в нормальное состояние. Новый Врач объясняет своим пациентам, что полного излечения трудно достигнуть и что даже чудесное исцеление быстро теряет свою силу. Поэтому он предупреждает пациентов, чтобы они не слишком сильно отклонялись от здорового образа жизни, что гарантирует им долгую и здоровую жизнь.
Новый Врач скептически относится к обещанным преимуществам использования лекарств и хирургии. Одна из важнейших областей его ответственности – защита людей от неумеренности хирургов и фармкомпаний в их стремлении всучить свой товар.
Тем не менее, Новый Врач не избегает использования прогрессивных технологий, но отличает действительно полезное оборудование от установленного исключительно в знак уважения к техническому прогрессу. Он умеет обращаться с научной аппаратурой, но он также хорошо осведомлен о ее опасностях и недостатках. Что самое главное, Новый Врач не опирается на данные аппаратуры, кроме тех случаев, когда это просто необходимо. Он понимает, как опасно позволять машинам взять верх над здравым смыслом и интуицией.
Так как Новый Врач отвергает многое из оборудования Современной Медицины, он хорошо разбирается в необщепринятых методах лечения, включающих диетологию, акупунктуру, кинезиологию, мануальную терапию, гомеопатию и другие.
Одна из важнейших обязанностей Нового Врача – защита пациентов от избытка специалистов. Новый Врач – противоположность специалиста: он заставит своих пациентов чувствовать себя виноватыми в том, что они собрались пойти к специалисту и подвергнуть себя опасности без нужды. Вместо того, чтобы рассматривать пациента, как набор симптомов, локализованных в одном месте, Новый Врач рассматривает личность целиком как контекст и возможную причину болезни.
В конечном счете, в свете этики, ятрогенных взглядов и проявлений и универсального образования врачей, «узкие» специальности в значительной степени исчезнут. Если зависимость от больниц можно побороть в самом начале жизни – в момент рождения – значит, эта зависимость не появится и в будущем. Домашние роды приведут к исчезновению девяноста пяти процентов акушерства и гинекологии. Поскольку уже разоблачен провал психиатрической химиотерапии, психохирургии, лечения электрошоком, психоанализа и большинства консультаций, то – на пользу сильным семейным, дружественным и другим уважительным связям – исчезнет большая часть психиатрии. Интернатура пойдет ко дну из-за своей высокоприбыльной практики набора «клиентов»: ежегодных осмотров, массовых измерений давления, применения лекарств там, где можно вылечить натуропатически. Хирургия в основном исчезнет, потому что люди научатся распознавать, насколько веской является причина к собственному расчленению. И еще потому, что будут встречать все больше и больше Новых Врачей, которые вылечат их, не прибегая к хирургии. Сфера ортодоксальной онкологии будет «закрыта», поскольку химиотерапия, хирургия и лучевая терапия рака в корне иррациональны и научно не обоснованы. Педиатрия тоже отомрет, так как большинство матерей убедится в необходимости грудного вскармливания.
Новый Врач занят не только тем, чтобы вытеснить специалистов, но и тем, чтобы самому не оказаться вытесненным. Врачи когда-то говорили, что они приходят в этот бизнес, чтобы разориться, но это был только лозунг. Теперь они даже не говорят этого. Но Новый Врач подкрепляет свое намерение действием. Он научит людей оставаться здоровыми и восстанавливать здоровье и гармонию без помощи профессионалов. Хотя Новый Врач понимает, что необходимость во врачах будет существовать всегда, их роль, тем не менее, будет уменьшаться. Так что врачам, возможно, придется подумать о том, чтобы зарабатывать на жизнь каким-либо другим способом. Очевидно одно: если бы каждый врач был Новым Врачом, нам было бы нужно гораздо меньше врачей, и медицинское обслуживание не было бы раздуто до таких чудовищных размеров, как сейчас.
Новый Врач должен быть готов вести себя мужественно, а это значит делать то, что длжно, даже если для этого придется пожертвовать благополучием, властью и статусом, которые обычно имеет конвенциональный врач. Я не думаю, что нам будет трудно привить мужество Новым Врачам. Те из них, кого я знаю, – как действующие, так и будущие врачи – кажется, вооружены мужеством и умением постоять за себя. Недавно я встретил молодого врача, который бросил свое формальное медицинское образование, как только достиг уровня получения лицензии, то есть сразу после интернатуры. Я спросил, где ему разрешено работать, и он ответил, что лицензирован пятью штатами. Он предвидел возможные неприятности с медицинским истэблишментом, поэтому подготовился к тому, что у него могут отнять лицензию. Это самый проворный парень, которого я встретил в последнее время. Новый Врач знает, как выжить достаточно долго, чтобы преуспеть в своем деле.
Очевидно, Новый Врач существует больше вопреки своему медицинскому образованию, чем благодаря ему. Имея это в виду, я с несколькими коллегами создал проект Новой Медицинской Школы, который сейчас ожидает государственного лицензирования, а Школа надеется принять первый курс своих Новых Будущих Врачей.
Образование Нового Врача будет включать не только медицинские и клинические дисциплины, но и этику и литературу. Все студенты Новой Медицинской Школы увидят, как поведение человека отражается на здоровье и болезни. Новые Врачи будут учиться общению, как устному, так и письменному. Они также овладеют основными технологиями и методами общественного воздействия СМИ, например, телевидения. Новые Врачи должны не только эффективно общаться с людьми, но и знать процессы, под влиянием которых находятся они сами и их пациенты. Так как правовые процедуры важны не только для врача, чтобы он мог защищать свою деятельность, но и отстаивать интересы пациентов, Новых Врачей научат иметь дело с законом и его представителями.
В Новой Медицинской Школе будет факультет этики и права. Правовая концепция общества определяет здоровье его членов в исчислении продолжительности жизни, детской смертности, показателей заболеваемости и качества медицинского обслуживания. Теоретические экономические схемы к делу не относятся. Система свободного предпринимательства, основанная на законности, может обеспечить хорошую медицинскую помощь, в то время как социализированная медицинская система, лишенная закона, может оказать смертельные медицинские услуги. Аморальное общество, которое устанавливает произвольные границы в зависимости от достижений технологии, может быть опасно, в то время как моральное общество, которое стремится к лучшему, что могут предложить технологии, способно делать людей здоровыми. На нашем факультете этики традиционные медицинские дисциплины будут рассматриваться в свете различных этических систем: христианской, иудейской, индусской, исламской, прагматической, ситуативной и других.
В Новой Медицинской Школе будет очень сильный факультет ятрогенных заболеваний. На этом факультете всем медицинским дисциплинам и специальностям придется показать, как их методы могут привести к болезни и инвалидности. Доктора и профессора будут получать зарплату за исследования того, как медицинская помощь может причинить больше вреда, чем пользы, и как предлагаемые новые методы лечения могут оказаться опасными.
Вместо того чтобы вести то же обучение и преподносить те же модели поведения, поддерживающие узкую специализацию, что и конвенциональные школы, Новая Медицинская Школа сделает акцент на универсализме. Новая Медицинская Школа превратится в открытый форум по обмену идеями о методах излечения. Студентов будут обучать не только медики, но и остеопаты, мануальные терапевты, натуропаты и диетологи. Мы не хотим, чтобы Новые Врачи изучали все эти методики абстрактно, в рамках академической программы. Мы хотим, чтобы они, прежде всего, видели их применение на практике.
Новые Врачи будут изучать методы и принципы, которые не устаревают через каждые несколько лет. Раз уж от пятидесяти до девяноста процентов того, что преподается сейчас, отвергнуто, так как оказалось или неверным, или устаревшим и неуместным, у нас окажется достаточно времени для преподавания того, что должно преподаваться, то есть основ диагностики и прогнозирования.
Новая Медицинская Школа будет выпускать Новых Врачей, принимая в студенты людей разного склада. Студенты, традиционно получающие высокие оценки на вступительных экзаменах, стремятся быть принудительно ориентированными на успех. Они теряют связь с исконными целями медицины, втягиваются в конкуренцию и увлекаются применением технологий, которые подавляют, а не восстанавливают естественную гармонию. Новая Медицинская Школа, придавая минимальное значение количественным тестам, будет искать людей, которым нравится быть с людьми, а не делать что-либо с ними или для них. Нам не нужны неуверенные в себе люди со столь низкой самооценкой, что им необходимо постоянно проявлять себя, конкурируя с коллегами и защищая свой статус. Такой характер нездоровым образом отражается на окружающих и на самом его обладателе.
Во избежание социальных патологий, которые, похоже, присущи врачам как социальной группе, Новая Медицинская Школа будет заинтересована в поддержании и укреплении семейной жизни каждого Нового Врача. Мы будем поддерживать стремление студентов обзавестись семьей, потому что хотим, чтобы они увидели свою профессию и с другой стороны – глазами обычных людей. Новый Врач крепко связан со своим сообществом, так как народная культура всегда влияет на состояние здоровья.
Я помню, как несколько лет назад меня попросили произнести речь в медицинской школе перед студентами-первокурсниками. Я назвал ее: «Как выжить в медицинской школе». Я продиктовал студентам несколько правил, одним из которых было держаться рядом со своей семьей и теми людьми, которых они знали до поступления в медицинскую школу. Будьте рядом с людьми, которые не являются врачами или студентами-медиками. Не надрывайтесь. Не стремитесь к высшим оценкам. Выгнать студента из медицинской школы практически невозможно, поэтому вы можете успешно продержаться. Вложитесь в свое образование, но не полностью. Не настолько, чтобы исключить все другие стороны жизни.
Когда я закончил свою речь, декан поднялся и сказал, что он согласен со мной во всем, но хочет добавить, что студенты всегда должны помнить о том, что вступая в медицину, они вступают в новую жизнь!
Представим, что Новая Медицинская Школа открыта. Совсем иные методы обучения. Отношения студентов с факультетом построены по принципу аспирантуры: студенты активно вовлечены в дисциплину, а не просто прослушивают курс, как в ремесленном училище. Новая Медицинская Школа не научно-исследовательский институт и не больница. Она действительно школа. Студенты прикреплены к учителям, а не к больницам. Перенимая профессиональное мастерство у опытных коллег, они сами отвечают за свое образование.
После того как эти молодые люди закончат обучение, вам будет не трудно отличить их от выпускников других медицинских школ. Когда мы готовили заявку на государственное лицензирование нашей Новой Медицинской Школы, мы посетили несколько других медицинских школ. Одна из них совсем недавно открылась в небольшом районе на юге Иллинойса. Когда нам показали здешние достижения, мы задали руководству один вопрос: если перемешать ваших выпускников с выпускниками Гарвардской медицинской школы, сможете ли вы отличить своих? Ответ был: «Нет, потому что наши студенты ничем не отличаются от студентов Гарварда».
Тогда мы решили, что не будем иметь дело с этой школой. Наших студентов будет действительно легко отличить от других.
Ведь их первым правилом станет: «Главное – не навреди».
Словарь основных терминов и понятий
Абстинентный синдром [лат. abstinentia воздерживающийся] – болезненное состояние, появляющееся у наркоманов при прекращении приема наркотика.
Амфетамины – большая группа веществ синтетического происхождения, стимулирующих центральную нервную систему. В США, где на протяжении десятилетий А. широко использовались как лекарственное средство в форме таблеток, в 70-х годах XX в. амфетаминовая наркомания получила размах эпидемии.
Американская медицинская ассоциация – самая крупная профессиональная организация американских медиков, членство в которой де-факто является признанием профессионализма врача. Публикует всемирно известный медицинский журнал Journal of the American Medical Association (JAMA). Предоставляет стипендии талантливым студентам-медикам, осуществляет помощь развивающимся странам. Крупный политический лоббист.
Анамнез [гр. anamnesis воспоминание] – совокупность сведений о развитии болезни, условиях жизни, перенесенных заболеваниях и др., собираемых с целью их использования для диагноза, прогноза, лечения или предотвращения заболевания; история развития болезни. Основным источником А. служит сам больной (или обследуемый) либо его близкие.
Антидот [гр . antidoton противоядие] – лекарственное средство для лечения отравлений.
Барбитураты [англ. barbituric] – группа органических соединений, производные барбитуровой кислоты; широко примен. как снотворные средства.
Доктор медицины в США – степень, которая присваивается выпускнику четырехлетней медицинской школы (медицинского факультета). Аналогична степени бакалавра в других дисциплинах. Является начальной точкой медицинского образования. После ее получения лица, желающие практиковать в США, должны окончить интернатуру и отработать в ординатуре. Обозначается как M.D. и пишется после имени. Не путать с Ph.D. – степенью доктора философии в медицине, требующей защиты докторской диссертации.
Епитимья [гр. epitimia наказание, кара] – христианское наказание в виде многочисленных поклонов, поста, длительных молитв; налагается исповедующим священником.
Интернатура в США – в И. поступают по окончании медицинской школы (медицинского факультета), уже имея степень доктора медицины. Окончивший И. (обучение длится год) теоретически может самостоятельно практиковать, однако в большинстве штатов выдача лицензии на медицинскую практику невозможна без прохождения ординатуры.
Кинезиология – наука о движении, включающая биомеханику. Рассматривает анатомические и физиологические основы движения, особенности нервно-мышечной передачи, принципы основных видов мышечной деятельности.
Кортизон [лат. cortex кора] – гормон животных и человека, вырабатываемый корой надпочечников (кортикостероид); участвует в регуляции обмена веществ; используется в медицине.
Лобарная пневмония – вид пневмонии (воспаления легких), при котором поражается целая доля легкого.
Маммография [лат. mamma женская грудь + ...графия] – рентгеновское исследование молочных желез.
Медицинские школы в США – то же, что и медицинский факультет университета; образовательное учреждение, предлагающее четырехлетнюю программу обучения медицине, по окончании которого студент получает степень доктора (аналог европейского бакалавра) медицины. Получение диплома доктора медицины не дает права на врачебную практику (см. также Интернатура, Ординатура). В медицинскую школу зачисляют только лиц, либо уже имеющих диплом бакалавра, преимущественно в области биологии или наук о здоровье, либо окончивших три курса немедицинского высшего учебного заведения.
Натуропатия – оригинальная система поддержания здоровья, основывающаяся на убеждении в том, что здоровое питание и здоровый образ жизни способны предотвращать самые серьезные заболевания. По мнению сторонников этого учения, организм человека обладает достаточными ресурсами, чтобы противостоять различным негативным изменениям и внешним воздействиям. Натуропаты считают, что этот защитный механизм способен работать самостоятельно, если ему ничего не мешает.
Неинвазивные методы – т.е., противоположные инвазионным методам сохранения здоровья, предполагающим медицинское «вторжение».
Неонатология – раздел педиатрии, изучающий особенности физиологии и болезни новорожденных (от рождения до одного месяца).
Ординатура в США – форма послевузовской подготовки врача, получившего степень доктора медицины. Необходима для получения лицензии на медицинскую практику. Проводится в медицинском центре или отделении больницы, согласно избранной специализации. Врачи выполняют обычные обязанности под руководством более опытных коллег. Важные решения, к примеру назначение сильнодействующих лекарств или направление на дорогостоящие процедуры, требуют письменного подтверждения руководителя. В зависимости от сложности специальности прохождение О. занимает от трех до семи лет.
Ортодонтия [гр. ortos прямой + odus (odontos) зуб] – раздел стоматологии, изучающий неправильности строения зубов и их смыкания (прикуса), а также методы лечения этих дефектов.
Остеопатия [гр. osteon кость + pathos страдание] – метод лечения, предложенный в конце XIX в. американскими врачами Стиллом и Сазерлендом; опираясь на глубокие знания анатомии и физиологии человеческого тела, они сумели создать систему терапевтических приемов воздействия руками врача на сочленения костей черепа и крестца, фасции и мышцы, направленных на лечение больного в целом, а не на лечение отдельной болезни. В настоящее время остеопатическое лечение широко признано в США и Европе как немедикаментозный, безболезненный и абсолютно безвредный метод, способствующий устранению патологии на всех уровнях организма и усилению действия защитных механизмов.
Перфекционизм [фр. perfection] – совершенная идея о себе; убеждение в том, что совершенствование, прежде всего – духовное, нравственное, как собственное, так и других людей, является целью, к которой должен стремиться человек
Плацебо [лат. placebo понравлюсь] – лекарственная форма, содержащая фармакологически нейтральные вещества, по внешнему виду и вкусу имитирующая какое-л. лекарственное средство; примен. для изучения роли внушения в лечебном эффекте какого-л. лекарственного вещества, при исследовании фармакологического эффекта лекарственных веществ.
«Синий Крест», «Синий Щит» – медицинские страховые компании в США.
Сумах [ар.] – род деревьев и кустарников, реже лиан, семейства сумаховых; лаконосные, дубильные, лекарственные и декор. растения.
Тремор [лат. tremor дрожание] – ритмические колебательные движения конечностей, головы, языка и т.д. при поражении нервной системы; может быть наследственным.
Энзимы [гр. еп в, внутри + zyme закваска] – то же, что ферменты.
Эстрогены [гр. oistros страсть, ярость + genos рождение] – женские половые гормоны позвоночных животных и человека; вырабатываются гл. образом яичниками, а также корой надпочечников, плацентой и семенниками. Стимулируют развитие и функцию жен. половых органов, нормальную функцию молочных желез; влияют на рост костей, определяя особенности телосложения женщин, вводно-солевой обмен и др. По химической природе – стероиды.

Последна промяна ( Вторник, 06 Август 2013 17:25 )