Органон врачебного искусства-част 3-та

Примечания
ПРИМЕЧАНИЯ К АВТОРСКОМУ ПРЕДИСЛОВИЮ
1 С той же целью опытный аллопат с наслаждением изобретает название болезни, чаще всего греческое, для того, чтобы внушить пациенту, что он давно и хорошо знает это заболевание и является опытнейшим человеком в его лечении.

2 Гомеопатия не проливает ни капли крови, не назначает ни рвотных, ни слабительных, ни потогонных средств, не лечит наружные поражения наружными средствами, не предписывает горячие или неизвестные минеральные ванны или лекарственные клистиры, не применяет шпанских мушек или горчичных пластырей, выпускников или фонтанелей, не возбуждает слюнотечения, не прижигает полынными сигаретами или докрасна раскаленным железом до самой кости, и не использует средств, подобных только что перечисленным, но каждый врач своими собственными руками даёт собственные препараты простых, несоставных лекарств, свойства которых он знает безошибочно, не подавляет болей опиумом и т. д.

3 Ганеман не проставил в рукописи точную дату, возможно, отложив это до того момента, когда книга попадёт в руки издателя, однако д-р Хейль считает, что следовало бы проставить февраль, 1842 г. поскольку именно эта дата указана в рукописной копии, выполненной мадам Ганеман (В. Б.).
ПРИМЕЧАНИЯ К ВВЕДЕНИЮ

1 Более созвучным здравому смыслу и природе вещей было бы считать исходную причину болезни за causa morbi и попытаться обнаружить её для того, чтобы получить тем самым возможность успешно применить метод лечения, полезность которого уже была продемонстрирована при лечении болезней той же этиологии. Так, например, ртуть полезна при лечении язвы головки полового члена, развившейся после нечистого коитуса, так же как и в предшествовавших случаях венерических шанкров. Если бы они обнаружили, что причиной, вызывающей все остальные (невенерические) хронические заболевания, служит инфекция, проявляющаяся в тот или иной период зудящим миазмом (псора) и, уделяя должное внимание индивидуальным особенностям каждого случая, разработали бы общий метод лечения, посредством которого могли бы быть излечены все и каждый из них, то тогда они имели бы полное право заявить, что при лечении хронических болезней они имеют в виду только доступную и полезную causa morborum chronicorum (non - venereorum) и, основываясь на этом, могут лечить подобные болезни с наилучшими результатами. Однако в течение прошедших веков они оказались неспособными излечить миллионы хронических болезней, поскольку не понимали, что их происхождение связано с псорным миазмом (он был впервые открыт и обеспечен подобающим лечением лишь в практике гомеопатии). Тем не менее, они хвастают тем, что только их лечение направлено на prima causa болезней и что только они придерживаются рационального лечения. При этом они не имели ни малейшего представления о псорном происхождении хронических болезней и поэтому совершено запутались в их лечении.

2 Каждый врач, подбирающий лечение в соответствии с этим общим характером заболевания, как бы не претендовал он на звание гомеопата, всегда останется аллопатом, поскольку гомеопатия немыслима без тщательнейшей индивидуализации.

3 Гомеопатическое.

4 "Когда опыт демонстрировал целебные силы гомеопатически действующих лекарств, объяснение эффекта которых представлялось невозможным, то, для устранения этих трудностей объяснения, их действие называли специфическим, удушая дальнейшие исследования этим ничего, в действительности, не значащим словом. Гомогенетические возбуждающие лекарства, специфические (гомеопатические) средства были, тем не менее, запрещены задолго до этого как оказывающие чрезвычайно вредное действие". - Pay, "О значении гомеопатического метода лечения". Гейдельберг, 1824. с. 101-2.

5 В случае внезапного расстройства желудка с постоянной отвратительной отрыжкой, имеющей вкус испорченной пищи, часто сопровождаемого упадком духа, похолоданием кистей рук и стоп и т.д., обычные врачи, как правило. направляют свои усилия против испорченного содержимого желудка, которое полностью изгоняется сильными рвотными. Эта цель обычно достигается назначением рвотного камня с ипекакуаной или без неё. Становится ли пациент сразу после этой процедуры здоровым, оживленным и весёлым? О, нет! Такое расстройство желудка обычно имеет динамическое происхождение и вызывается психическими причинами (горе, испуг, досада), ознобом, умственным или физическим перенапряжением сразу после приёма пищи, часто даже весьма умеренного. Эти два лекарства, а также вызванная ими бурная рвота, не могут устранить динамическое расстройство. Более того, рвотный камень и ипекакуана, вследствие собственных специфических патогенных эффектов, вызывают дальнейшее ухудшение в состоянии пациента и приводят к нарушению выделения желчи. Таким образом, больной, если только он не окажется очень крепким, будет в течение ещё нескольких дней страдать от последствий так называемого каузального лечения, несмотря на бурное удаление всего содержимого желудка. Если же, тем не менее, больной, вместо того, чтобы принимать эти сильнодействующие и всегда вредные рвотные средства, понюхает один раз глобулу размером с горчичное зерно, смоченную высокоразведённым соком пульсатиллы, то, как общее расстройство его состояния здоровья, так и местное, желудочное, будут безусловно устранены, и через два часа он будет совершенно здоров. Если же отрыжка и возобновится ещё раз, то она уже не будет иметь вкуса и запаха, то есть содержимое желудка уже не будет испорченным, и следующего приема пищи больной будет ожидать с обычным аппетитом, будучи совершенно поправившимся и полным сил. Это и есть истинное этиологическое лечение, описанное же ранее является таковым только в воображении врачей и вредно для больного.

Даже в случаях избыточного потребления неперевариваемой пищи никогда не требуются рвотные лекарства. В этих случаях природа сама в состоянии удалить её наилучшим способом через пищевод при помощи тошноты, слабости, спонтанной рвоты, и, иногда, - механического раздражения нёба и зева. Тем самым предотвращаются добавочные лекарственные эффекты рвотных средств; небольшое количество кофе ускоряет дальнейшее продвижение вниз по кишечнику того, что ещё осталось в желудке.

Однако, если в этих случаях перегрузки желудка спонтанная рвота вследствие пареза его мускулатуры оказывается невозможной и появляются сильнейшие боли в эпигастральной области, то рвотные средства вызовут лишь роковое воспаление кишечника, в то время как часто повторяемые небольшие дозы крепкого кофе восстановит сниженную раздражимость желудка и его способность удалить содержимое, сколь бы обильным оно не было, со рвотой или стулом. Таким образом, и в этих случаях так называемое каузальное лечение оказывается неуместным.

Также бесполезно удаление при помощи рвотных средств едкой желудочной кислоты, отрыгивание которой часто наблюдается у хронических больных, поскольку удаление сегодня, осуществляемое со значительными страданиями для больного, приведёт к тому, что завтра или несколькими днями позже, те же отрыжки возобновятся с ещё большей силой. В то же время эта кислота устранится сама собой после устранения динамической причины очень небольшой дозой высокого разведения серной кислоты, а ещё лучше, в случае частых рецидивов, назначением минимальных доз антипсорных лекарств, симптомы которых подобны остальным симптомам конкретного случая. Близки к описанному и другие случаи так называемою каузальною излечения, произведённые врачами старой школы, которые при помощи утомительных процедур, обременительных для них самих и вредных для пациентов, удаляли материальные продукты динамических расстройств. В то же время, если бы они выявили динамическую причину заболевания и устранили бы её и её продукты гомеопатически, то они осуществили бы тем самым рациональное исцеление.

6 Состояния, зависящие исключительно от псорного миазма, и легко излечиваемые щадящими (динамическими) противопсорными средствами без рвотных и слабительных.

7 Несмотря на то, что почти все болезненные кровотечения определяются динамическим расстройством жизненной силы (состояния здоровья), врачи старой школы считают их причиной избыток крови и не могут удержаться от кровопусканий, предпринимаемых для удаления огромного избытка этой жизненной жидкости. Очевидные вредные последствия этой процедуры, такие как истощение сил больного, тенденция к развитию или действительное развитие тифозного статуса, приписываются злокачественности болезни, которую они после этого часто и не могут преодолеть. Словом, даже в том случае, если пациент не выздоравливает, они воображают, что лечение осуществлялось в полном соответствии с их аксиомой causam tolle и что они, независимо от результата, сделали, как они обычно говорят, всё, что было в их силах для оказания помощи пациенту.

8 Хотя, вероятно, никогда не было и капли крови, лишней для живого человеческого тела, врачи старой школы считают воображаемый избыток крови основной материальной причиной кровотечений и воспалений, который они должны устранить при помощи венесекций, кровососных банок и пиявок. Это они считают рациональным лечением, каузальной терапией. В случаях общих воспалительных лихорадок или острого плеврита они даже считают, что коагулирующаяся лимфа крови - светлый слой кровяного сгустка, как он называется - является materia peccans, которую они пытаются, если это возможно, удалить повторными венесекциями, возобновляемыми несмотря на то, что с каждым разом этот слой становится толще и гуще. Тем самым, если воспалительная лихорадка не ослабевает, они вызывают практически смертельную кровопотерю своими попытками удалить этот светлый слой или воображаемую плетору. Они и не подозревают того, что воспалённая кровь является только продуктом острой лихорадки, болезненного, нематериального (динамического) воспалительного раздражения, и что последнее является единственной причиной выраженных нарушений в деятельности сосудистой системы и может быть устранено минимальными дозами гомогенетического (гомеопатического) лекарства как, например, маленькой глобулой с дециллионным разведением сока аконита, и воздержанием от растительных кислот таким образом, что самая жестокая плевритическая лихорадка со всеми характерными для неё тревожными симптомами будет излечена без сколь угодно малых кровопусканий и каких-либо жаропонижающих средств в течение нескольких, в крайнем случае, двадцати четырёх часов (в небольшом количестве выпущенной для проверки венозной крови не будут найдены даже следы светлой части кровяного сгустка). В те же время другой пациент, поражённый сходным образом, которого лечили в соответствии с рациональными принципами старой школы, если и останется в живых после повторных кровопусканий и невыразимых страданий, и не будет в скором времени после лечения окончательно подкошен (как это часто случается) брюшным тифом, лейкофлегмазией или лёгочной чахоткой, то часто должен будет потратить много месяцев для того, чтобы поставить на ноги своё измождённое тело.

Любой, кто нащупал спокойный пульс человека за час до озноба, всегда предшествующего развитию острого плеврита, не сможет сдержать своего удивления, когда двумя часами позже, в начале стадии жара, ему скажут, что чрезвычайное полнокровие у данного больного срочно требует повторных кровопусканий. Естественно, он будет недоумевать по поводу того что за волшебная сила влила за эти два часа фунты крови в сосуды, ещё два часа назад пульсировавшие так спокойно? Количество крови, циркулирующее в сосудах больного, не увеличилось и на драхму по сравнению с тем, что было два часа назад!

Поэтому аллопат при помощи своих венесекций не выпускает из сосудов больного, борющегося с острой лихорадкой, отягощающий его избыток крови (поскольку последнего не может быть), но похищает у него то, что необходимо для жизни и выздоровления - нормальное количество крови и жизненных сил - величайшая потеря, которую не в состоянии восстановить ни один врач! Врач тщетно воображает, что осуществляет лечение в соответствии со своей (неправильно понимаемой) аксиомой causam tolle в то время, как causa morbi не может заключаться в этом случае в избытке крови, которого просто нет, но единственно истинной causa morbi является болезненное динамическое воспалительное раздражение системы кровообращения, что подтверждается быстрым и безусловным излечением этого и каждого сходного случая общей воспалительной лихорадки одной или двумя невообразимо малыми дозами сока аконита, который гомеопатически устраняет это раздражение.

Равным образом заблуждается старая школа, следуя маниакальным идеям Бруссо и используя в лечении локальных воспалений местные кровопускания, особенно большое количество пиявок. Временное облегчение, которое на первых порах развивается при таком лечении, далеко от того. чтобы увенчаться быстрым и совершенным исцелением. Напротив, слабое и болезненное состояние органов (нередко всего тела) остается и после этого лечения, с очевидностью демонстрируя ошибочность объяснения локальных воспалений местной плеторой. А как прискорбны последствие этих кровопусканий! В то же время это чисто динамическое, несомненно, местное, воспалительное раздражение может быть быстро и безусловно устранено такой же малой дозой аконита или, в соответствии с обстоятельствами, белладонны, тем самым и вся болезнь будет уничтожена и излечена без неоправданного кровопролития.

9 Жизнь была поставлена под угрозу введением в вену небольшого количества чистой воды (Vide Муллен. цитирован Бирчем в "Истории Королевского общества").

Атмосферный воздух, введенный в кровеносные сосуды, вызвал смерть. (Vide J. M. Voigt, Magazin fuür den neuesten Zustand der Naturkunde, i, iii, S. 25.).

Даже инертные жидкости, введённые в вену, угрожают жизни. (Vide Autenreith, Physiologic, ii, § 784).

10 Восьмилетняя девочка из Глазго, укушенная бешеной собакой, была немедленно оперирована хирургом. Несмотря на полное удаление укушенного места, девочка заболела водобоязнью и погибла от неё в течение двух дней. (Med. Comment. of Edinb., Dec. 2, vol. ii, 1793).

11 Для того, чтобы объяснить большое количество гнилостной отвратительной материи и зловонных выделений, часто имеющих место при заболеваниях, а также для того, чтобы быть в состоянии представить их как материальную субстанцию, поддерживающую и вызывающую заболевание - хотя при развитии инфекции ничего, ощутимого в виде миазма, ничто материальное не может проникнуть в тело - обратились к гипотезе о том, что вещество инфекции, сколь бы малым оно не было, действует в теле, как фермент, вызывающий гниение жидкостей и превращающий их в подобный болезнетворный фермент, постоянно поддерживающий и усиливающий болезнь. Но какими же всемогущими и всеведущими очищающими потоками сможете вы очистить жидкости человеческого тела от этого постоянно воспроизводящего фермента, от этой массы воображаемой болезнетворной материи, и выполнить всё настолько совершенно, чтобы не оставить и мельчайшей частички патогенного фермента, которой, в соответствии с гипотезой, вполне достаточно для того, чтобы вызвать вновь загнивание жидкостей и образование болезнетворного вещества? Если бы это было так, то очевидно, что лечение болезней вашим способом оказалось бы невозможным! Смотрите, как все гипотезы, сколько бы изобретательно они не были составлены, не имеющие истинных оснований, оказываются совершенно абсурдными! Самый укоренившийся сифилис может быть излечен после устранения псоры, которой он часто осложняется, одной или двумя небольшими дозами в дециллион раз разведенного и потенцированного раствора ртути, в результате чего навсегда (динамически)! уничтожается и устраняется из жидкостей тела сифилитическая зараза.

12 Если бы это было так, то самый закоренелый насморк можно было бы вылечить тщательным сморканием и вытиранием носа.

13 В так называемых глистных заболеваниях кажется необходимым удаление глистов слабительными. Но эта необходимость - лишь кажущаяся. Несколько червей может быть найдено у некоторых детей, у многих есть аскариды. Но их присутствие всегда определяется общим загрязнением конституции (псорным), сочетающимся с нездоровым образом жизни. Исправьте последнее, вылечите гомеопатически, что особенно легко делается в этом возрасте, первое, и ни одного червя не останется, а излеченный таким образом ребёнок никогда больше не будет страдать глистами; в то же время после лечения слабительными, даже в сочетании с семенами полыни, глист появится вновь и в больших количествах.

"Ну, а как же ленточные черви? - мне кажется, я слышу чей-то возглас, - все усилия должны быть приложены ради изгнания этих чудовищ, созданных для мучений человечества".

Да, иногда, они изгоняются, но ценой каких страданий впоследствии и с какой угрозой для жизни! Я бы не хотел иметь на своей совести ни многие сотни человеческих жизней, принесенных в жертву ужасным сильнодействующим слабительным, направленным против ленточных червей, ни долгие годы нездоровья тех, кому удалось избежать печальной участи быть вычищенным до смерти. А как часто случается, что после всех этих разрушающих жизнь и здоровье очистительных процедур нередко растягивающихся на несколько лет, зверь не изгоняется, а если и изгоняется, то заводится вновь.

А что если нет и малейшей необходимости во всех этих неистовых, жестоких и опасных усилиях изгнать и убить червя?

Различные типы ленточных червей всегда обнаруживаются только в сочетании с псорным миазмом и всегда исчезают после его излечения. Но ещё до того, как завершится лечение, они живут - а пациент уже в это время наслаждается здоровьем - не собственно в кишках, но в остатках пищи, выделениях кишечника, как в своей естественной среде, совершенно спокойно, и находят в экскрементах все необходимое для своего питания, и соприкасаются со стенками кишечника, будучи совершенно безвредными. Однако если больной подвергнется любому острому заболеванию, то содержимое кишечника становится невыносимым для этого животного, оно начинает извиваться, приходит в соприкосновение с чувствительными стенками кишечника и раздражает их, вызывая характерные спазматические колики и заметно увеличивая страдания больного. (Так же и плод в матке становится беспокойным, ворочается и пинается только в случае заболевания матери; когда же она здорова, он спокойно плавает в своей естественной жидкости, не причиняя ей никаких страданий).

Нельзя не отметить того, что болезненные симптомы пациента, страдающего ленточными червями, обычно такого рода, что быстро облегчаются (гомеопатически) мельчайшими дозами настойки корня мужского папоротника; таким образом, нездоровье пациента, вызывающее беспокойство паразитирующего животного, на время устраняется; ленточный червь чувствует себя лучше и тихо живёт в выделениях кишечника, не причиняя страданий больному и не раздражая его кишечник, до тех пор, пока противопсорное лечение не продвинется достаточно далеко. Затем, после искоренения псоры, червь обнаруживает, что содержимое кишечника более неприемлемо для его питания и самопроизвольно навсегда исчезает из тела теперь уже излеченного пациента без каких бы то ни было очистительных (слабительных) лекарств.

14 Вместо того, чтобы быстро, без подтачивания сил больного и хождения вокруг да около, погасить болезнь гомогенетическим. динамическим лекарством, действующим непосредственно на поражённую точку тела, как это делает гомеопатия.

15 Как будто что-то нематериальное может быть удалено! Таким образом в этом случае также было представление о субстанции и болезнетворном веществе, хотя и чрезвычайно тонком, но, всё-таки, вероятно, присутствовавшем!

16 Это только наиболее лёгкие и острые болезни имеют тенденцию спокойно завершаться путём, как это принято называть рассасывания по прекращении естественного срока их течения независимо от того, использовались ли агрессивные аллопатические лекарства или нет. Жизненная сила вновь обретает способность восстановить состояние здоровья и исправить нарушенные функции. Но при тяжёлых острых и хронических заболеваниях, составляющих существенно большую часть человеческих болезней, и предоставленная самой себе природа, и старая школа одинаково бессильны. При этих болезнях ни пытающаяся помочь сама себе жизненная сила, ни имитирующая её аллопатия не могут добиться лизиса и достигают чаще всего лишь временного приглушения болезни, во время которого враг собирается с силами с тем, чтобы рано или поздно возобновить свои атаки с ещё большей яростью.

17 Это выражение выдаёт то, что они предполагают и воображают наличие болезнетворной субстанции, подлежащей растворению и выведению.

18 В обычной медицинской школе считалось, что усилия, предпринимаемые природой для освобождения организма от болезней в тех случаях, когда лекарства не использовались, могли быть наилучшими моделями для подражания. Но это было величайшей ошибкой. Жалкие и несовершенные усилия жизненной силы освободиться от острых болезней представляют собой зрелище, долженствующее возбудить наше сострадание и побудить все силы нашего рационального мышления прекратить эти вызванные ею самою страдания реальным лечением. Если природа не в состоянии излечить уже существующую болезнь гомеопатически, возбуждением нового подобного заболевания (§§ 43-46), что ей редко по силам (§ 50), и если организм должен в одиночку, своими собственными силами и без посторонней помощи, преодолеть вновь развившееся заболевание (в случаях хронических миазмов его силы сопротивления практически ничего не могут сделать), то мы видим лишь болезненные, часто опасные усилия природы спасти индивидуума любой ценой, часто приводящие к прекращению земного существования, смерти.

Сколь мало мы, смертные, знаем о процессах, протекающих внутри здорового организма, что должно быть скрыто от нас, так же как открыто глазу всевидящего Творца и Спасителя своих созданий - столь же мало можем мы понять процессы, происходящие внутри нашего организма при нарушениях естественного течения жизни, или болезнях. Внутренние процессы при заболеваниях проявляются только видимыми изменениями, жалобами и симптомами, исключительно посредством которых наш организм выдаёт внутренние нарушения. Таким образом, ни в одном случае мы не в состоянии решить, какой патологический симптом обусловлен первичным действием болезнетворного агента, а какой вызван направленной на самоисцеление реакцией жизненной силы. Те и другие путаются и смешиваются в наших глазах, представляя лишь отражённую внешнюю картину всего внутреннего заболевания, поскольку бесплодные усилия природы, предоставленной самой себе, прекратить страдания, сами вызывают новые муки для всего организма. Поэтому даже в так называемых кризисах, обычно производимых природой в конце скоротечных заболеваний, гораздо больше страдания, чем эффективной помощи.

Что и как делает природа в этих так называемых кризисах, остаётся для нас тайной, как и все внутренние процессы, протекающие в нашем живом организме. Одно совершенно ясно: все эти усилия разрушают большую или меньшую часть поражённого органа и приносят его в жертву ради спасения всего остального. Эти действия жизненной силы, направленные на самостоятельное излечение острого заболевания, производятся лишь в соответствии с законами органической жизни, не управляются мыслью и интеллектом и являются ничем иным, как разновидностью аллопатии. Для оказания помощи первично пораженному органу при помощи кризиса стимулируется дополнительная, часто избыточная активность экскреторных органов, для удаления заболевания от первого к последним, возбуждаются рвота, понос, диурез, потоотделение, абсцедирование и т. п. для того, чтобы раздражением удалённых частей вызнать род отвлечения от первично поражённого органа, и кажется, что динамически поражённая нервная сила освобождается от этих материальных продуктов.

Только путем разрушения и принесения в жертву части самого организма может лишённая помощи природа спасти пациента от острого заболевания, и, если смерть не последует, восстановить, хотя медленно и несовершенно, гармонию жизни - здоровье.

Выраженная слабость органов, перенесших заболевание, и даже всего тела, истощение и т. п. остающиеся после спонтанных излечений, убедительно подтверждают вышесказанное.

Короче говоря, все направленные на самолечение усилия природы при столкновении её с болезнями представляются наблюдателю ни чем иным как страданием и не содержат в себе ничего, чему он мог бы или должен был бы подражать, если бы хотел лечить болезни действительно искусно.

19 Ежедневный опыт демонстрирует прискорбные последствия этого манёвра при лечении хронических болезней. Достигается всё, что угодно, но только не излечение. Кто рискнёт говорить о победе тогда, когда вместо фронтальной атаки противника и рукопашной схватки, уничтожающей его и немедленно пресекающей дальнейшие попытки вражеского нападения, мы трусливо действуем за его спиной, налагая на всё запреты, перерезая его источники снабжения, выжигая всё на большом расстоянии вокруг? Действуя таким образом, мы, в конце концов, лишим его храбрости, необходимой для сопротивления, но не достигнем цели, поскольку враг ещё далеко не уничтожен, он все ещё на месте и вновь, ещё более озлобленный чем ранее, поднимет голову как только восстановятся источники снабжения. Враг, я повторяю, далёк от поражения, а бедная, ни в чем не повинная страна настолько сильно пострадала от разрушений, что не скоро сможет восстановить свои силы. Сходным образом действует аллопатия при хронических болезнях, когда непрямыми атаками на непоражённые части тела, удалённые от первичного очага болезни, разрушает организм вместо того, чтобы добиваться излечения. Таков результат этих травматических мероприятий!

20 К каким хорошим результатам могут привести эти зловонные искусственные язвы, получившие модное наименование выпускников? Если даже в течение первой недели или двух недель, пока они все ещё вызывают боль, они и могут, более или менее, благодаря своему антагонистическому воздействию, тормозить развитие болезни, то впоследствии, когда организм привыкнет к боли, они будут лишь истощать больного и увеличивать объём хронического поражения. Или кто-нибудь в девятнадцатом столетии воображает, что они служат отверстиями для удаления materia peccans? Это почти произошло бы, если бы только могло быть!

21 Так же неэффективны искусственно вызванные очищения.

22 Естественные последствия такого отражения местных симптомов расцениваются аллопатами как новые заболевания совершенно иной природы.

23 Нередко старая школа позволяет себе нечто совершенно противоположное. Так, когда усилия жизненной силы ослабить внутреннее заболевание очищениями и вызыванием местных симптомов на поверхности тела, становятся слишком беспокоящими, они капризно подавляют их при помощи отражающих и отгоняющих; они притупляют хронические боли, бессонницу и упорные поносы опасными дозами опиума, рвоты - шипучими солевыми растворами, зловонный пот стоп - холодными ножными ваннами и вяжущими аппликациями, кожные сыпи - препаратами свинца и цинка; они подавляют маточные кровотечения инъекциями уксуса, пот лица - квасцами, ночные поллюции - камфарой, частые приливы жара к телу и лицу - селитрой, растительными кислотами и серной кислотой, носовые кровотечения - закрытием ноздрей тампонами из корпии, смоченными вяжущими жидкостями; они высушивают мокнущие или гноящиеся язвы голеней, возникшие благодаря усилиям жизненной силы облегчить серьёзное внутреннее заболевание, при помощи оксидов свинца и цинка и т. д. с теми прискорбными результатами, которые опыт демонстрирует в тысячах случаев.

Устно и письменно врачи старой школы хвастливо именуют своё лечение рациональным, исследуют причины болезней для того, чтобы всегда добиваться радикального излечения. Однако на деле их лечение оказывается направленным лишь на изолированные симптомы и всегда сопровождается вредными для пациента последствиями.

24 Этот метод является, строго говоря, энантиопатическим, и я ещё вернусь к нему в тексте "Органона" (§ 59).

25 У страдающих тугоухостью удавалось получать временное улучшение слуха при помощи умеренных разрядов гальванической батареи аптекаря из Йевера, но улучшение длилось лишь несколько часов - эти умеренные разряды теряли свою силу. Для достижения тех же результатов он вынужден был увеличивать силу разрядов до тех пор, пока и они не утрачивали своего действия. Сильнейшие разряды улучшали на короткое время слух пациента, но в конце концов оставляли его совершенно глухим.

26 И тем не менее, Гуфеланд, вождь этой старой школы (v. Homoöоpathie, S. 22) с большим удовлетворением расхваливает применение дигиталиса в подобных случаях следующими словами: "Никто не сможет отрицать (опыт с несомненностью делает это) что слишком высокая скорость кровообращения может быть устранена (?) при помощи дигиталиса". Навсегда устранена? и при помощи героических доз энантиопатического средства? Бедный Гуфеланд!

27 Который Гуфеланд в своём памфлете "Die Homoöopathie", стр. 20 тщетно пытается приспособить к своему старому псевдоискусству. Так как хорошо известно, что 2500-летняя аллопатия до выхода в свет моей книги ("Хронические болезни") не знала ничего о происхождении наиболее длительных болезней (псора), то могла ли она приписать не ложный источник (genesis) этим болезням?

28 Смотрите эссе в первом томе "Materia Medica Pura" ("Чистое лекарствоведение", английское издание), "Источники общей Materia Medica".

29 Абсурдность лекарственных смесей понятна даже представителям старой медицинской школы. Тем не менее, они продолжают, вопреки собственным убеждениям, придерживаться этого небрежного метода лечения. Так, Миркус Герц (в Hufeland's Journal, ii, стр. 33) следующими словами описывает уколы совести, переживаемые им: "Если мы хотим устранить воспаление, то не используем что-нибудь одно: либо селитру, либо нашатырь, либо растительные кислоты, но смешиваем обычно несколько, и часто слишком много, так называемых противовоспалительных средств, или назначаем их одно за другим через небольшие интервалы времени. Когда нам предстоит устранить нагноение, мы не довольствуемся назначением для достижения нашей цели больших доз одного из известных антисептиков, таких, как кора хинного дерева, минеральные кислоты, арника, и т. д., но предпочитаем назначить несколько из них вместе и рассчитываем на их совместное действие; или же, из-за отсутствия уверенности в том, действие какого лекарства наиболее всего подходит в конкретном случае, мы смешиваем вместе большое число разнообразных веществ и практически оставляем на волю случая достижение желаемого эффекта одним из них. Поэтому мы редко добиваемся потоотделения, очищения крови (?), преодоления закупорок (?), улучшения отхаркивания и даже удаления primae viae при помощи одного средства; наши прописи в этих случаях всегда сложны и почти никогда не бывают простыми и ясными. Следовательно, таковыми не бывают и наши наблюдения за действием каждого отдельного вещества, включенного в пропись. Для того, чтобы обрести уверенность, мы научно присваиваем определенные ранги местоположению каждого лекарства в рецепте. Одному из них, эффекту которого мы приписываем основное действие прописи, присваивается наименование основного (basis), другие мы называем помогающими и поддерживающими (adjuvantia), корригирующими (corrigentia) и т. д. Однако очевидно, что эта классификация практически абсолютно произвольна. Помогающие и поддерживающие средства так же много значат для суммарного действия прописи, как и главный ингредиент, хотя из-за недостаточной стандартизации мы не можем определить степень участия каждого из них в достижении общего результата. Сходным образом влияние корригирующих средств на эффективность действия других ингредиентов не может быть совершенно безразличным; они должны усиливать или ослаблять их действие, или же придавать ему совершенно иную направленность. Поэтому мы всегда должны считать спасительные (?) перемены, которых мы добиваемся при помощи таких прописей, результатом совместного действия всех ингредиентов, и никогда не можем извлечь из такого действия чистого опыта об эффективности каждого отдельного средства из числа составляющих рецепт. В действительности наши знания всего того, что необходимо знать о лекарствах и о сотнях способов разнообразных взаимодействий между ними при смешивании, слишком малы для того, чтобы полагаясь на них, можно было с уверенностью говорить о степени и масштабах действия, самого, казалось бы, малозначащего вещества при его введении в человеческий организм в смеем с другими средствами".

30 Поскольку истина так же вечна, как и всеведущий великодушный Господь, она может долгое время скрываться от глаз человека, пока не настанет время, предначертанное Провидением, и тогда лучи её непреодолимым потоком рассеют облака предрассудков и возвестят рассвет нового дня, который просияет ярким и несказанным светом на благо человечества.

31 Так, они воображают, что могут изгнать из-под кожи застаивающуюся там после озноба потообразующую материю, назначив в стадии озноба при катаральной лихорадке настой цветов бузины. Последние способны устранить такую лихорадку благодаря подобию своего действия (гомеопатически) быстро и эффективно и добиться результата, не вызывая потоотделения, но только в том случае, если врач назначит небольшие дозы настоя и ничего не добавит сверх этого. К твердым, острым опухолям, интенсивные воспалительные процессы в которых не дают развиться нагноению и вызывают невыносимые боли, они прикладывают очень горячие и часто обновляемые припарки, в результате чего (смотри!) воспаление и боли быстро уменьшаются, и столь же быстро формируется абсцесс, узнаваемый легко по желтоватому блестящему возвышению и ощущаемому при пальпации размягчению. В этом случае они полагают, что твёрдое затвердение было размягчено влагой припарок, в то время как избыточное воспаление было гомеопатически подавлено, главным образом, благодаря ещё большему жару припарок, таким образом, что могло, наконец, развиться нагноение. Почему они с успехом применяют при офтальмии бальзам св. Ива, главным ингредиентом которого является красный оксид ртути, если и способный что-либо вызвать, то именно воспаление глаз? Или почему бы небольшое количество сока петрушки столь очевидно помогало в случаях (не таких уж редких) сильно беспокоящих, часто неэффективных усилий маленьких детей помочиться, а также при обычной гонорее, хорошо известной своими болезненными, частыми и безрезультатными позывами на мочу, если бы свежий сок этого растения не обладал бы силой вызывать у здоровых людей такие же болезненные и бесплодные позывы и, следовательно, излечивать их гомеопатически? Не осознавая гомеопатического закона исцеления, они при помощи корня очного цвета, вызывающего резкое усиление секреции слизи в бронхах и зеве, успешно лечили так называемую слизистую ангину, и подавляли некоторые вилы маточных кровотечений при помощи листьев сабины, которые сами способны вызвать метроррагию. В случаях непроходимости кишечника, в том числе при ущемлении грыжи, многие врачи находили, что отличным и наиболее верным лекарством являются небольшие дозы опиума, известного своим крепящим действием. При этом они были далеки от мысли, что эти случаи служат примерами эффективности гомеопатического закона исцеления. Они лечили невенерические язвы зева небольшими дозами ртути, являющейся гомеопатичной этим состояниям, останавливали некоторые виды поноса малыми дозами послабляющего ревеня, лечили водобоязнь белладонной, вызывающей сходное состояние, и, словно по волшебству, выводили больного из опасных коматозных состояний при острых лихорадках небольшими дозами согревающего, одурманивающего опиума. И, тем не менее, они отрицали гомеопатию и преследовали её с таким бешенством, которое могло развиться лишь в неспособных к совершенствованию сердцах от уколов нечистой совести.

32 Именно на таких примерах домашней медицины из практики основал м-р М. Люкс так называемый метод лечения идентичными средствами (idem), который он именует Изопатией, и некоторые эксцентрические особы уже успели объявить его высшей степенью (non plus ultra) терапевтического метода, не зная, впрочем, с чего они это взяли.

Однако, если мы внимательно рассмотрим предлагаемые примеры, то увидим, что они не оправдывают этих взглядов. Чисто физические силы отличаются по природе своего воздействия на человеческий организм от динамических лекарственных сил.

Тепло и холод окружающего воздуха, или воды, питья или пищи не представляют (как жар и холод) сами по себе абсолютной угрозы здоровому телу; чередование тепла и холода существенно необходимо для поддержания здоровой жизни; следовательно, сами по себе они не являются лекарствами. Тепло и холод действуют поэтому при поражениях человеческого тела как целебные агенты не вследствие своей сущности (то есть не как тепло или холод per se, не как факторы, патогенные сами по себе, каковыми являются лекарства, ревень, хина и т. д. даже в мельчайших дозировках), но только вследствие большего или меньшего своего количества, то есть в зависимости от степени их нагрева или снижения температуры, так же как (чтобы взять пример из области действия собственно физических сил) большой кусок свинца больно расшибёт мою руку не вследствие его внутренней сущности как свинца, то есть не вследствие того, что он является свинцом как таковым, так как тонкая свинцовая пластинка ни причинит ни малейшего вреда, но вследствие своего количества, вследствие большого веса.

Так мы обнаруживаем, что в этих примерах успешного применения домашних средств, положительные результаты были достигнуты не вследствие длительного выдерживания конечности в той же температуре, что вызвала отморожение, и что было бы изопатическим лечением (оно привело бы только к омертвению конечности), но вследствие использования такой минусовой температуры, которая лишь приближалась (гомеопатия) к вызвавшей отморожение и постепенно повышалась до температуры комфорта, так как замерзшие листья кислой капусты, приложенные в комнатной температуре к отмороженной руке, постепенно нагревались от 32 до 33 град. по Фаренгейту до комнатной температуры, то есть, скорее всего, лишь до 55 градусов, и, таким образом, конечность излечивалась при помощи физической гомеопатии. Сходным образом рука, обваренная кипятком, не может быть излечена изопатически прикладыванием кипящей воды. Излечения можно добиться только при использовании несколько меньших температур, например, при погружении руки в сосуд с жидкостью, нагретой до 160 град. и постепенно охлаждаемой до комнатной температуры, что позволит обваренному участку восстановиться гомеопатически. С помощью замерзшей воды нельзя добиться оттаивания картофеля или яблок, для этой цели пригодна лишь вода, температура которой близка к точке замерзания.

Так, (чтобы продолжить пример из области физического воздействия) боль и опухоль вследствие удара твёрдым телом по лбу вскоре уменьшатся гомеопатически, если ушибленное место придавить возвышением большого пальца на определенное время, поначалу сильно, а затем постепенно ослабляя давление, но ни в коем случае не с силой, равной силе удара, что лишь изопатически усугубляет страдания.

Примеры изопатических излечений, приведённые в книге, - мышечные спазмы у человека и спинальный паралич у собаки, вызванные охлаждением и излеченные холодными ваннами, - ошибочно относится к изопатии. То, что названо страданиями вследствие охлаждения, лишь номинально связано с холодом и часто развивается у предрасположенных субъектов даже от дуновения воздуха, который может вовсе и не быть холодным. Более того, многогранное воздействие холодной ванны на живой организм, в здоровом состоянии и при болезни не может быть сведено к этой простой формуле для того, чтобы оправдать построение столь претенциозной системы! Содержащиеся в этой же книге утверждения о том, что змеиные укусы наверняка излечиваются кусочками змеи, должны считаться сказками прошлых времён до тех пор, пока эти голословные заявления не будут недвусмысленно подтверждены наблюдениями и опытом, чего, конечно же, никогда не будет. Наконец, ссылки автора книги на то, что человек, страдающий водобоязнью (в России), был, как говорят, излечен слюной бешеной собаки - тем более это самое "говорят" никогда не заставит никого из здравомыслящих врачей повторить этот опасный эксперимент или разработать так называемую изопатическую систему, столь опасную и так мало правдоподобную при широком применении, как это было сделано (нечестным автором памфлета, озаглавленного "Изопатическое лечение заразных болезней": Leipzig: Kollmann), но его эксцентрическими сторонниками, особенно д-ром Гроссом (v. Alg. hom. Ztg., ii, p. 72), который превозносит свою изопатию (aequalia aequalibus) как единственно верный терапевтический метод. Он ничего не видит в правиле similia similibus и без сожаления поступается им ради вышеназванного, поступая довольно неблагодарно, так как всей своей славой и удачей целиком обязан similia similibus.

33 Также и Фернелиус (Therap., lib. vl, cap. 20) считает наилучшим лечением ожогов их приближение к огню, позволяющему устранить боль. Джон Хантер ("О крови, воспалении" и т. д., стр. 218) указывает на значительный вред от лечения ожогов холодной водой и отдаёт решительное предпочтение выдерживанию их у огня, руководствуясь при этом не традиционными медицинскими доктринами, предписывающими (contraria contraiis) холодные аппликации при воспалениях, но данными опыта, который учит тому, что прикладывание подобного тепла (similia similibus) является наиболее благотворным.

34 Сиденгам (Opera, р. 271 [edit. Syd. Soc., p. 601]) говорит, что часто прикладываемый винный спирт предпочтительнее всех других лекарств при ожогах. Бенджамин Белл также ("Система хирургии", 3-е изд., 1789) признает, что опыт показывает эффективность только гомеопатических лекарств. Он говорит: "Одной из лучших примочек при любом ожоге такого рода будет крепкий бренди или какой-либо другой спиртной напиток. Кажется, что на мгновение он усиливает боль (см. ниже, № 157), но она вскоре стихает и сменяется приятным чувством успокоения. Он оказывается наиболее эффективным в тех случаях, когда обожжённую поверхность погружают в него целиком. Если же это оказывается невозможным; то следует постоянно увлажнять обожжённую поверхность смоченными в спирте кусочками льняного полотна". К этому я могу добавить, что действие нагретого, а на самом деле сильно нагретого спирта оказывается гораздо более быстрым и эффективным, поскольку в нагретом виде он становится гораздо более гомеопатичным. И все опыты подтверждают это наиболее удивительным образом.

35 Эдвард Кентиш, которому приходится лечить рабочих угольных шахт, так часто получающих ужасные ожоги при взрывах рудничного газа, использует в качестве наилучших лекарств при наиболее обширных и тяжелых ожогах аппликации с нагретым скипидарным маслом или спиртом ("Второе эссе об ожогах", 1798). Никакое другое лечение не может быть ни более гомеопатичным, ни более эффективным.

Почтенный и опытный Гайстер (Institut. Chirurg., v. I, p. 33) подтверждает это исходя из своего собственного опыта и превозносит прикладывание скипидарного масла, спирта или просто горячие аппликации, так сильно нагретые, что их едва можно было терпеть.

Однако отрадное превосходство прикладывания к ожогам лекарств, обделяющих силой вызывать ощущения жжения и жара (следовательно, гомеопатических), над паллиативными охлаждающими средствами особенно неопровержимо подтверждается чистым экспериментом по сравнению эффективности двух противоположных методов при лечении одинаково тяжелых ожогов на одном и том же теле.

Так, Бенджамин Белл (в Kuhn's Phys. Med. Journal, Leipzig, 1801, Jun. p. 428) в случае, когда некая леди обварила обе руки, смазал одну из них скипидарным маслом, а другую заставил погрузить в холодную воду. Рана на первой руке зажила уже через полчаса, в то время как вторая болела ещё шесть часов, после извлечения руки из воды боль заметно усилилась, и для излечения потребовалось существенно большее время.

Джон Андерсон (Kentish, op. cit., p. 43) лечил сходным образом некую леди, обварившуюся топлёным жиром. "Её обожженное лицо, очень красное и чрезвычайно болезненное, через несколько минут после происшествия было смазано скипидарным маслом, руки же она, по своему собственному разумению, погрузила в холодную воду, надеясь таким образом излечить их за несколько часов. Через семь часов её лицо выглядело уже гораздо лучше, и боль утихла. Она беспрестанно меняла холодную воду, в которую были погружены руки, и каждый раз при вынимании их из воды, жаловалась на возрастающую боль, и, действительно, воспаление усилилось. На следующее утро я узнал, что всю ночь она страдала от сильных болей в руках, воспаление же распространилось выше локтей, сформировалось несколько больших пузырей, и толстые струпья покрыли предплечье и кисть. Только после этого были применены теплые аппликации. Лицо было совершенно безболезненно, а руки пришлось лечить смягчающими аппликациями в течение еще двух недель".
Кто же не увидит в этих примерах подтверждения окончательного превосходства (гомеопатического) лечения при помощи средств подобного действия над жалким лечением уже отжившей своё обычной медицинской школы, осуществляемым при помощи противодействующих средств (contraria contrariis)!

36 Джон Хантер (lос. cit.) не только указывает на значительный вред от лечения ожогов холодной водой. У. Фабрициус из Хильдена (De Combustionibus libellus, Basil, 1607, cap. 5, p. 11) утверждает, что холодные аппликации при ожогах чрезвычайно вредны и грозят самыми серьезными осложнениями; ими вызываются воспаления, нагноения и иногда даже некрозы.

37 Циммерман (Über die Erfahrung, ii, p. 318) сообщает, что жители жарких стран используют тот же метод и с наилучшими результатами, немного выпивая при перегревании чего-нибудь спиртного.

38 Я не привожу соответствующих цитат из сочинений авторов, предчувствовавших гомеопатический метод лечения на основании лишь опытных данных, в то время как он прочно основывается на своих собственных достоинствах. Однако мне хотелось бы также избежать обвинений в замалчивании этих работ с целью приписать самому себе приоритет в высказывании этой идеи.

39 Basil. Froben, 1538, р. 72.

40 Mémoirs de l'Académie Royale, 1710

41 Eph. Nat. Cur. cent., X. obs. 76

42 Medicin, Electrisitat, II, стр. 15 и 282.

43 Mémoir de l'Académie de Caen.

44 Libell. de Stram., стр. 8

45 B. Jo. Hamelii "Commentatio de Arthritide tam tartarea, quam scorbutica, seu podagra et scorbuto", Budingae, 1738, VIII, pp. 40-42.
ПРИМЕЧАНИЯ К "ОРГАНОНУ"

1 Его задачей не должно быть создание так называемых систем, сотканных из пустых спекуляций и предположений о внутренней сущности жизненного процесса и способе возникновения болезней в невидимых недрах организма (на что многие врачи до сих пор, движимые амбициями и честолюбием, растрачивают свои таланты и время). Задачей врача также не может быть придумывание бесчисленных объяснений болезненных явлений и их вероятных причин (которые навсегда должны остаться скрытыми от нас), и врач не может, в то время как страждущее человечество тщетно взывает о помощи, пытаться поразить воображение невежд, придав своим догадкам запутанными, туманными и абстрактными выражениями вид сверхучёности. Мы располагаем более чем достаточным количеством этих ученых фантазий (которым было присвоено наименование теоретической медицины и ради которых создаются новые профессорские кафедры), и теперь пришло самое время всем тем, кто называет себя врачами, прекратить, наконец, обманывать страждущее человечество пустыми разговорами и начать вместо этого действовать, то есть реально помогать и лечить.

2 Я не понимаю поэтому, как могут врачи у постели больного предполагать, что, отказавшись от тщательного анализа симптомов как единственного ориентира при лечении, они должны пытаться обнаруживать лечебные показания где-то в скрытых и неизвестных недрах организма; при этом они высокомерно и нелепо претендуют на то, что, пренебрегая симптомами, они действительно обнаруживают изменения внутри организма и могут устранять их (неизвестными!) лекарствами. Они утверждают также, что только такое лечение может именоваться радикальным и рациональным.

Разве не то, что проявляет болезнь своими доступными чувствам патологическими симптомами, является в глазах врача самим заболеванием, тем более, что он никогда не сможет увидеть духовную сущность, вызывающую болезни, жизненную силу? Ему не столько необходимо увидеть её, сколько составить верное представление о её патологических проявлениях для того, чтобы получить возможность вылечить заболевание. Что же ещё хочет обнаружить старая школа в скрытых недрах организма в качестве prima causa morbi, отвергая при этом и высокомерно презирая как объект лечебного воздействия те ощутимые и явные признаки заболевания, симптомы, которые так ясно предлагают себя нашему вниманию? Что же ещё, кроме этих симптомов, они собираются излечивать?

3 He нужно говорить, что каждый разумный врач прежде всего попытается её устранить, если таковая вообще существует; расстройство в этом случае исчезнет само собой. Он вынесёт из комнаты сильно пахнущие цветы, вызывающие обмороки и истерические жалобы; удалит из роговицы инородное тело, вызвавшее воспаление глаза; ослабит тугую повязку, грозящую привести к некрозу раненой конечности и заменит её более подходящей: выделит и перевяжет раненую артерию, предотвратив развитие шока; попытается рвотными средствами удалить проглоченные ягоды красавки; удалит инородное тело из какого либо отверстия тела (носа, пищевода, ушей, мочеиспускательного канала, прямой кишки, влагалища); раздробит камни мочевого пузыря; вскроет заращенный задний проход новорожденного и т. д.

4 Во все времена врачи старой школы, не зная, чем ещё они могут помочь, думали преодолеть и, если возможно, подавить лекарствами единственный из множества болезненных симптомов. Эти однобокие мероприятия, именуемые симптоматическим лечением, справедливо заслужили всеобщее презрение, так как не только не позволяли достичь каких-либо полезных результатов, но и приносили много вреда. Единичный симптом в такой же степени является всем заболеванием, в какой нога - человеком. Эти мероприятия были тем более достойны порицания, что такой единичный симптом обычно лечился антагонистическим средством (тем более, что лишь энантиопатическим и паллиативным способом), и за незначительным улучшением наступало выраженное обострение.

5 Если больной излечивается от своей болезни настоящим врачом таким образом, что не остаётся никаких патологических симптомов и даже следа заболевания и окончательно восстанавливаются все признаки здоровья, то как в таком случае можно утверждать, не рискуя при этом впасть в вопиющее противоречие со здравым смыслом, что всё телесное заболевание этого индивидуума сохраняется где-то в недрах организма? И, тем не менее, глава старой школы, Гуфеланд, утверждает это следующими словами: "Гомеопатия может устранить симптомы, но заболевание остается". (Vide Homöopathie, S. 27, I, 19). Он делает это отчасти будучи пристыженным благотворными для человечества достижениями гомеопатии, отчасти из-за того, что всё ещё придерживается сугубо материалистических представлений о сущности болезни, которую он ещё не может осознать как состояние организма, динамически изменённого болезненно поражённой жизненной силой, как изменённое состояние здоровья. Напротив, он представляет болезнь как нечто материальное, и думает, что по завершении лечения она может в скрытом виде остаться где-то в глубинных уголках организма с тем, чтобы однажды, в период цветущего здоровья, вырваться на свет, к своему удовольствию, во всём материальном великолепии! Настолько потрясающа всё ещё слепота старой патологии! Нe удивительно, что она только и может, что создать терапевтическую систему, занятую исключительно вычищением и выскребанием бедного пациента.

6 Oн мёртв и подвержен теперь лишь силам внешнего физического мира, он разрушается и вновь распадается на химические составляющие.

7 Что такое динамическое влияние - динамическая сила? Наша Земля, благодаря скрытой невидимой энергии, заставляет луну обращаться вокруг себя за двадцать восемь дней и несколько часов, и луна, в свою очередь, в строго определённые часы (с учетом известных различий, связанных с убыванием и нарастанием луны) вызывают приливы и отливы наших северных морей. Очевидно, что всё это обусловлено не какими-то материальными агентами или механическими приспособлениями наподобие тех, которые использует человек в своей деятельности. Сходным образом, мы видим вокруг себя многочисленные события, обусловленные действием одного вещества на другое, при которых нe удаётся обнаружить ощутимую связь между причиной и следствием. Только человек образованный, искушённый в сравнении и дедукции, может сам для себя сформулировать нечто вроде сверхчувственной концепции, достаточной для того, чтобы удержаться от механических или материалистических объяснений. Он называет такие эффекты динамическими, являющимися, по существу, результатом влияния абсолютной, специфической, чистой энергии веществ и обусловленным ею их воздействием друг на друга.

Так, например, динамическое влияние болезнетворных факторов на здорового человека, так же как и восстанавливающее здоровье динамическое воздействие лекарств на жизненный принцип, являются ни чем иным как инфекцией, то есть никоим образом чем-то материальным или механическим. Также и энергия магнита, притягивающего кусочки железа или стали, не является чем-то материальным или механическим. Можно видеть, что кусочки железа или стали притягиваются к одному из полюсов магнита, но как это делается, увидеть не удаётся. Эта невидимая энергия магнита не нуждается в каких-либо дополнительных механических (материальных) приспособлениях, крючках или рычагах, для того, чтобы притягивать железо. Магнит притягивает к себе кусочки железа и действует на стальную иглу при помощи сугубо нематериальной, невидимой, умозрительной, присущей ему энергии, то есть динамически, и магнитная энергия так же невидимо (динамически) достигает стальной иглы. Стальная игла сама намагничивается даже на определённом расстоянии от магнита, то есть не соприкасаясь с ним, и намагничивает другие стальные иглы, сообщая им (динамически) те же магнитные свойства, что и полученные ею ранее от куска магнитной руды. Точно так же ребёнок, больной оспой или корью, не прикасаясь к другому здоровому малышу, невидимым образом (динамически) передает ему оспу или корь, то есть заражает его на расстоянии, без того, чтобы нечто материальное могло перейти от него к инфицируемому. Сугубо специфическое, нематериальное воздействие передает малышу оспу или корь точно так же, как магнит передает стальной игле магнитные свойства.

Сходным образом следует расценивать и влияние лекарств на человека. Вещества, которые используются как лекарства, постольку являются лекарствами, поскольку обладают каждое своей собственной специфической энергией изменять состояние человека посредством динамического, духовного, опосредуемого чувствительными нервными волокнами влияния на духовный, управляющий функциями организма, жизненный принцип. Лечебные эффекты этих материальных субстанций, которые мы зовём лекарствами, определяются только их способностью вызывать изменения в здоровом течении животной жизни. Только от этого духовного динамического жизненного принципа зависит способность лекарств изменять состояние здоровья, их духовное (динамическое) влияние. Точно так же, как полюс магнита может сообщить расположенной неподалеку стальной игле (в результате своего рода инфицирования) лишь магнитные свойства, но не какие-либо иные (как, например, твёрдость, ковкость и т. п.), так же и каждое лекарственное вещество изменяет при помощи своеобразного инфицирования здоровье человека только одному ему присущим образом, и не воспроизводит действий другого лекарства. Оно делает это так же верно, как поражённый оспой ребёнок передает другому малышу именно оспу, а не какое-либо другое заболевание, например, корь. Эти лекарства действуют на наше здоровье без передачи организму своих материальных частиц, то есть динамически, наподобие инфекции. Существенно большая, по сравнению с действием больших доз лекарств, целебная энергия проявляется в случае применения мельчайшей дозы наилучшим образом динамизированного лекарства, в которой, согласно вычислениям, содержится столь малое количество материального вещества, что оно в своей ничтожности не может быть постигнуто лучшими математическими умами. Эта мельчайшая доза может содержать поэтому лишь только чистую, свободно развитую, духовную лекарственную энергию и исключительно динамически вызывает такие выраженные результаты, которые никогда не могут быть достигнуты большими дозами грубых лекарственных веществ.

Наличие целебной энергии не может быть связано ни с атомами высокодинамизированного лекарства, ни с физическими или математическими особенностями строения их поверхностей (при помощи которых многие тщетно пытаются объяснить увеличение энергии при динамизации, так как основываются при этом на слишком материалистической точке зрения). Скорее всего, в растворах лекарств или их увлажнённых крупинках невидимо присутствует раскрытая, освобождённая специфическая целебная сила, которая динамически действует на весь организм при контакте с его живыми нервными волокнами (не передавая им, однако, ничего материального, сколь бы значительно не было разведено лекарство), и действие это тем более выражено, чем раскрепощённее и свободнее от материальных оков становится энергия в процессе динамизации.

Неужели в наш век, прославленный множеством ясных умов, настолько невозможно допустить на основании ежедневно наблюдаемых и не поддающихся никакому другому объяснению явлений, существование динамической энергии как чего-то нетелесного? Неужели в том случае, если у кого-либо возникнет позыв к рвоте при виде чего нибудь тошнотворного, можно утверждать, что в его желудок пинало некое материальное рвотное средство, вызвавшее антиперистальтическое движение? Не является ли это просто динамическим воздействием указанного тошнотворного фактора на воображение? И если кто-то поднимает руку, разве это происходи при посредстве некоего материального видимого приспособления? (рычага?) Может быть, просто духовная динамическая энергия его воли заставляет руку подниматься?

8 Нет никакой практической пользы для врача знать то, как жизненная сила вынуждает организм проявить те ли иные патологические феномены, то есть то, как она вызывает болезни, и это останется навсегда скрытым от него. Бог открыл чувствам врача лишь то, что необходимо знать о болезнях и то, что ему вполне достаточно для их лечения.

9 Самые серьёзные заболевания могут быть вызваны достаточно сильным действием воображения на жизненную силу и излечены тем же средством.

10 Тревожный сон, суеверная фантазия, мрачное предсказание смерти в определённый день и час нередко вызывали все признаки начинающегося и прогрессирующего заболевания, приближающейся смерти и самой смерти, наконец, наступающей в предсказанный час, что не могло бы произойти без одновременного развития внутреннего изменении (соответствующего внешним проявлениям); в таких случаях все патологические признаки, указывающие на приближение смерти, часто исчезали от идентичной причины, когда хитрой уловкой или убеждением удавалось рассеять пагубные предчувствия и возбудить веру в благополучный исход болезни. Здоровье при этом восстанавливалось моментально, что не могло бы быть без устранения при помощи такого нравственного лекарства как внутренних, так и внешних патологических изменений, угрожающих смертью.

11 Только так, то есть показав врачу, что нужно устранять в болезнях для их уничтожения и восстановления здоровья, мог Бог, Спаситель человечества, проявить Свою мудрость и великодушие в деле лечения заболеваний человеческого рода. Но что же должны были бы мы думать о Его мудрости, и великодушии, если бы Он в таинственной темноте укрыл всё то, что при болезнях подлежит лечению (как это утверждается господствующей медицинской школой, делающей вид, что она обладает сверхчувственным проникновением во внутреннюю природу вещей), и затворил бы всё это в скрытых недрах организма, сделав тем самым невозможным для человека точное знание о болезни а, следовательно, и её лечение?

12 Другим возможным, помимо этих двух, методом применения лекарств является аллопатический метод, при котором используются лекарства, не имеющие непосредственного патологического отношения к болезненному состоянию. Они не являются ни подобными, ни противоположными и совершенно гетерогенны симптомам заболевания. Врач, использующий этот метод, ведёт, как я уже показывал, безответственную, губительную игру с жизнью больного, применяя опасные сильнодействующие лекарства, действие которых неизвестно, которые выбраны на основе догадок и назначаются в больших и часто повторяющихся дозах. Наконец, вред этого метода обусловлен болезненными операциями, направленными на отвлечение болезни к другим областям тела и расточающими силы и жизненные соки больного посредством рвотных и слабительных, возбуждения слюно- или потоотделения, но особенно он вреден из-за разбазаривания невозместимой крови. Всё это принято в господствующей рутинной системе лечения, применяемой слепо и безжалостно, обычно с целью подражания больной природе в её попытках самоизлечения, и бeз понимания того, насколько безрассудными являются стремления имитировать больную природу и подталкивать её в этих очень несовершенных, обычно неуместных попытках, предпринимаемых инстинктивной неразумной жизненной энергией, внедрённой в наш организм. Эти стремления безрассудны, так как жизненная энергия прекрасно приспособлена для поддержания гармонического развития жизни, но не для лечения её болезней. При поражении болезнетворными агентами наш жизненный принцип способен лишь проявлять своё подавленное состояние, вызванное расстройством регулярности жизненных отправлений в симптомах, которые разумный врач расценивает как мольбу о помощи. Если её не оказывают, он пытается спастись через усиление болезни, обычно при помощи интенсивных выделений, не смущаясь их возможными результатами, часто с величайшими жертвами и даже разрушением самой жизни.

Болезненно угнетённая жизненная сила имеет слишком мало возможностей для лечения болезней, и попытки её не заслуживают подражания, поскольку все вызванные ею в организме изменения и симптомы являются самим заболеванием. Какой же разумный врач будет стремиться подражать им, если только он хочет добиться излечения болезни, не принося при этом в жертву самого больного?

13 Я не имею в виду тот опыт, которым хвастают обычные врачи старой школы после многих лет упорной работы с множеством сложных рецептов против многочисленных болезней, которые они никогда внимательно не изучали, но которые, сохраняя верность тенетам своей школы, они считают уже описанными в трудах по систематической патологии, в которых предполагается, что можно выявить некое воображаемое болезнетворное вещество или некую другую гипотетическую аномалию. Эти врачи всегда что-то видели в болезненных явлениях, но не понимали, что именно, и получали результаты воздействия многих сил на неизвестный объект, то есть такие результаты, распутать которые было бы под силу одному только Богу; результаты, которые не могли ни научить чему-либо, ни обогатить врачей новым опытом. Пятьдесят лет такого опыта ничем не отличаются от пятидесятилетнего рассматривания в калейдоскоп неизвестных окрашенных объектов, образующих при непрекращающемся вращении тысячи неподдающихся учету постоянно меняющихся фигур!

14 Таким образом излечиваются как соматические, так и психические заболевания. Отчего рано на рассвете наблюдатель перестает видеть ярко светящийся Юпитер? Благодаря более сильному и очень сходному воздействию на его зрительный нерв яркости света наступающего дня. Как можно в зловонных местах наилучшим образом успокоить раздраженный обонятельный нерв? При помощи нюхательного табака, оказывающего на обоняние подобное, но более сильное действие. Ни музыка, ни сахарные булочки, действующие на органы других чувств, не могут устранить этого ощущения неприятного запаха. А как удается солдатам ловко заглушать жалобные крики прогоняемого сквозь строй? При помощи пронзительных звуков флейты в сочетании с барабанным боем! А как уменьшают нагоняющий ужас рев неприятельских пушек? Грохотом барабанов! Поскольку ни та, ни другая цель не может быть достигнута ни блеском униформы, ни призывами соблюдать дисциплину. Сходным образом, печаль и горе будут вытеснены из сознания упоминанием о большем несчастье, случившимся с другим человеком, даже если оно и окажется вымышленным. Скверные последствия неумеренной радости будут устранены питьём кофе, который сам способен вызывать чрезмерно радостное настроение. Нации вроде немцев, столетиями погружавшиеся глубже и глубже в бездушную апатию и приводящее к вырождению крепостничество, должны быть сначала ещё глубже втоптаны в грязь Западным Завоевателем так, чтобы их положение стало невыносимым, тогда они преодолевают собственную посредственную самооценку, в них пробуждается человеческое достоинство, и они впервые поднимают голову как немецкий народ.

15 Кратковременность действия искусственных болезнетворных сил, которые мы называем лекарствами, несмотря на их большую силу, делает возможным более быстрое их преодоление жизненной силой по сравнению с менее сильными естественными заболеваниями. Последние, благодаря только лишь своей длительности, обычно равной продолжительности жизни (псора, сифилис, сикоз) никогда не могут быть побеждены и изгнаны одной жизненной силой, пока врач не подействует на последнюю более сильным, но очень сходным агентом, гомеопатическим лекарством. Излечения многолетних болезней (§ 46) присоединением оспы или кори (каждая из которых совершает цикл развития всего за несколько недель) являются очень близкими по своей сущности событиями.

16 Когда я называю болезни расстройством в состоянии здоровья человека, я далёк от стремления дать тем самым сверхфизическое объяснение внутренней природы как болезней вообще, так и каждого частного заболевания. Я хотел лишь отметить, что, как это можно доказать, болезни не являются и не могут быть механическими или химическими повреждениями материальных субстанций тела и не зависят от материального болезнетворного вещества, но являются лишь духовным динамическим расстройством жизни.

17 Подтверждением этого служит следующий поразительный факт. До 1801 года гладкая скарлатина Сиденгама, периодически распространявшаяся эпидемиями среди детей, поражала каждый раз без исключения всех детей, которым удалось избежать заражения в предыдущую эпидемию. Во время сходной эпидемии, очевидцем которой я был в Кёнигслютере, напротив, все дети, своевременно принявшие небольшую дозу белладоны, избежали поражения этим крайне заразным детским заболеванием. Если лекарства могут предохранять от заболевания, свирепствующего вокруг, то это означает, что они обладают существенно более мощным воздействием на жизненную силу.

18 "Mémoires et Observations", Description de I'Egypte, I.

19 При лечении заболевания сильнодействующими аллопатическими лекарствами вместо него возникнут новые, ещё более трудно поддающиеся лечению и опасные для жизни.

20 Obs., lib. i. obs. 8.

21 В Hufeland's Journal, XV, 2.

22 Шевалье, в "Neusten Annalen der französishen Heilkunde" Гуфеланда, ii, стр. 192.

23 Mania phthisi superveniens eam cum omnibus suis phaenomenis auffert, verum mox redit phthisis et occidit, abeunte mania, Reil Memorab.. fasc. iii. v, стр. 171.

24 В Fdinb. Med. Comment., pt. i, 1.

25 Джон Хантер, "О венерических болезнях", стр. 5.

26 Рейни, в Edinb. Med. Comment., iii, p. 480.

27 Очень точно описанная Вайтерингом и Пленцизом, но значительно отличающаяся от пурпуры и часто ошибочно называемая скарлатиной. Только в последние годы эти два заболевания, значительно различавшиеся ранее, стали напоминать друг друга по своим симптомам.

28 Дженнер, в Medicinishe Annalen. Aug. 1800, p. 747.

29 В Journal der praktischen Arzneikunde Гуфеланда, XX, 3. p. 50.

30 Loc. cit.

31 Obs. phys. med., lib. il. obs 30.

32 В результате тщательных экспериментов и анализа случаев излечения сложных заболеваний я пришел к твёрдому убеждению в том, что не может быть истинного объединения двух болезней, но что в таких случаях одно заболевание существует в организме рядом с другим, каждое в наиболее соответствующем ему месте, и полное излечение будет достигнуто при благоразумном чередовании лучших меркуриальных препаратов с лекарствами, специфичными для псоры, при назначении каждого из них в наиболее приемлемых формах и дозах.

33 Vide Transactions of a Society for the Improvement of Med. et Chir. Knowledge, ii.

34 В Edinb. Med. Comment, iii. p. 480.

35 В Med. and Phys. Journ., 1805

36 Opera, ii. p. I, cap 10

37 В Hufeland's Journal, XVII.

38 Поскольку ртуть, наряду с болезненными симптомами, благодаря подобию которых она может гомеопатически излечивать венерическое заболевание, имеет среди своих эффектов много других, несходных с симптомами сифилиса, как например, опухание и изъязвление костей, которые, при назначении ртути в больших дозах, вызывают новые заболевания и разрушают тело, особенно если случай, как это часто бывает, осложнён псорой.

39 Точно так же, как образ пламени лампы быстро исчезает с нашей сетчатки под более сильным воздействием солнечного луча, попавшего в глаз.

40 Traité de l'inoculatlon, p. 189.

41 Heilkunde fur Mutter, p. 384.

42 Interpres clinicus, p. 293.

43 Neue Heilart der Kinderpocken, Ulm, 1769, p. 68 и Specimen obs. n. 18

44 Op. cit.

45 Nov. Act. Nat. cur., vol. I, obs. 22.

46 Nachricht von dem Krankeninstitut zu Erlangen, 1783.

47 Этим, кажется, можно объяснить тот замечательный факт, что после повсеместного распространения вакцинации коровьей оспой по Дженнеру, человеческая оспа перестала проявляться так же широко, как 40-45 лет назад, когда в городе, перенесшем эту гибельную эпидемию, погибала половина или даже три четверти детей.

48 Виллиан, Über die Kuhpockenimpfung, aus dem Engl., mil Zusatzen G. P. Muhry, Jöttingen, 1808.

49 Особенно Клавир, Хюрель и Дезмормё в Bulletin des sciences médicales, publié par left membres du comité central de la Soc. de Médecine du Departament de I'Eure, 1808; а также в Journal de médicine centinué, vol. XV, p. 206.

50 Балхорн в Hufeland's Journal, 10, ii.

51 Стевенсон, в "Annals of Medicine" Дункана, lustr. 2. vol. i (pt) 2, № 9.

52 В Hufeland's Journal, XXIII.

53 О венерических болезнях, ч. 4.

54 Куллен, "Элементы практической медицины", ч. 2. 1, 3, гл. VII.

55 Или, по крайней мере, этот симптом устранялся.

56 В Hufeland's Journal, XX, 3. р. 50.

57 Pay, Über d. Werth., des hom. Heilv., Heidelb., 1824, p. 85.

58 И экзантематозный заразный принцип, присутствующий в лимфе коровьей оспы.

59 А именно, оспа и корь.

60 Как будто при утверждении науки, основанной на наблюдении природы, чистом эксперименте и опыте могут иметь место пустые спекуляции и схоластическая похвальба.

61 До самого недавнего времени никто не мог признать динамического действия (примечание к § 11) болезнетворных агентов, каким является действие лекарств на жизнь животного организма. Поэтому полагали, что лечению при болезнях подлежит нечто материальное, что следует удалить из организма.

62 Переполняет меру самолюбования смешение (очень научное) множества различных лекарств в так называемых прописях и назначение их часто и большими дозами, отдающее драгоценную и ранимую человеческую жизнь в руки этих извращающих медицину врачей. Всё это особенно верно в отношении выпускников, венесекций, рвотных, слабительных, пластырей, фонтанелей и прижиганий.

63 Третий способ использования лекарств при болезнях пытались разработать при помощи изопатии, то есть метода лечения болезней теми же патогенными агентами, которые их вызывают. Даже если и удавалось найти такой патогенный агент, то вследствие назначения его в высокопотенцированном виде и, следовательно, в изменённом состоянии, излечение достигалось только противопоставлением подобного подобному.

Попытки излечения теми же самыми болезнетворными агентами (per Idem) противоречат здравому смыслу и всему опыту человечества. Первые исследователи Изопатии думали, вероятно, о той пользе, которую принесли человечеству прививки коровьей оспы, предохраняющие вакцинированных от последующего заболевания натуральной оспой и излечивающие её заранее. Однако коровья оспа и оспа натуральная являются лишь подобными заболеваниями и ни в коем случае - одной и той же болезнью. Они различаются по многим характеристикам, а именно более быстрым и мягким течением коровьей оспы, и особенно тем, что она никогда не может быть передана другому человеку только лишь вследствие его нахождения вблизи больного. Всеобщая вакцинация положила конец ужасным и страшным эпидемиям натуральной оспы, и это её благородное действие выражено настолько сильно, что нынешнее поколение полностью утратило представление о прежних повальных эпидемиях.

Более того, несомненно, что если и далее следовать тем же путём, то при некоторых специфических заболеваниях животных, очень сходных с некоторыми важнейшими человеческими болезнями, можно будет выделить лекарственные вещества для последних - и тем самым счастливо увеличить арсенал гомеопатических средств.

Но использование человеческого патогенного агента (псоринум, получаемый от чесоточного больного) против той же самой человеческой чесотки или её последствий является -? Ничего не может получиться из этого, кроме новых бед и утяжеления болезни.

64 Несмотря на то, что врачи до сих пор слишком мало значения придавали тщательным наблюдениям, обострения, столь неизбежно следовавшие за паллиативным лечением, не могли ускользнуть и остаться незамеченными. Поразительный пример этого мы можем обнаружить у Дж. Г. Шульца в его Diss. qua corporis humani momentanearum alterationum specimena quoedam expenduntur Гале, 1741, § 28. Виллис отмечает нечто подобное (Pharm. rat., § 7, cap. I, р. 298): "Opiata dolores atroscissimos plerumque sedant atque indolentiam-procurant, camque - aliquamdiu et pro stato quodam tempore continuant, quo spatio elapso dolores mох recrudescunt et brevi ad solitam ferociam augenfur".

А также на странице 295: "Exactis opii viribus illico redeunt tormina, nec atrocitatem suam remittunt, nisi dum ab, codem pharmaco rusus incantuntur". Сходным образом Дж. Хантер ("О венерических болезнях", стр. 13) пишет, что вино и сердечные стимуляторы при назначении их ослабленному больному усиливают деятельность сердца, не сообщая ему, однако истинной силы, так что энергия тела тает пропорционально интенсивности возбуждающего воздействия; ничто не достигается при таком лечении, а слишком многое может быть утрачено.

64а Vide Введение.

65 Vide Гуфеланд, памфлет die Homöopatie, стр. 20.

66 Все обычные паллиативные средства, назначаемые больным в связи с теми или иными страданиями, всегда имеют в качестве своего последствия (как это видно из приведенных примеров) усиление тех же самых страданий, и старые врачи вынуждены были поэтому назначать свои паллиативные средства в возрастающих дозах, чтобы достигнуть облегчения, хотя бы отдаленно напоминающею начальное, но оно никогда не было сколько нибудь длительным и достаточным для предотвращения ещё более острого рецидива болезни. Однако Бруссо, ещё двадцатью пятью годами ранее, выступал против безрассудного смешивания разнородных веществ в одном рецепте и тем самым положил конец господству этой практики во Франции (за что ему благодарно человечество), ввёл так называемую физиологическую систему (не принимая во внимание уже существовавший в то время гомеопатический метод лечения), метод лечения, направленный на постепенное уменьшение выраженности и окончательное искоренение страданий, применимый ко всем болезням человечества, но неосуществимый при помощи имевшихся в то время в арсенале врача паллиативных средств.

Будучи не в состоянии вылечить заболевание при помощи мягких (щадящих) и безвредных лекарств, Бруссо нашёл более легкий способ свести до минимума страдания больных ценой их жизненных сил, и, в конце концов, самой жизни - метод лечения, который, увы, казался его современникам приемлемым. Болезни проявляются тем ярче, и боли тем интенсивнее, чем больше сил сумел сохранить пациент в ходе заболевания. Он стонет, жалуется, кричит и взывает о помощи всё громче и громче, так что врач, как бы он не торопился оказать помощь, не может подать её достаточно быстро. Бруссо было нужно лишь подавить жизненную силу, постепенно уменьшить её во всё большей и большей степени, и вот пациент подвергался новым и новым кровопусканиям, всё большее число пиявок и кровососных банок высасывало его жизненные соки (поскольку неповинную в страданиях больного и невосполнимую кровь считали основной виновницей почти всех болезней). В той же пропорции пациент утрачивал и силы для восприятия боли или выражения жестами или интенсивными жалобами признаков ухудшения своего состояния. Больной затихал по мере ослабления его сил; окружающие расценивали это как свидетельство улучшения состояния и готовились повторить те же меры при возобновлении страданий - спазмов, удушья, страхов или боли - поскольку раньше им удавалось так замечательно успокоить больного и дать надежду на скорое облегчение. При длительных заболеваниях, когда больному удавалось сохранить сколько-нибудь сил, его лишали еды, сажали на "голодную диету", для того, чтобы тем самым ещё успешнее подавить жизненные силы, и вместе с ними и беспокойство. Ослабленный пациент уже не имел сил протестовать против дальнейшего использования пиявок, нарывных пластырей, теплых ванн и тому подобных средств. Смерть после всех этих часто повторяемых истощающих жизненную энергию мер должна была следовать незаметно для больного, уже лишенного сознания, и родственники, ослепленные облегчением последних страданий кровопусканиями и тёплыми ваннами, не могли осознать её наступление и бывали крайне поражены, когда больной тихо отходил к вечному сну.

"Но знает Бог: лечение больного на его ложе болезни не было жестоким, поскольку укол небольшого ланцета практически безболезнен, раствор гуммиарабика (воды де Журме, практически единственного лекарства, которое применял Бруссо) был мягкого вкуса и не оказывал сколько нибудь заметного действия, укусы пиявок незначительны, кровопускания выполнялись врачом тихо и незаметно, тёплые ванны могли оказать только лишь успокоительное действие, а, следовательно, сама болезнь уже с самого начала носила фатальный характер, так что, несмотря на все усилия врача, больному уже было предназначено оставить грешную землю". Примерно этими словами утешали друг друга родственники и, особенно, наследники дорогого усопшего.

Врачи в Европе и во всем свете принимали это удобное лечение всех болезней согласно единому правилу, поскольку оно избавляло от необходимости думать (самой тяжелой работы под солнцем). Они должны были заботиться лишь о том, чтобы смягчить уколы совести и успокоить себя тем, что не они разработали эту систему, и что тысячи других последователей Бруссо делают то же самое, и вообще, как учил их метр, "все на свете смертны". Каким образом многие тысячи врачей были, к несчастью, сбиты с истинного пути и занимались тем, что проливали (с холодными сердцами) потоки теплой крови своих больных, ещё способных излечиться, и постепенно, следуя методу Бруссо, лишили жизни миллионы людей, число которых значительно превысило количество павших в наполеоновских войнах. Была ли воля Божья на то, чтобы система Бруссо, разрушившая медицинскими средствами жизни излечимых ещё пациентов, предварила появление гомеопатии, и открыла тем самым всему свету глаза на единственно верную науку и искусство лечения, гомеопатию, при помощи которой все излечимые пациенты обретают здоровье и новую жизнь, если это труднейшее из всех искусств применяется неутомимым наблюдательным врачом безупречно и добросовестно?

67 Только в самых неотложных случаях, когда угроза жизни и надвигающаяся смерть не оставляют времени для проявления действия гомеопатического средства - не только часов, но даже и четверти часа или нескольких минут- при внезапных несчастных случаях со здоровыми до этого людьми - например, при асфиксии и замирании жизни вследствие удара молнии, удушения, обморожения или утопления и т. д. - допустимо и разумно во всех подобных случаях в качестве предварительной меры стимулировать раздражимость и чувствительность (физическую жизнь) при помощи паллиативных средств, несильными электрическими ударами, например, или клистирами с крепким кофе, стимулирующими запахами или тёплыми обертывающими с постепенным повышением температуры и т. д. Как только проявится эффект этих стимулирующих мер, тотчас, как и раньше, начнётся здоровая деятельность жизненных органов, поскольку уже не будет заболевания, подлежащего излечению*, а останется лишь некое ослабление проявлений здоровой жизненной силы. К упомянутой категории средств принадлежат различные антидоты, применяемые при отравлениях: щёлочи для минеральных кислот, серная печень для металлов; кофе и камфара (и ипекакуана) для опиума и т. д.

Нельзя делать выбор об ошибочности выбора гомеопатического средства только лишь на основании того, что некоторые его лекарственные симптомы антипатичны некоторым слабо выраженным и наименее важным симптомам болезни. Достаточно того, чтобы другие, более сильные, ярко выраженные (характерные) и специфические симптомы болезни покрывались тем же лекарством и соответствовали ему на основании подобия симптомов. Иными словами, чтобы болезненные симптомы преодолевались, уничтожались и исчезали. Несколько противоположных симптомов также исчезнут при этом сами собой по окончании срока действия лекарства и не будут оттягивать исцеление.

* Тем не менее, новая секта, смешивающая обе системы, призывает (хотя и тщетно) обратить внимание на это наблюдение, с тем, чтобы оправдать попытки отыскивать упомянутое исключение повсеместно и сделать его общим правилом для всех болезней, чтобы оправдать удобное для них использование аллопатических паллиативных средств, а вместе с ними и всей прочей аллопатической дряни. Всё это им нужно только для того, чтобы избавить себя от забот и труда, связанного с поиском подходящего гомеопатического средства для каждого случая болезни и получить возможность без хлопот именовать себя гомеопатами, не являясь таковыми на самом деле. Но их искусство скомпрометировано, оно не отличается от действий взятой ими за образец системы.

68 В живом человеческом существе невозможно добиться никакой нейтрализации противоположных и антагонистических ощущений наподобие того, как это имеет место в химической лаборатории с веществами противоположных свойств, когда, например, серная кислота и калий образуют при смешении совершенно иное вещество, нейтральную соль, не являющуюся уже ни кислотой, ни щелочью, и не разлагающуюся даже при нагревании. Такое смешивание и тщательное комбинирование с целью создать нечто абсолютно центральное и инертное, как уже было сказано, никогда не увенчаются успехом из-за динамического характера воздействий, производимых антагонистическими сущностями на наши воспринимающие органы. В таких случаях происходит только подобие нейтрализации и взаимного устранения, да и то лишь в первое время, поскольку антагонистические ощущения не могут окончательно устранить друг друга. Слёзы скорбящих лишь на короткое время можно высушить комичными представлениями; шутки вскоре забываются, и слезы текут с новой силой.

69 Это ясное положение понималось и неверно, и многие утверждали, что паллиативное средство при его вторичном действии, подобном симптомам имеющей место болезни, способно излечивать заболевание так же успешно, как и гомеопатическое средство при его первичном действии. Они, однако, не учитывали того, что вторичное действие обусловлено не лекарством, но только антагонистически действующей жизненной силой организма, и что поэтому вторичное действие, обусловленное реакцией жизненной силы на применение паллиативного средства, является состоянием, близким симптомам заболевания, которое паллиативное средство оставляет неискорененным и которое ещё больше усиливается благодаря реакции жизненной силы на паллиативное средство.

70 Точно так же, как пленник в темном подземелье, с трудом различающий близкие к нему предметы, под действием алкоголя вдруг увидит камеру освещённой самым утешительным для бедняги образом, но как только действие алкоголя закончится, он снова погрузится во мрак ночи, которая окутает его тем плотнее, чем ярче была предшествовавшая ей вспышка, и тем труднее будет ему различать окружающие его предметы.

71 Гомеопат, не принимающий предвзятых выводов обычной школы (выбравший несколько наименований подобных лихорадок, помимо которых могущественная природа словно для того, чтобы позволить представителям старой школы лечить эти болезни неким неизменным методом), не признаёт также и наименований рецидивирующей лихорадки, желчной лихорадки, тифозной лихорадки, гнилостной лихорадки, нервной лихорадки или слизистой лихорадки, но лечит каждую из них в соответствии с её особенностями.

72 После 1801 года одна из разновидностей purpura miliaris, пришедшая к нам с Запада, была ошибочно принята врачами за скарлатину, несмотря на то, что симптомы их были абсолютно различны, что профилактическим и лечебным средством для последней была белладонна, а для первой - аконит, и что первое заболевание было, как правило, спорадическим, а второе неизменно эпидемическим. В последующие годы казалось, что две болезни, соединившись вместе, образовали сыпную лихорадку особого рода, для которой ни первое, ни второе средство не могло быть истинно гомеопатическим.

73 Единственно возможный случай плеторы можно видеть на примере здоровой женщины за несколько дней до наступления месячных, когда она проявляется ощущением определённой полноты в матке и грудях без каких-либо признаков воспаления.

74 Среди всех методов лечения болезней, которые может представить нам наше воображение, не найдется более аллопатического, иррационального и наименее пригодного, чем метод Бруссо, или истощающее лечение при помощи венесекций и голодной диеты, которое за многие годы распространилось на большей части земного шара. Ни один разумный человек не увидит ничего медицинского или полезного в этом методе, в то время как истинные лекарства, даже при выборе и назначении их вслепую, могут иногда, благодаря тому, что случайно окажутся гомеопатичными конкретному случаю болезни, принести пользу. От венесекции же здравомыслящий человек не может ждать ничего, кроме уменьшения жизненных сил и укорочения жизни. Прискорбным и совершенно беспочвенным является вводящее в заблуждение утверждение, что все болезни обусловлены, на самом деле, местным воспалением. Даже при подлинном местном воспалении наиболее верным и быстрым лечением будет назначение лекарств, способных динамически и без малейшей потери жидкостей и сил устранить артериальное раздражение, служащее основой воспалительного процесса. Местные кровопускания, даже из поражённых частей, могут только усилить уже имеющееся воспаление. И точно так же всегда неподходящим болезни и всегда убийственным является кровопускание из вен, при воспалительных лихорадках, многих фунтов крови, в то время как несколько подходящих лекарств устранят это возбуждённое состояние артерий, вызывающее бурное течение спокойной до того крови, за несколько часов и без потери жизненных соков и сил. Столь значительная кровопотеря, очевидно, останется невосполненной за оставшуюся часть жизни, поскольку органы, предназначенные Создателем для кроветворения, будут слишком ослаблены упомянутыми процедурами, и даже если и смогут произвести необходимое количество крови, то качество её уже не будет прежним. Сколь невероятным поэтому должно быть это замечательно быстрое развитие воображаемой плеторы и насколько неестественным - её устранение частыми кровопусканиями, назначаемыми, несмотря на то, что ещё час назад пульс этого возбужденного пациента (до развития стадий жара и озноба) был ровен и спокоен. Ни один человек, ни один больной не имеет слишком большого количества крови или слишком много сил. Напротив, каждый больной теряет силы, иначе бы жизненная энергия предотвратила развитие болезни. Поэтому бессмысленно и жестоко усугублять истощение больного при помощи самого мощного средства ослабления жизненной энергии, какое только можно вообразить. Это убийственная и вредная практика, бессмысленно и жестоко основанная на совершенно беспочвенных и абсурдных предположениях. Вместо этого необходимо стремиться к изгнанию болезни, которая всегда является динамической и может быть устранена динамическим воздействием.

75 Если больной в конце концов погибает, то врач, использующий такое лечение, обычно на посмертном вскрытии демонстрирует скорбящим родственникам те внутренние органические изменения, которые сформировались благодаря его псевдоискусству, но которые он искусно выдаёт за признаки исходного неизлечимого заболевания (см. мою книгу "Die Alloopathie, ein Wort der Warnung an Kranke jeder Art. Leipzig, bei Baumgartner (переведено на английский язык в книге "Малые сочинения"). Эти ложные записи, иллюстрированные труды по патологической анатомии, являются результатом такой жалкой и неумелой работы. Скончавшиеся больные из крестьян и из бедных слоев городского населения, умершие без помощи неумелых врачей с их вредными методами лечения, как правило, не подвергаются патологоанатомическому вскрытию. Подобные искажения и деформации не были бы обнаружены в их телах. Этот факт позволяет понять истинную цену наглядного представления о болезни, получаемого благодаря прекрасным иллюстрациям, а также честности авторов и составителей подобных книг.

76 В годы цветущей юности и с началом регулярных менструаций, особенно при образе жизни, благоприятном для души, сердца и тела, они остаются и течение долгих лет нераспознанными. Поражённые привлекают родственников и знакомых совершенным здоровьем и болезнь, полученная при инфицировании или унаследованная от родителей, кажется совершенно исчезнувшей. Но в дальнейшем, после влияния неблагоприятных событий и жизненных обстоятельств, они неизбежно прояснятся заново, а их развитие будет тем более быстрым а характер тем более серьёзным, чем значительнее окажутся нарушения жизненного принципа под действием ослабляющих страстей, тревог и забот, и, особенно, неуместного медицинского лечения.

77 Я провёл двенадцать лет в исследовании источника этих невероятно многочисленных хронических болезней, в выяснении и подтверждении достоверными фактами великой истины, оставшейся неизвестной для прежних и современных исследователей, и в то же время на поиск оспенных (противопсорных) средств, которые все вместе являются почти равным соперником тысячеглавому монстру болезни в его различных вариантах и формах. Я опубликовал наблюдения по этому поводу в книге, озаглавленной "Хронические болезни" (4 тома, Drezden, Arnold, 2-ое издание, Düsseldorf, Schaub). До того, как я обрёл это знание, я мог учить лишь тому, как лечить все бесчисленные хронические болезни как изолированные, обособленные заболевания при помощи тех лекарственных веществ, которые к тому времени уже были испытаны на здоровых людях. Поэтому каждый случай хронического заболевания лечился моими последователями в соответствии с совокупностью его симптомов как идиопатическое заболевание. Нередко они достигали при этом замечательных результатов, и страждущее человечество было обрадовано неиссякаемой сокровищницей лекарственных средств, собранной новым лечебным искусством. Теперь же повод для радости стал гораздо существенней, поскольку мы заметно приблизились к желанной цели, и связано это с появлением недавно открытых и гораздо более специфических гомеопатических средств, предназначенных дли лечения хронических поражений, обусловленных псорой (более точно они называются противопсорными средствами), опубликованием в печати инструкции по их изготовлению и применению. Из этих средств истинные врачи могут теперь выбрать целебные вещества, лекарственные симптомы которых соответствуют наиболее подобным (гомеопатическим) образом хроническому заболеванию, подлежащему излечению. Таким образом, применяя (противопсорные) лекарства, более подходящие этому миазму, врач оказывается в состоянии оказать более существенную помощь и почти всегда добиться совершенного излечения.

78 Некоторые из этих причин, оказывающих модифицирующее влияние на переход псоры в хронические заболевания, определяются иногда климатом или специфическими физическими характеристиками местожительства, иногда слишком разнообразными в юности упражнениями для ума и тела, которыми могли как пренебрегать в качестве второстепенных, так и заниматься ими в избытке, иногда же чрезмерным трудом или крайностями таких жизненных обстоятельств как режим и диета, страсти, нравы, самые разные привычки и обычаи.

79 Как много содержат эти труды неточных и двусмысленных названий, каждое из которых объединяет совершенно разнородные патологические состояния, часто напоминающие друг друга лишь каким-нибудь отдельным симптомом, как, например, болотная лихорадка, желтуха, водянка, чахотка, лейкорея, геморой, ревматизм, апоплексия, судороги, истерия, ипохондрия, меланхолия, мания, свинка, паралич и т. д., которые описываются как заболевания застывшего и неизменного характера и лечатся в соответствии с их названиями по определённому плану! Как может награждение таким именем оправдать неизменность лекарственного лечения? Если же лечение не должно быть одним и тем же во всех случаях, то какая польза в идентичных названиях, определяющих идентичность лечения? "Nihil sane in artem medicam pestiferum magis unquam irrepsit malum, quam generalia quaedam nomina morbis imponere iisque aptare velle generalem quandam medicinem", - говорит Гаксхэм, человек столь же проницательный, сколь и достойный уважения благодаря своей добросовестности (Oр. phys. med., I). И, сходным образом, Фритце сокрушается (Анналлы, I. стр. 80) из-за того, что "существенно разнородные болезни обозначаются одним и тем же наименованием". Даже те инфекционные болезни, эпидемии которых могут, без сомнения, протекать изолированно, и которые распространяются посредством специфических инфекционных агентов, остающихся пока неизвестными нам, обозначаются старой медицинской школой специальными названиями точно так же, как если бы они были хорошо известными, неизменёнными болезнями, всегда протекающими в одной и той же форме, такими, как госпитальная лихорадка, тюремная лихорадка, лагерная лихорадка, гнилостная лихорадка, желчная лихорадка, нервная лихорадка, слизистая лихорадка, хотя каждая эпидемия таких лихорадок всегда проявляется как иное, новое заболевание, которое благодаря особенностям течения, ведущих симптомов и всех своих проявлений, предстаёт в таком виде, как будто никогда не встречалось ранее. Каждая из них так значительно отличается от всех предыдущих, какие бы наименования они не носили, что разрушает все наши стройные логические представления о том, какие средства следует назначать при этих болезнях, столь сильно различающихся между собой, хотя и описываемых в трудах по патологии под одним названием, и показывают невозможность их лечения и соответственно с этим неверным наименованием. Только беспристрастный Сиденгам понимал это. (Obs. med. cap. ii, De morb. epid.) настаивал на необходимости не расценивать любое эпидемиологическое заболевание как уже бывшее ранее и не лечить его так же, как и другое, исходя при этом лишь из успеха прежнего лечения, поскольку они всегда так многочисленны и так отличаются одно от другого: "Nihil quieqam (opinor) animum universae qua patet medicinae pomoera perlustrantem, tanta admiratione percellet, quam discolor illa et sui plahe dissimilis morborum Epidemicorum facies; nоn tam qua varias ejusdem anni tempestates, quam qua discrepantes diversorum ab invicem annorum cinstitutiones referunt, ab iisque dependent. Quae tam aperta praedictorum morborum diversitas tum propriis ac sibi peculiaribus symptomatic, tum etiam medendi ratione, quam hi ab illis disparem prorsus sibi vendicant satis illucescit. Ex quibus constat morbus hosce, ut ut externa quadantenus specie, er symptomatis aliquot utrisque pariter supervenientibus convenire, paulo incautioribus videantur, re tamen ipsa (si bene adverteris animum), alienae admodum еsse indolis, et distare ut aera lupinis".

Из всего этого ясно, что эти бесполезные и неверные наименования болезней не должны оказывать никакого влияния на работу истинного врача, понимающего, что он должен составлять суждение о болезни и лечить её не на основании сходства названий и симптомов, а в соответствии с совокупностью признаком особенного состояния каждого индивидуального пациента, и что обязанностью его является тщательное исследование нарушений в состоянии больного, а ни в коем случае не гипотетические предположения о них.

Если же, тем не менее, иногда кажется необходимым употреблять названия болезней для того, чтобы в нескольких словах описать состояние больного языком, понятым для обычных людей, то следует употреблять их как общие наименования и говорить, например, что у больного разновидность пляски св. Витта, разновидность водянки, разновидность сыпного тифа, разновидность болотной лихорадки, но (для того чтобы сразу же пресечь ошибочные суждения, возникающие благодаря таким названиям), мы никогда не должны говорить, что у больного именно пляска св. Витта, именно сыпной тиф, именно водянка, именно малярия, поскольку, безусловно, не существует неизменных застывших болезней с этими и подобными наименованиями.

80 Поскольку дальнейшие направления изучения симптомов лишь отчасти применимы в случаях острых болезней.

81 Каждый вопрос прерывает ход мыслей рассказчика, и всё, что он хотел рассказать сначала, уже не будет передано им теми же словами.

82 Например, врач не должен спрашивать: "Имело ли место то или это обстоятельство?" Он никогда не должен быть виновным в подобных намеках, так как они вводят больного в заблуждение и подталкивают его к тому, чтобы дать неверный ответ или искажённый отчёт о своих симптомах.

83 Каков, например, характер стула? Как отходит моча? Как обстоят дела с дневным и ночным сном? Каковы настроение и память? Что можно, сказать о жажде? Какой привкус во рту? Какие питьё и пища предпочтительны и какие вызывают отвращение? Каждое ли из яств в полной мере обладает свойственным ему вкусом или имеет какой-то непривычный привкус? Какое самочувствие после еды и питья? Может ли он сказать что-нибудь в отношении головы, конечностей или живота?

84 Например: "Как часто наблюдается стул? Каков в точности характер испражнений? Состоят беловатые испражнения из кала или слизи? Испытывает ли он боли при дефекации или нет? Каков точно характер болей, и где они локализуются? Чем рвёт больного? Является ли неприятный привкус во рту гнилостным или горьким, или кислым или каким-либо ещё? Ощущается ли он во время, до или после еды? В какое время дня выражен он особенно сильно? Каков вкус отрыжки? Мутнеет ли моча только после отстаивания, или уже сразу отходит мутной? Каков её цвет сразу после мочеиспускания? Какого цвета осадок? Как он спит ночью? Не плачет ли он, не стонет ли, не вскрикивает ли и не говорит ли во сне? Не вздрагивает ли он во cнe? Но храпит ли он во время вдоха или во время выдоха? Лежит ли он только на спине или ещё на какой-либо части тела? Укрывается ли он целиком или может оставить какую-либо часть тела не укрытой? Легко ли он просыпается или спит слишком крепко? Как он чувствует себя сразу по пробуждении? Как часто появляется тот или иной симптом? Что за причина каждый раз вызывает его появление? Возникает ли он в положении сидя или лёжа, или стоя, или при движении? Появляется ли он только на голодный желудок, или утром, или только вечером после еды, когда вообще он обычно появляется? Когда возникает озноб? Было ли это просто ощущение озноба, или поверхность тела действительно похолодела в то же время? Если да, то в какой части тела? Не было ли тело тёплым на ощупь во время озноба? Было ли это просто ощyщение холода, не сопровождавшееся дрожью? Был ли жар без покраснения лица? Какие части тела были горячими на ощупь? Может быть, были только жалобы на ощущение жара без того, чтобы тело стало горячим при прикосновении? Как долго продолжалась стадия озноба? А жара? Когда ощущалась жажда - во время озноба? жара? или до них? а, может быть, после? Насколько выражена была жажда и какого напитка хотелось? Когда появился пот - в начале или в конце стадии жара? И через сколько часов после жара? во время сна или в состоянии бодрствования? Насколько обилен был пот? Был ли он теплый или холодный? На каких частях тела? Каков был его запах? На что он жаловался во время озноба или до него? А на что во время жара? На что после того? На что - во время или после пота?"

У женщин необходимо учитывать характер менструаций и других выделений и т.д.

85 Как, например, вёл себя пациент на приёме, он был ли он угрюмым, сварливым, торопливым, плаксивым, тревожным, отчаявшимся, грустным, или оптимистичным, спокойным и т. д. Был ли он соплив и не была ли его психическая активность снижена по какой-либо ещё причине? говорил ли он охрипшим голосом или на низких тонах, или бессвязно, или как-либо иначе? какой был цвет его лица, и глаз, и кожи в целом? насколько чувствовались жизнь и сила в его глазах? каково было состояние его языка, дыхания, слуха, каков запах изо рта? были ли зрачки сужены или расширены? как быстро и в какой степени реагировали они на темноту и свет? каков был характер пульса? каково было состояние живота? насколько влажна или горяча, холодна или суха на ощупь была его кожа в той или иной части тела, или же в целом? лежал ли он с запрокинутой головой, с наполовину или полностью открытым ртом, с руками у головы, на спине, или в каком-либо ином положении? каких усилий стоило ему подняться? и всё, что угодно ещё в его состоянии, что, будучи выдающимся и необыкновенным, могло бы поразить врача.

86 Ею может быть любая причина постыдного характера, в которой ни пациент, ни его друзья не хотят сознаться, по крайней мере, сознательно и которую врач должен попытаться выяснить или при помощи умелого расспроса, или получив необходимые сведения частным образом. К ним относятся отравление пли попытка самоубийства, онанизм, обычное распутство, или извращённые его формы, избыточное употребление вина, ликёров, пунша или других крепких напитков, или кофе, переедание или злоупотребление какой-либо одной и вредной для организма пищей, заражение венерической болезнью или чесоткой, несчастная любовь, ревность, семейные неурядицы, заботы, горе в связи с каким-либо несчастьем в семье, несправедливое обращение, неудачная месть, уязвленная гордость, запутанность в денежных проблемах, суеверный страх, голод, или какие-либо недостатки интимных органов, разрыв, выпадение и так далее.

87 При хронических болезнях женщин необходимо обращать внимание на беременность, бесплодие, половое чувство, разрешение от бремени, самопроизвольные аборты, кормление грудью и характер месячных очищений. В отношении последнего пункта мы не должны пренебрегать выяснением того, случаются ли менструации слишком рано или позже положенного времени, сколько дней они длятся, прерывистые или постоянные, обильные или нет, насколько тёмен их цвет, нет ли лейкореи до или после месячных; особое внимание следует обратить на те телесные или психические расстройства, которые предшествуют менструациям, сопровождают их или наблюдаются после их окончания; если есть лейкорея, то какой её характер, какие ощущения ей сопутствуют, каково количество белей, при каких условиях и в каких ситуациях она появляется.

88 Даже в случаях самых нетерпеливых ипохондриков вы никогда не встретитесь с простым выдумыванием симптомов и жалоб. В этом можно наглядно убедиться, сравнив их жалобы до и после того, как врач или не назначит им вообще ничего, или выпишет что-либо нелекарственное. Но мы должны сделать определённые выводы из их преувеличений, приписывать их всегда повышенной чувствительности, и тогда склонность к преувеличениям при рассказе о жалобах станет уже сама важным симптомом в перечне характеристик, составляющих вместе картину болезни. Иная ситуация существует в случаях слабоумных больных и бессовестных симулянтов.

89 Врач, который уже при первых случаях может выбрать средство, приближающееся к гомеопатическому, сможет при последующих случаях или подтвердить пригодность выбранного лекарства, или найти более подходящее, более соответствующее гомеопатическое средство.

90 Врач старой школы мало беспокоился об этом при своём методе лечения. Он бы не стал слушать о каждой незначительной подробности всех обстоятельств заболевания пациента. В самом деле, он часто прерывал его рассказы о его страданиях, чтобы его не задерживали при быстром выписывании рецепта, составленного из ряда ингредиентов, неизвестных ему по своему истинному воздействию. Ни один врач-аллопат, как уже было сказано, не стремился узнать все подробные обстоятельства заболевания пациента, а тем более записать их. При повторном осмотре пациента несколько дней спустя, он ничего не добавлял к тому, что услышал по время первого визита (осматривая тем временем так много других пациентов, страдающих от разных болезней); у него всё входило в одно ухо и выходило в другое. В последующие визиты он только задавал несколько общих вопросов, совершал обряд прощупывания пульса на запястье, смотрел язык и, в то же время, выписывал другой рецепт, на таких же неразумных принципах, или предписывал продолжать первый (в значительных количествах несколько раз в день) и с грациозным поклоном он торопился к пятнадцатому или шестнадцатому пациенту, которых он должен был посетить таким бездумным образом в течение утра. Профессией, которая из всех других действительно требует наибольших размышлений, добросовестного, тщательного обследования состояния каждого отдельного пациента и основанного на этом специального лечения, занимались, таким образом, лица, называвшие себя врачами, разумными практиками. Результат, как можно было, естественно, предположить, был почти неизменно плохим; тем не менее, пациенты вынуждены были обращаться к ним за советом, частично за неимением ничего лучшего, частично следуя моде.

91 Ни один врач, насколько мне известно, в течение предыдущих 2500 лет не думал об этом столь естественном, абсолютно необходимом и единственно верном способе испытания лекарств с точки зрения их истинного и специфического воздействия на расстройство здоровья человека, чтобы узнать, какое патологическое состояние каждое лекарство может вылечить, кроме великого и бессмертного Альбрехта фон Галлера. Он один, кроме меня самого, видел необходимость этого (смотри Предисловие к "Pharmacopoea Helvet", Basil, 1771, fol., p. 12): "Nempe primum in corpore sano medela tentanda est, sine perigrina ulla miscela; odoreque et sapore ejus exploralis, exigua lilius dosis ingerenda et ad omnes, quae inde contingut, aiffectiones, quis pulsus, qui calor, quae respiratio, quaenam excretiones, attendendum. Inde ad ductum phaenomenorum in sano obviorum, transeas ad experimenta in corpore aegroto", и т.д. Но никто, ни один из врачей не внял или не последовал этому бесценному совету.

92 Невозможно, чтобы существовал другой надёжный, лучший способ лечения динамических заболеваний (т.е. всех болезней, не являющихся строго хирургическими) кроме гомеопатии, точно так же, как невозможно провести более одной прямой междy двумя заданными точками. Тот, кто воображает, что есть другие способы лечения болезней кроме этого, не смог ни фундаментально разобраться в гомеопатии, ни вдумчиво применить этот метод, никогда не видел или не читал о случаях правильного гомеопатического лечения. С другой стороны, он не мог увидеть необоснованности всех аллопатических методов лечения болезней и их плохих или даже ужасных эффектов, если с таким небрежным безразличием он ставит единственно истинное искусство лечения в один ряд с этими вредными методами, или утверждает, что последние являтся дополнительными к гомеопатии, которая не может обойтись без них? Мои верные, добросовестные последователи, чистые гомеопаты, с их успешным, почти неизменно надёжным лечением, могли бы обучить этих лиц лучше.

93 Первые плоды этих трудов, настолько совершенные, насколько это было возможно в то время, я описал в "Fragmenta de viribus medicamentorum positivis, sivi in sano corpore humane observatis", pts. i, ii, Lipsiae, 8, 1805, ap. I. A. Barth; более зрелые плоды - в "Reine Arzneimittellehre, I, Th., dritte Ausg.; II Th., dritte Ausg., 1833; III Th., zweite Ausg., 1825; IV Th., zw. Ausg. 1825; V Th., zw. Ausg., 1826; VI Th., zw. Ausg., 1827 [английский перевод "Materia medica Pura", vols. I and II] и во второй, третьей и четвертой частях "Die chronische Krankheiten", 1828, 1830, Dresden bei Arnold [2nd edit., и пятой части Düsseldorf bei Schaub, 1835, 1839].

94 Смотри, что я сказал по этому вопросу в "Examination of the Sources of the Ordinary Materia Medica", предпосланной третьей части моей "Reine Arzneimittellehre" [переведённой в "Materia Medica pura", vol. ii].

95 Незначительное число людей склонны впадать в обморок от запаха роз и впадать во многие другие болезненные, а иногда опасные состояния, отведав мидий, крабов или икры усача, дотронувшись до листьев некоторых видов сумаха и т.д.

96 Так, принцесса Мария Порфирогенита привела в чувство своего брата, императора Алексия, который был подвержен обморокам, окропив его розовой водой в присутствии его тётки Евдокии (Hyst. byz. Alexias, lib. IV, p. 503, ed. Posser), и Хортиус отметил, что розовый уксус очень полезен при обмороках.

97 Это понимал также А. фон Галлер, который говорил (Предисловие к его "Hist. stirp. helv."): "Latet immensa virium diversitas in iis ipsis plantis, quarum facies externas dudum novimus, animas quasi et quodcunque caelestius nabent, nondum perspeximus".

98 Любой, кто досконально знает лекарственные вещества и может оценить их удивительные различия и их воздействие на здоровье человека, легко поймёт, что среди них никогда не может быть, с медицинской точки зрения, эквивалентных средств, никаких заменителей. Только те, которые не знают истинного, позитивного воздействия различных лекарств, могут быть столь глупы, чтобы пытаться убедить нас в том, что одно средство может применяться вместо другого и при одной и той же болезни быть таким же полезным, как другое. Так, несведущие дети путают существенно различающиеся вещи, т. к. они только едва знают их внешний вид, гораздо меньше - их реальное значение, их истинную ценность и присущие им очень несхожие свойства.

99 Если это истинная правда, а это, несомненно, так и есть, то ни один врач, который не лишён здравого смысла и который не стал бы действовать вопреки велению своей совести, единственного истинно достойного арбитра, не может применять при лечении болезней никакого лекарственного вещества, кроме того, истинное значение которого ему точно и полностью известно, т.е. чьё позитивное воздействие на здоровье здоровых индивидуумов он так тщательно испытал, что знает определённо, что оно может вызывать болезненное состояние, очень подобное (более подобное, чем любое другое лекарство, прекрасно ему знакомое) состоянию, представленному в истории болезни, которую он намеревается лечить посредством этого лекарства. Как было показано выше, ни человек, ни, возможно, сама Природа, не могут быстро и полностью вылечить другим способом, кроме как с помощью гомеопатического средства. Впредь ни один настоящий врач не сможет не проводить таких экспериментов, необходимых для получения наиболее нужных знаний о важнейших в деле лечения лекарствах, тех знаний, которыми до сих пор пренебрегали врачи всех времён. Во все прежние времена последующие поколения едва ли поверят этому, врачи довольствовались тем, что вслепую прописывали при болезнях лекарства, действие которых было неизвестно и которые никогда не испытывались относительно их чрезвычайно важного, очень различного, чисто динамического воздействия на здоровье человека. Более того, они смешивали в одной прописи несколько этих неизвестных лекарств, очень отличающихся друг от друга, и предоставляли случаю определить, какое действие это окажет на пациента. Это то же самое, как если бы сумасшедший ворвался в мастерскую ремесленника, нахватал полные руки различных инструментов, с применением которых он совершенно незнаком, и начал бы, как он воображает, работать над заготовками, попавшими в поле его зрения. Едва ли нужно говорить. что они были бы сломаны, можно сказать, совершенно разрушены в результате его бессмысленных действий.

100 Зелёный горошек, зелёная фасоль, варёный картофель и морковь во всех видах допустимы как наименее обладающие лекарственными свойствами овощи.

101 Человек, испытывающий лекарство, или не должен иметь привычку пить вино, бренди, кофе или чай, или он должен совершенно отказаться на длительное время от употребления этих вредных напитков, некоторые из которых являются возбуждающими, другие обладают лекарственными свойствами.

102 Тот, кто сообщает результаты таких экспериментов медицинскому сообществу, становится ответственным, таким образом, за надёжность экспериментатора и за его утверждения, и это справедливо, так как под угрозой находится благо страдающего человечества.

103 Испытания, которые врач проводит на себе, имеют для него и другие неоценимые преимущества. Прежде всего, великая истина, заключающаяся в том, что лекарственная сила всех препаратов, от которой зависят их целебные свойства, заключается в изменениях и здоровье, которые он сам ощущает при приеме испытываемых им лекарств, и болезненные состояния, испытанные им самим от этих лекарств, становятся для него непреложным фактом. Кроме того, путём таких заслуживающих внимания наблюдений за собой он придёт к пониманию своих собственных ощущений, своего образа мышления и своего характера (основа истинной мудрости), он будет также приобретать навыки, чтобы стать хорошим наблюдателем, каким должен стать каждый врач. Все наши наблюдения на других едва ли так интересны, как на самих себе. Наблюдатель за другими должен всегда опасаться, что экспериментатор не чувствует именно то, о чём он говорит, или что он описывает свои ощущения не в самых подходящих выражениях. Он вынужден всегда сомневаться, не вводят ли его в заблуждение, по крайней мере, в определённой степени. Эти препятствия на пути к познанию истины, которые никогда не могут быть полиостью преодолены при наших исследованиях искусственных болезненных симптомов, вызываемых в других при приеме лекарств, полностью устраняются, если мы проводим испытания на самих себе. Тот, кто проводит такие испытания на себе, знает определённо, что он чувствовал и каждое испытание является новым стимулом для него, побуждающим исследовать силу других лекарств. Он становится, таким образом, всё более опытным в искусстве наблюдения, таком важном для врача, продолжая наблюдать себя, того, на кого он может полностью положиться и кто никогда не обманет его. И это он будет делать наиболее ревностно, так как эти эксперименты на самом себе обещают дать ему достоверное знание истинного значения и значимости инструментов лечения, которые всё ещё в большой мере неизвестны. Не нужно думать, что такие лёгкие недомогания, вызванные приёмом лекарств с целью их испытания, могут быть в основном вредными для здоровья. Напротив, опыт показывает, что организм испытателя становится в результате этих частых атак на его здоровье более приспособленным к подавлению всех внешних воздействий, враждебных для его конституции, и всех искусственных и естественных болезнетворных, пагубных факторов и в результате умеренных экспериментов с лекарствами на самом себе становится более стойким, чтобы сопротивляться всему, что носит вредный характер. Его здоровье становится более устойчивым; он становится более сильным, как показывает опыт.

104 Симптомы, которые, в течение всей болезни, наблюдались только задолго до (применения лекарства) или никогда ранее, следовательно, суть новые, присущие данному лекарству.

105 В наши дни стало обычным доверять испытание лекарств неизвестным людям, находящимся на расстоянии, которым платили за их работу, получаемая таким образом информация публиковалась. Но в этом случае работа, которая важнее всех других, которая должна составлять основу единственно верного искусства врачевания и которая требует величайшей моральной убеждённости и достоверности, становится, как мне кажется, к сожалению должен сказать, сомнительной и неопредёленной по своим результатам и теряет всякую ценность.

106 Сначала, около 40 лет назад, я был единственным человеком, который испытание истинной силы лекарств сделал самым важным своим занятием. Затем мне помогали несколько молодых людей, которые проводили эксперименты на себе, и чьи наблюдения я критически рассматривал. Вслед за этим несколько подлинных работ такого рода было сделано немногими другими. Но на что мы не будем в состоянии в полной мере влиять в способе лечения беспредельно большой области болезней, когда множество точных и заслуживающих доверия наблюдателей обогатят эту, единственно истинную materia medica путём тщательных экспериментов на себе! Искусство врачевания тогда по определённости приблизится к математическим наукам.

107 Смотри второе примечание к § 109.

108 Но этот трудный, иногда очень трудный, поиск и выбор гомеопатического средства наиболее подходящего во всех отношениях для каждого болезненного состояния, является процедурой, которая, несмотря на все замечательные книги, облегчающие его, тем не менее, требует изучения самих оригинальных источников в то же время большой осторожности и серьёзного размышления, лучшей наградой которых является сознание честно выполненного долга. Как могла его трудная, беспокойная работа, которая представляется единственным наилучшим способом лечения болезней, понравиться джентльменам из новой смешанной секты, которые присвоили почетное имя гомеопатов и даже как будто применяют лекарства по типу и внешнему виду гомеопатические, но определяемые ими как попало (quidquid in buccam venit), и которые, когда неподходящее лекарство не приносит немедленного облегчения, вместо признания вины в своем непростительном невежестве и небрежности в выполнении самого важного и серьёзного дела в деятельности людей, приписывают это гомеопатии, которую они обвиняют в несовершенстве (если сказать правду, её несовершенство состоит в том, что наиболее подходящие гомеопатические лекарства для каждого болезненного состояния не попадают само произвольно к ним в рот, подобно жареным голубям, без каких либо усилий с их стороны). Они, однако, знают благодаря частой практике, как возместить неэффективность почти половины гомеопатических средств применением аллопатических средств, которые гораздо удобнее для них, среди которых одна или более дюжин пиявок, прикладываемых к поражённому месту, или небезобидное кровопускание до 8 унций и т. д., играют важную роль, и если пациент, несмотря на всё это, поправится, они превозносят их кровопускания, пиявки и т. д., утверждая, что если бы этого не было сделано, пациент не был бы спасен и недвусмысленно дают понять нам, что эти процедуры, выведенные без серьезной подготовки из пагубной практики старой школы, действительно являются наилучшим вкладом в лечение. Но если пациент умирает в результате лечения, как нередко случается, они пытаются утешить друзей, говоря, что "они сами были свидетелями того, что было сделано всё возможное для оплакиваемого умершего". Кто окажет этому пустому и вредному клану честь назвать их, по названию очень трудного, но целительного искусства врачами-гомеопатами? Да настигнет их справедливое возмездие: когда они заболеют, их могут лечить тем же способом!

109 Доктор фон Бённингхаузен, опубликовав характерные симптомы гомеопатических лекарств и свой Реперторий, оказав гомеопатии большую услугу, так же, как доктор Дж. Х. Г. Яр своим справочником основных симптомов.

110 Превышение лекарственных симптомов над аналогичными им симптомами болезни, которое выглядит как ухудшение, наблюдалось также другими врачами, когда они случайно использовали гомеопатическое средство. Когда пациент, страдающий от зуда, жалуется на усиление зуда после приёма серы, его врач, который не знает причины этого, утешает пациента, уверяя его, что зуд сначала должен как следует проявиться, прежде чем он может быть вылечен; он не знает, однако, что усиление зуда вызвано серой, которая предполагает это. "Лицевая сыпь, которую лечит viola tricolor, была усилена им в начале его действия", говорит нам Лерой (Heilk. für Mutter, р. 406), но он не знал, что явное ухудшение было в какой-то степени следствием слишком большой дозы лекарства, оказавшимся в этом случае в определённой степени гомеопатическим. Лизонс говорит (Меd. Transact., vol. ii, London, 1772) "Хина наиболее надежно лечит те кожные заболевания, которые усиливаются в начале её действия". Если бы он не давал хину в громадных дозах, обычных в аллопатии, а в более или менее малых дозах достаточных для того, чтобы лекарство проявило подобие симптомов, т. е., когда оно применяется гомеопатически, он бы провёл лечение без или почти без этого явного усиления болезни (гомеопатическое обострение).

111 Если они не были вызваны серьёзной ошибкой в режиме, глубоким переживанием или резким изменением в организме, такими, как например, начало или прекращение менструации, зачатие, роды и т. д.

112 В случаях, когда пациент (что, однако, случается чрезвычайно редко при хронических, но нередко при острых болезнях) чувствует себя очень больным, хотя его симптомы очень нечётки, его состояние можно отнести скорее за счет притупленного состояния нервной системы, которая не позволяет пациенту четко ощущать свою боль и страдания; это онемение внутренней чувствительности снимается опиумом, и в своем вторичном действии симптомы болезни становятся различными.

113 Одна из величайших и пагубных ошибок старой школы.

114 Недавнего происхождения зудящая сыпь, твёрдый шанкр, кондилома, как я указывал в моей книге "Хронические болезни"

115 Как было до настоящего времени со средствами для кондиломатозных болезней (и антипсорными лекарствами).

116 Выпускники практикующих врачей старой школы делают нечто подобное; как искусственные язвы на наружных частях, они подавляют некоторые внутренние хронические болезни, будучи не в состоянии вылечить их, но только на короткое время, пока они вызывают болезненное раздражение, к которому больной организм не привык, но, с другой стороны, они ослабляют и разрушают общее здоровье в целом гораздо сильнее, чем это делается метастазами, на которые действует инстинктивная жизненная сила.

117 Поскольку любые лекарства, назначенные в то же самое время для внутреннего употребления только усиливали бы заболевание, так как эти средства не обладают специфической силой лечения болезни в целом, а атакуют организм ослабляют его и вызывают кроме того другие хронические лекарственные болезни.

118 Я не могу поэтому советовать, например, местное уничтожение так называемого рака с губ и лица (продукта высокоразвитой псоры, нередко в сочетании с сифилисом) с помощью арсеникального средства Frère Cosme не только потому, что это чрезмерно болезненно и часто бесполезно, но больше потому, что если это динамическое средство будет успешным в излечении пораженной части тела от злокачественной язвы локально, основное заболевание нисколько не ослабнет. Вследствие этого требуется защитная жизненная сила, чтобы перенести действие серьёзного внутреннего заболевания на какую-нибудь более важную часть (как она это делает в каждом случае метастаз) и, как следствие, - слепота, глухота, безумие, удушающая астма, водянка, апоплексический удар и т. д. Это сомнительное местное излечение данной части от злокачественной язвы с помощью местного арсеникального средства успешно, в конце концов, только в тех случаях, когда язва ещё не достигла большого размера, и когда жизненная сила ещё очень активна; но именно в таком случае ещё реально осуществимо полное внутреннее лечение исходной болезни в целом.

Тот же результат получается в том случае, когда без предварительного лечения внутреннего миазма только ножом удаляется рак лица или молочной железы или вылущиваются инкапсулированные опухоли; в результате происходит что-нибудь худшее или, во всяком случае, ускоряется смерть. Такие случаи происходили бессчётное число раз, но старая школа, тем не менее, продолжает слепо поступать таким же образом в каждом новом случае, с теми же губительными последствиями.

119 Зудящая сыпь, твердый шанкр (бубон), кондиломы.

120 При исследованиях такого рода мы не должны разрешать себе быть обманутыми утверждениями пациентов или их друзей, которые часто считают причиной хронической, даже очень серьёзных и застарелых болезней, или перенесенную много лет назад простуду (когда сильно промокнешь, разгорячённым выпьешь холодной воды), или прежние испуг, растяжение связок, неприятность (иногда даже колдовство) и т. д. Эти причины слишком несущественны, чтобы вызнать хроническую болезнь в здоровом теле, удерживать её в течение нескольких лет и усиливать год за годом, как обстоит дело со всеми хроническими болезнями, вызванными развившейся псорой. Причины гораздо более серьёзные, чем эти запомнившиеся вредные воздействия, должны лежать в основе возникновения и развития серьезной, трудноизлечимой, упорной продолжительной болезни; приписываемые причины могли только активизировать скрытый хронический миазм.

121 Как часто, например, сталкивались мы со спокойным, мягким характером пациентов, годами мучимых наиболее болезненным заболеванием, так что врач невольно относится с уважением и сочувствием к страдальцу! Но если болезнь подавляется, и здоровье пациента восстанавливается, как часто бывает в гомеопатической практике, он часто бывает изумлён и напуган страшными изменениями в характере пациента. Он часто становится свидетелем проявления неблагодарности, бессердечия, изощрённой злобы и самых постыдных и разрушающих личность наклонностей, которые были свойственны пациенту до того, как он заболел.

Те, которые были терпеливыми, когда были здоровы, часто становятся упрямыми, резкими, торопливыми или даже нетерпимыми и капризными, или раздражительными, или потерявшими надежду, когда заболевают; ранее целомудренные и сдержанные часто становятся похотливыми и бесстыдными. Обладающий светлым умом человек нередко становится тупым, в то время как обычно слабоумный становится рассудительным и вдумчивым; человек, медленно принимающий решения, иногда приобретает большое присутствие духа и скорость принятия решений, и т. д.

122 Так, аконит редко или никогда не способствует ни быстрому, ни полному излечению пациента с тихим, спокойным, уравновешенным характером; точно так же, как будет мало полезен нукс вомика, если характер мягок и флегматичен, пульсатилла - для пациентов, которые счастливы, веселы и упрямы, или игнация - для невозмутимых и не предрасположенных к страху и к раздражительности пациентов.

123 Очень редко случается так, чтобы длительная умственная или эмоциональная болезнь спонтанно прекратилась (так как внутренняя дискразия снова переносится на телесные органы). Время от времени бывают случаи, когда прежнего обитателя сумасшедшего дома выписывают по видимости здоровым. До сих пор, более того, все сумасшедшие дома остаются переполненными до отказа, так что множество других душевнобольных, которые ищут доступ в такие институты, едва ли могут найти в них место, пока некоторые из больных в этом доме не умрут. Ни один никогда действительно и полностью не излечивался в них! Убедительное доказательство среди многих других, совершенной бесполезности неизлечивающего ремесла, до сих пор практиковавшегося, которое было и нелепо удостоено аллопатическим хвастовством названия рациональной медицины. Как часто, с другой стороны, правильное искусство врачевания, подлинная чистая гомеопатия была способна вылечить эти несчастные существа, вернуть им психическое и телесное здоровье и возвратить их счастливым друзьям и миру!

124 Казалось, что ум, в этих случаях, чувствовал с тревогой и печалью правильность этих рациональных представлений и действовал на тело, как будто желая восстановить утраченную гармонию, но тело вследствие болезни реагировало на органы ума и характер и приводило их в ещё больший беспорядок, вновь переводя свои страдания на них.

125 Невозможно не изумляться бездушию и невоспитанности врачей во многих заведениях для пациентов такого рода, которые, не пытаясь найти истинный и единственно действенный метод лечения таких болезней, которым является лечение с помощью гомеопатических лекарственных (антипсорных) средств, довольствуются тем, что мучают этих людей, самых жалких из всех человеческих существ, самыми яростными ударами и другими болезненными мучениями. Этой недобросовестной и отвратительной процедурой они низводят себя ниже уровня тюремных надзирателей, так как последние применяют такие наказания по обязанности, возлагаемой на их учреждение, и только к преступникам, в то время как первые - из унизительного осознания своей бесполезности как врачей, только чтобы дать выход своей озлобленности из-за предполагаемой неизлечимости психической болезни в грубости по отношению к несчастным, невинным страдальцам, поскольку они слишком невежественны, чтобы быть, хоть в какой-то мере, полезными и слишком ленивы, чтобы принять разумный способ лечения.

126 Лечение яростного душевнобольного маньяка и меланхолика может проводиться только в заведениях, специально приспособленных для их лечения, а не в кругу семьи пациента.

127 Два или три состояния могут чередоваться друг с другом. Так, например, в случае двойной чередующейся болезни боли могут постоянно появляться в ногах и т. д., немедленно после исчезновения своего рода офтальмии; последняя появляется вновь, как только боли в конечностях на время прекращаются: судороги и спазмы могут чередоваться с любым другим поражением тела или некоторой его части. В случае тройных чередующихся состояний при обычном недомогании может наступить период кажущегося улучшения здоровья и необычного возбуждения телесной и психической сил (непомерная весёлость, необычная активность тела, избыток ощущения комфорта, необычный аппетит и т. д.), после которого, и совершенно неожиданно, появляются мрачный меланхолический юмор, невыносимое ипохондрическое расстройство настроения с нарушением нескольких жизненных функций, пищеварения, сна и т. д., который вновь, и так же неожиданно, заменяется привычным умеренным недомоганием; и так несколько и очень различных чередующихся состояний. Когда возникает это новое состояние, часто нет никаких ощутимых следов предыдущего состояния. В других случаях остаются только слабые следы первого чередующегося состояния, когда возникает новое; несколько симптомов первого состояния остаются при появлении и в течение второго. Иногда болезненные чередующиеся состояния являются совершенно противоположного свойства, как, например, меланхолия, периодически чередующаяся с беспечным радостным психическим расстройством или безумием.

128 Патология, которая до сих пор в моде и которая всё ещё находится на ранней стадии иррационального развития, признаёт только одну-единственную перемежающуюся лихорадку, которая также называется малярией, и не признает никаких разновидностей кроме тех, которые характеризуются различными интервалами повторения приступов: ежедневные, трёхдневные, четырёхдневные и т. д. Но между ними есть гораздо более важные различия. Существует неисчислимое разнообразие этих лихорадок, некоторые из которых даже не могут называться малярией, так как их приступы состоят только из стадии жара; другие характеризуются только стадией озноба с или без последующей стадии пота; другие вызывают ощущение жара при холодной поверхности тела или ощущения озноба, когда поверхность тела горячая; есть лихорадки, при которых один приступ состоит полностью из стадии озноба или просто ощущения прохлады, за которым следует период здорового состояния, в то время как следующий состоит только из стадии жара, за которой следует или нет пот; при других сначала наступает стадия жара, а стадия озноба не наступает, пока не пройдёт первая; при других после озноба или жара следует безлихорадочный период, затем начинается стадия пота наподобие второго приступа, часто много часов спустя; при других никакого потения не наступает; другие же характеризуются тем, что вся атака состоит из одного потения без стадии холода или жара, или при которых потение имеет место только во время жара. Существуют неисчислимые другие различия, особенно с точки зрения дополнительных симптомов, таких, как головная боль особого рода, плохой вкус во рту, тошнота, рвота, диарея, чрезмерная жажда, специфические боли в теле или конечностях, беспокойный сон, делирий, изменения в характере, спазмы и т. д., наблюдаемые до, в течение или после стадии озноба; до, в течение или после стадии жара; до, в течение или после стадии потения, и бесчисленные другие разновидности. Все они - явно перемежающиеся лихорадки очень разных типов, каждый из которых, как, естественно, можно было бы предположить, требует специального (гомеопатического) лечения. Следует признать, что они почти все могут быть подавлены (как это часто делается) огромными дозами хинной корки и её фармацевтическим препаратом - сульфатом хинина, то есть, может быть устранено их периодическое повторение (их характерный признак), но пациенты, страдавшие перемежающимися лихорадками, для которых хинная корка не является подходящим средством, как в случае со всеми теми эпидемическими перемежающимися лихорадками, которые пересекают целые страны и даже горные местности, полностью не выздоравливают после подавления характерного признака; наоборот, они теперь страдают другой болезнью, которая сильнее, а часто гораздо сильное, чем предыдущая: они поражены специфической, хронической хинной дискразией и едва ли могут выздороветь даже в результате продлённого на основе правильного метода лечения - и это ещё называется лечением!

129 Доктор фон Бёнингхаузен, оказавший больше услуг нашей полезной системе медицины, чем кто-либо другой из моих последователей, разработал эту тему, требующую так много внимания и заботы, и облегчил выбор действенного сродства для различных эпидемий лихорадки в своей работе, озаглавленной "Versuch einer homöopathischen Therapie der Wechselfieber, 1833, Münster bei Regensberg".

130 Это наблюдается в смертельных случаях, отнюдь не редких, при которых умеренные дозы опиума, данные во время стадии озноба, быстро приводили к летальному исходу.

131 Большие, часто повторяющиеся дозы хинной корки так же, как препараты, содержащие её производные, как, например, сульфат хинина, могут, конечно, избавить пациентов от периодических приступов болотной малярии, но пациенты, которые считают, что они вылечились, заблуждаются, так как они заболевают другой, часто неизлечимой, болезнью - хининной интоксикацией (смотри § 276, примечание).

132 То, что я сказал в пятом издании "Органона", и длинном примечании к этому параграфу, о необходимости предотвращения нежелательных реакций жизненной энергии, было только объяснением опыта. Но в течение последних четырех или пяти лет, однако, все эти трудности полностью разрешены с помощью моего нового изменённого, но правильного метода. То же самое тщательно выбранное лекарство может теперь назначаться ежедневно и месяцами, если это необходимо, следующим образом: после более низкой степени потенциирования, используемой в течение одной или двух недель при лечении хронический болезни, таким же образом делается переход к более высоким степеням (начиная в соответствии с новым методом динамизации с самих низких стгепеней).

133 Мы не должны, даже в случае использования наилучшим образом выбранного гомеопатического лекарства, например, одной крупинки той же степени потенциирования, которая сначала была полезна, назначать пациенту вторую или третью дозу сухими. Точно так же, если лекарство было растворено в воде и первая доза оказалась полезной, вторая или третья, и даже меньшая, дозы из пузырька, стоящего неподвижно, даже с интервалами в несколько дней, окажутся больше не полезными, хотя первый препарат был потенциирования посредством десяти встряхиваний или, как я предлагал позже, посредством только двух встряхиваний, чтобы устранить этот недостаток, в соответствии с вышеприведёнными причинами. Но, благодаря модификации степени динамизации каждой дозы, как я учил, никаких препятствий не существует, даже если дозы повторяются более часто, даже если лекарство было бы очень усилено большим числом встряхиваний. Кажется, это почти как будто лучшее выбранное лекарство могло лучше извлекать болезненное расстройство из жизненной силы и при хронических болезнях уничтожать то же самое, если применяется в нескольких различных формах.

134 Приготовленный из 40, 30, 20, 15 или 8 столовых ложек воды с добавлением некоторого количества спирта или кусочка древесного угля, чтобы сохранить его. Если используется древесный уголь, он опускается в пузырёк на нитке и вынимается, когда пузырёк встряхивается. Растворения лекарственной крупинки (а редко нужно использовать более одной крупники) тщательно потенцированного лекарства в большом количестве воды можно избежать, приготовив раствор только в 7-8 столовых ложках воды, и после тщательного встряхивания пузырька взять из него одну столовую ложку раствора, влить его в стакан воды (содержащий от 7 до 8 ложек), тщательно перемешать и дать одну дозу пациенту. Если он необычно возбужден и чувствителен, можно чайную ложку этого раствора влить во второй стакан воды, тщательно перемешать и дать одну или более чайных ложек. Есть пациенты, обладающие такой сильной чувствительностью, что могут потребоваться третий или четвертый стаканы, приготовленные таким образом. Каждый такой стакан должен быть свежим, т.е. готовиться ежедневно. Крупинка высокой степени потенцирования лучше измельчается с несколькими песчинками сахара или в молоке, которые пациент может положить в пузырёк и растворить в необходимом количестве воды.

135 Поскольку, как показывает весь опыт, доза наиболее подходящего гомеопатического лекарства едва ли может быть приготовлена слишком малой, но, тем не менее, достаточной, чтобы вызвать заметное улучшение при болезни, которой оно соответствует (§§ 275-278), мы действовали бы неразумно и губительно, если бы при отсутствии улучшения или некотором, хотя бы очень слабом ухудшении повторяли или даже увеличивали дозу того же самого лекарства, как делается в старой системе, пребывая в заблуждении, что оно не было полезно из-за его малого количества (его слишком малой дозы). Каждое обострение в результате появления новых симптомов, если не было никаких нарушений в психическом или физическом режиме, неизменно доказывает непригодность ранее данного лекарства для данного случая болезни, но никогда не указывает на то, что доза была слишком слаба.

136 Хорошо осведомлённый и добросовестный врач никогда в своей практике не окажется в таком положении, чтобы требовать антидот, если он будет начинать, как и должен, давать выбранное лекарство в самых малых дозах насколько это возможно. Такая мельчайшая доза лучший образом выбранного средства восстановит порядок во всём организме.

137 Как я более подробно описал в предисловии к "Ignatia" (в первом томе "Materia Medica Purа").

138 Скорые признаки улучшения в состоянии духа и ума, однако, могут ожидаться только после приема лекарства, если доза была достаточно малой (то есть, настолько малой, насколько эти возможно), не вызванная необходимостью большая доза даже самого подходящего гомеопатического лекарства, воздействует слишком сильно и сначала вызывает слишком сильное и длительное расстройство состояния духа и ума, чтобы мы смогли быстро распознать в них улучшение. Здесь я должен заметить, что это, такое существенное, правило нарушается, главным образом, слишком самоуверенными новичками в гомеопатии и врачами, обратившимися к гомеопатии после пребывания в рядах старой школы. Из-за старых предрассудков эти персоны ненавидят мельчайшие дозы самого низкого деления лекарств в таких случаях и поэтому они не в состоянии испытать огромные преимущества и блага этого метода работы, который, как показал тысячекратный опыт, является наиболее полезным; они не могут выполнить всего, что может сделать гомеопатия, и поэтому они не должны претендовать на то, чтобы их считали её приверженцами.

139 Доносящиеся издалека нежнейшие звуки флейты, которые в тихие полуночные часы могут наполнить нежное сердце возвышенными чувствами и растворить его в религиозном экстазе, не слышны и слабы среди диссонирующих криков и дневного шума.

140 Не рекомендуется кофе; крепкий китайский и другие чаи из трав; пиво, приготовленное с лекарственными растительными веществами; так называемые возбуждающие напитки, приготовленные с лекарственными добавками; все виды пунша; шоколад со специями; пахучие воды и запахи многих видов; сильно пахнущие цветы в помещении; зубные пасты и эссенции и ароматические вещества, приготовленные из лекарственных средств. Очень острые блюда и соусы; пирожные и мороженое со специями; лекарственные растения в свежем виде для супов; блюда из трав, корней и стеблей растений, обладающих лекарственными свойствами; спаржа с длинными зелеными кончиками, хмель и все овощи, обладающие лекарственными свойствами, сельдерей, лук; острый сыр и мясо в стадии разложения или обладающие лекарственными свойствами (свиное мясо и сало, утки и гуси, мясо слишком молодого теленка, кислые продукты), просто не следует предлагать пациентам, поскольку они должны избегать всяких излишеств в пище, в употреблении сахара и соли, а также спиртных напитков, не разбавленных водой. Неблаготворно влияют пребывание в жарких комнатах, ношение шерстяных вещей непосредственно на теле, малоподвижный образ жизни в закрытых помещениях или частые занятия пассивными упражнениями (верховая езда, управление экипажем или качание), продолжительное сосание груди, долгий послеобеденный отдых в положении лёжа на постели, долгое сидение по ночам, нечистоплотность, неестественное обжорство, расслабленность в результате чтения неприличных книг при чтении лёжа, онанизм или незавершённый или задерживаемый половой акт с целью предотвращения зачатия; всё, вызывающее гнев, горе или раздражение, страсть к игре, перенапряжение ума или тела, особенно после еды, проживание в болотистых местностях, сырые комнаты, скудные средства к существованию и т. д. Всего этого следует, насколько возможно, избегать, чтобы лечение не затруднялось или не стало невозможным. Некоторые из моих последователей, кажется, без необходимости излишне ограничивают диету пациентов, запрещая употребление многих довольно нейтральных вещей, что не рекомендуется.

141 Это, однако бывает редко. Так, например, при воспалительных процессах, когда так необходим аконит, действие которого может быть нарушено содержащимися в пищевых продуктах растительными кислотами, желание пациента всегда ограничивается только чистой холодной водой.

142 Все вещества животного и растительного происхождения обладают в свежем виде в большей или меньшей степени лекарственными свойствами и могут влиять на здоровье человека, каждое своим особым способом. Растительные и животные вещества, употребляемые в пищу наиболее просвещёнными народами, имеют то преимущество перед другими, что они содержат большее количество питательных составляющих и отличаются от других тем, что их лекарственная сила в их свежем виде или не очень велика или уменьшается в результате кулинарной обработки, которой они подвергаются при приготовлении для домашнего употребления - выжимания вредных соков (как корень маниски Южной Америки), брожение (ржаная мука и тесто для выпечки хлеба, квашеная капуста, приготовленная без уксуса и маринованные корнишоны), копчение и действие жара (при кипячении, тушении, поджаривании хлеба, жарений, выпеканий), в результате чего лекарственные составляющие многих этих веществ частично разрушаются и утрачиваются. При добавлении соли (маринование) и уксуса (соусы, салаты) животные и растительные вещества определенно теряют многие из их вредных лекарственных свойств, но, с другой стороны, появляются другие недостатки.

Но даже те растения, которые обладают лекарственными свойствами, в наибольшей степени теряют их частично или полностью под действием таких процессов. В результате высушивания корней разных видов ириса, хрена, различных видов аронника и пионов они теряют почти все свои лекарственные свойства. Сок самых опасных растений часто становится инертной, смолообразной массой под действием тепла, используемого при приготовлении обычных экстрактов. Выжатый сок самых смертоносных растений становится совсем слабым, если он просто постоит в течение долгого времени; даже при умеренной температуре воздуха в нём начинается винное брожение и поэтому существенно утрачиваются его лекарственные качества, немедленно после этого начинается уксусное и гнилостное брожение, в результате чего он утрачивает все свои специфические лекарственные свойства; образовавшийся осадок, если растение было хорошо вымыто, совершенно безвреден, как обычный крахмал. В результате горения, которое возникает, когда какое-то количество зелёных растений складывают одно на другое, большая часть их лекарственных свойств утрачивается.

143 Бухгольц (Taschenb. f. Scheidek u. Apoth. a. d. Т., 1815, Weimar, Abth. I, vi), уверяет своих читателей (и его интервьюер в "Leipziger Literaturzeitung, 1816, № 82 не возражает ему), что за этот отличный способ приготовления лекарств мы должны быть благодарны кампании в России, откуда он был (в 1812 г.) импортирован в Германию. В соответствии с благородным обычаем многих немцев быть несправедливым по отношению к своим соотечественникам, он скрывает тот факт, что это открытие и те рекомендации, которые он цитирует точно моими словами из первого издания "Органона" (§ 230 и примечание) сделаны мною, и что я первым опубликовал их для мира за два года до кампании в России ("Органон" вышел в свет в 1810 г.). О tempora! О mores! Некоторые люди скорее бы приписали происхождение открытия обитателям пустыни Азии, чем немцу, которому эта честь принадлежит.

Спирт, конечно, иногда до этого использовался для смешивания с растительными соками, например, чтобы сохранить их на некоторое время, прежде чем делать из него экстракты, но никогда с целью назначения их пациентам в таком виде.

144 Хотя равные части спирта и свежевыжатого сока являются обычно самой подходящей пропорцией, чтобы способствовать выпадению в осадок клейковины и белковых веществ, тем не менее, для растений, которые содержат толстый слой растительной слизи (например, Symphytum officinale, Viola tricolor и т. д.) или избыток белка (например, Aethusa cynapium, Solanum nigrum и т. д.) обычно требуется двойная порция спирта.

Растения, которые очень полезны в виде соков, такие как Oleander, Buxus, Taxus, Ledum, Sabina и т.д., следует сначала измельчить и превратить в сырую однородную массу, а затем смешать с двойным количеством спирта, чтобы сок мог соединиться с ним и после того, как он таким образом экстрагируется спиртом, его можно отжать; оставшуюся массу, когда она высохнет, можно также растереть с молочным сахаром в порошок, а затем растворить и потенциировать (§ 271).

145 С целью сохранения их в виде порошка необходима предосторожность, которой до сих пор фармацевты обычно пренебрегали, и поэтому порошки даже хорошо высушенных веществ животного и растительного происхождения не могли сохраниться неиспорченными даже в хорошо закупоренных бутылках. Необработанные растительные вещества, несмотря на то, что они совершенно сухие, тем не менее, содержат, как обязательное условие сцепления их текстуры, определённое количество влаги, при котором не превращённое в порошок лекарство поможет оставаться в таком сухом виде без опасности его порчи, но которого слишком много для порошкообразного состояния. Вещество животного или растительного происхождения, которое в его естественном виде было полностью высушено, превращается, если его тонко растереть, в нечто вроде влажного порошка, который без того, чтобы он быстро не испортился и не заплесневел, ещё не может сохраниться в закупоренных бутылках, если предварительно не будет освобождён от избыточной влаги. Это лучше всего сделать, насыпав порошок в плоское жестяное блюдце с выступающими краями, которое плавает в посудине, наполненной кипящей водой (т. е., водяная баня) и, помешивая, высушить его до такой степени, когда все мельчайшие частицы его (не склеенные больше в комок), а подобно сухому, мелкому песку легко отделяются друг от друга и быстро превращаются в пыль. В таком сухом виде тонкие порошки могут навсегда сохраниться неповреждёнными в хорошо закупоренных и запечатанных бутылках, сохраняя все свои исходные лекарственные свойства без опасения, что они будут испорчены насекомыми или плесенью; и лучше всего они сохраняются, если бутылки держать защищёнными от дневного света (в закрытых контейнерах, ящиках, коробках). Все вещества животного и растительного происхождения, если их хранить не в герметических сосудах и не защищать от солнечного и дневного света, со временем постепенно теряют слои лекарственные свойства больше и больше, даже в целом виде, но ещё больше в виде порошка.

146 Задолго до этого моего открытия, опыт показал, что в различных природных веществах могут быть вызваны некоторые изменения посредством трения, например, добывание тепла, жара, огня, извлечение запаха из вещества, которые в обычном состоянии запаха не имеют, намагничивание стали и т. д. Но все эти свойства, вызываемые трением, относились только к физическим и неодушевленным предметам, тогда как это есть проявление закона природы, в соответствии с которым под действием сил, способных изменять необработанные вещества, происходят физиологические и патогенные изменения даже в таких веществах, которые никогда не проявляли никаких лекарственных свойств. Это достигается посредством растирания в порошок и встряхивания, но при условии применения в определённом соотношении нейтрального средства. Этот удивительный физический и особенно физиологический и патогенный закон природы не был открыт до моего времени. Не удивительно поэтому, что современные студенты - естественники и врачи (до сих пор несведущие) не могут поверить в магическую лечебную силу малых доз лекарств, приготовленных в соответствии с гомеопатическими правилами (динамизированных).

147 То же самое наблюдается в бруске железа или стали, в которых едва ли можно распознать признаки скрытой магнитной силы. Оба бруска, поставленные стоймя, отталкивают северный полюс магнитной стрелки нижним концом и притягивают южный полюс, в то время как верхний конец проявляет себя как южный полюс магнитной стрелки. Но это только скрытая сила: даже мельчайшие частицы чугуна не могут быть вытянуты с помощью магнита или прикрепиться к любому концу бруска.

Только после того, как брусок динамизирован посредством однонаправленного трения тупым напильником, он становится действительно активным сильным магнитом, способным притягивать железо и сталь и наделять другой брусок стали путём простого контакта и даже на некотором расстоянии от него магнитной силой в тем большей степени, чем продолжительнее будет трение. Точно так же посредством растирания лекарственного вещества и встряхивания его раствора (динамизация, потенциирование) развивается лекарственная сила, скрытая в нём, и проявляется в большей и большей степени, или, если так можно сказать, одушевляет само материальное вещество.

148 Что касается этого, то это относится только к увеличению и более интенсивному развитию их способности вызывать изменения в здоровье животных и людей, если эти природные вещества в таком улучшенном виде очень близко подводятся к живому чувствительному волокну или соприкасаются с ним (в результате принятия внутрь или дыхания). Точно так же, как магнитный брусок особенно, если его магнитная сила увеличена (дннамизирована), может проявить магнитную силу только в стальной стрелке, полюс которой близок к нему или касается его. Сталь сама остаётся неизменной по своим остальным химическим и физическим свойствам и не вызывает никаких изменений в других металлах (например, в латуни), точно так же, как динамизированные лекарства не могут оказывать действия на безжизненные предметы.

149 Мы ежедневно слышим, как гомеопатические лекарственные потенции называются простыми растворами, в то время как они являются чем-то совершенно противоположным, а именно истинным раскрытием природных веществ, проявляющих и показывающих спрятанную лекарственную силу, содержащуюся в них и вызванную посредством трения и встряхивания. Помощь выбранного нелекарственного средства разбавления является только вторичным условием.

Простой раствор, например, раствор крупинки соли станет водой, крупинка соли исчезнет в растворе с большим количеством воды и никогда не превратится в лекарственную соль, которая посредством нашей хорошо подготовленной динамизации достигает удивительной силы.

150 Одну треть из ста гранов молочного сахара положить в глазурованную фарфоровую ступку, дно которой предварительно натереть мелким влажным песком. Поверх этого порошка положить один гран измельчённого в порошок лекарства, которое нужно растереть (одна капля ртути, нефти и т.д.). Молочный сахар, используемый для динамизации, должен быть особого чистого качества, чтобы он обладал способностью кристаллизоваться и поступал бы к нам в виде длинных брусков. Лекарство и порошок быстро перемешивают фарфоровой лопаточкой и довольно сильно растирают шесть-семь минут затупленным пестиком, затем полученную массу соскребают со дна ступки и с пестика в течение трех-четырех минут, чтобы сделать её однородной. Затем эту массу растирают таким же образом 6-7 минут без добавления чего-либо и снова соскребают в течение 3-4 минут то, что пристало к ступке и пестику. Теперь нужно добавить вторую треть молочного сахара, размешать лопаточкой и снова растирать 6-7 минут, затем соскрести за 3-4 минуты и растирать, ничего не добавляя, 6-7 минут. Затем добавить последнюю треть молочного сахара, размешать лопаточкой и растирать, как раньше, 6-7 минут, затем всё тщательнейшим образом соскрести. Приготовленный таким образом порошок помещается в пузырёк, хорошо заткнутый пробкой, защищённый от прямого солнечного света с обозначением вещества первого продукта, помеченного 1/100.

Для получения продукта 1/10000 один гран порошка смешать с третьей частью 100 гранов порошка молочного сахара и затем продолжать делать всё, как раньше, но каждую треть следует тщательно растирать дважды, каждый раз 6-7 минут, и соскребать 3-4 минуты, прежде чем добавить вторую и последнюю трети молочного сахара. После добавления каждой трети проделывается та же процедура. Когда всё это закончено, порошок помещается в хорошо заткнутый пузырёк и маркируется 1/10 000. Если теперь с одним граном этого последнего порошка поступить таким же образом, 1/1 000 000, т.е. в каждом гране будет содержаться 1/1 000 000 исходного вещества. Соответственно, для растирания этих трёх степеней каждый раз требуется шесть раз по шесть-семь минут на растирание и шесть раз по 3-4 минуты на соскребание, таким образом, один час для каждой степени. После одного часа такого растирания первой степени каждый гран будет содержать 1/100: второй степени - 1/10 000 и третьей степени - 1/1000 000 исходного вещества *. Ступку, пестик и лопаточку нужно вычистить перед их использованием для приготовления другого лекарства. Сначала ступку, пестик и лопаточку вымыть тёплой водой и высушить, затем прокипятить их в течение получаса. Посуда должна быть до такой степени чистой, что её рекомендуется прокаливать на огне.

* Это - три степени растирания сухого порошка, которое, если будет выполнено правильно, будет хорошим началом динамизации лекарственного вещества.

151 Пузырек, используемый для потенциирования, заполняется на две трети.

152 Может быть, на книге в кожаном переплёте.

153 Они готовятся под наблюдением кондитера из крахмала и сахара, и для устранения пыльных частиц просеиваются через сито. Затем они пропускаются через фильтр, который пропускает только 100 крупинок общим весом в один гран - наиболее подходящий размер для нужд врачей-гомеопатов.

154 Небольшой цилиндрический сосуд, похожий по форме на напёрсток, сделанный из стекла, фарфора или серебра, с маленькими отверстиями в дне, в который помещаются крупинки, из которых делается лекарство. Они смачиваются некоторым количеством динамизированного лекарственного спирта, размешиваются и высыпаются на промокательную бумагу быстрой просушки.

155 В соответствии с начальными проявлениями следовало брать одну каплю жидкости для получения более высокой степени потенцирования. Однако это соотношение количества средства разбавления и количества средства, которое должно быть динамизировано (100:1) оказалось, как было установлено, недостаточным, чтобы развить до высокой степени силу лекарства посредством ряда таких встряхиваний без специально применяемой большой силы, в чём меня убедили утомительные эксперименты.

Но если взять только одну такую крупинку из 100 общим весом в один гран и динамизировать её 100 каплями спирта, соотношение может быть получено 1 к 50 000 и даже большее, так как 500 таких крупинок едва ли могут абсорбировать одну каплю для их насыщения. При таком непропорционально более высоком соотношении между лекарством и разбавляющим веществом посредством многих последовательных ударов пузырька, на две трети наполненной спиртом, можно вызвать гораздо большее развитие лекарственной силы. А при таком малом соотношении количества разбавляющего средства и лекарства, как 100 к 1, если их с помощью мощной машины подвергнуть многим встряхиваниям, будут получены лекарства, которые, особенно более высоких степеней динамизации, действуют почти немедленно, но с огромной, даже опасной силой, особенно на слабых пациентов, не вызывая продолжительной, мягкой реакции жизненного принципа. Метод же, описаный мною, напротив, позволяет получать лекарства высочайшего развития силы и очень мягкого действия, которые, однако, при правильном выборе, целительно * действуют на все поражённые части организма. При острых лихорадках малые дозы самых низких степеней динамизации таким образом улучшенных лекарственных препаратов, даже лекарств длительного действия (например, белладонна) могут назначаться повторно через короткие интервалы. При лечении хронических болезней лучше начинать с самых низких степеней динамиэации и, если необходимо, продвигаться к более высоким, гораздо более сильным, но мягко действующим степеням.

* В очень редких случаях, если, несмотря на почти полное восстановление здоровья и при хорошей жизненной силе, остаются старые досаждающие местные нарушения, то не только разрешается, но даже настоятельно рекомендуется назначать в увеличивающихся дозах гомеопатическое средство, которое оказалось полезным, но потенциированное до очень высокой степени посредством многих встряхиваний рукой. Такие местные заболевания после этого могут исчезнуть удивительным образом.

156 Это утверждение не покажется невероятным, если учесть, что посредством этого метода динамизации (препараты, приготовленные таким образом, как я обнаружил в результате многочисленных утомительных экспериментов и проверочных испытаний, являются очень сильными и, в то же время, очень мягкого действия, т.е. улучшенными), материальная часть лекарства уменьшается с каждой степенью динамизации, в 50 000 раз и всё-таки неизмеримо увеличивается его сила, так что при дальнейшей дннамизации в 125 и 18 нулей достигается только третья степень динамизации. Тридцатая степень динамизации, полученная таким прогрессирующим способом, была бы представлена дробью, которую почти невозможно выразить цифрами. Становится совершенно очевидно, что материальная часть посредством такой динамизации (развитие истинной, внутренней лекарственной сущности) полностью растворится в его индивидуальной духовной (умозрительной) сущности. В своём необработанном виде поэтому лекарственное вещество может рассматриваться состоящим действительно только из этой неразвитой духовной сущности.

157 До тех пор, пока государство, в будущем, осознав необходимость хорошо приготовленных гомеопатических лекарств, не будет иметь лекарств промышленно изготовленных компетентными беспристрастными людьми, чтобы давать их бесплатно врачам-гомеопатам, подготовленным в гомеопатических больницах, которые выдержали теоретические и практические экзамены и, таким образом, в соответствии с этим законно квалифицированы. Врачи смогут тогда поверить в эти божественные инструменты для лечебных целей, но также будут давать их пациентам бесплатно - богатым и бедным.

158 Эти крупинки (§ 270) сохраняют свою лекарственную силу в течение многих лет, если защищены от солнечного света и тепла.

159 Два вещества, противоположные друг другу, объединённые в нейтральное вещество и средние соли благодаря их химическому сродству и в неизменных пропорциях, так же, как сульфированные металлы, найденные в земле, и металлы, полученные техническим способом в постоянном соотношении серы и щелочных солей, например (сульфат натрия, сульфат кальция и т. д.), так же как эфиры, полученные путём перегонки спирта и кислот, могут вместе с фосфором рассматриваться как простые лекарственные вещества врачами-гомеопатами и назначаться пациентам. С другой стороны, экстракты, полученные с помощью кислот из так называемых алкалоидов растений, представлены в большом разнообразии препаратов (например, хинин, стрихнин, морфин) и не могут, поэтому, быть принятыми врачом-гомеопатом как простые лекарства, всегда те же самые, особенно если он располагает, в самих растениях, в их естественном состоянии (кора хинного дерева, нукс вомика, опиум), всеми свойствами, необходимыми для лечения. Более того, алкалоиды не являются единственными составляющими растений.

160 Если разумный врач выберет полностью гомеопатическое лекарство для хорошо рассмотренного случая болезни и назначит его для внутреннего употребления, на долю принятой иррациональной аллопатической практики останется только назначение питья или припарок из различных растений, введение лекарственных клистиров и растирание теми или другими мазями.

161 Хвала, расточаемая в последние годы некоторыми немногими гомеопатами большим дозам, объясняется тем, что либо они выбирали низкие степени динамизации назначаемых лекарств (как я сам делал двадцать лет назад из-за незнания ничего лучшего), либо выбираемые лекарства были негомеопатическими и плохо приготовленными их производителями.

162 Так, длительное употребление больших доз сильных аллопатических ртутных препаратов при сифилисе вызывает почти неизлечимые ртутные заболевания, в то время как одна или несколько доз мягкого, но действенного препарата, несомненно, радикально излечили бы в течение нескольких дней всю венерическую болезнь вместе с твердым шанкром, при условии, что она не была бы нарушена внешними наружными средствами (как это всегда делается аллопатией). Точно так же, аллопат дает хинную корку и хинин при перемежающейся лихорадке ежедневно в очень больших дозах в тех случаях, когда эти препараты показаны и одной очень маленькой дозы высоко потенциированной хины было бы вполне достаточно (при перемежающихся лихорадках и даже людям, которые не были поражены какой-либо явной псорной болезнью). В этих случаях развивается хроническая хинная болезнь (сочетающаяся в то же самое время с развитием псоры), которая, если она постепенно не убьет пациента, разрушив жизненно важные внутренние органы, особенно селезенку и печень, тем не менее, ввергнет его, страдающего годами, в печальное состояние здоровья. Гомеопатический антидот для такого несчастья, вызванного злоупотреблением большими дозами гомеопатических средств, едва ли не найдется.

163 Правило, в соответствии с которым гомеопатическое лечение хронических болезней следует начинать с мельчайших, насколько это возможно, доз, постепенно увеличивая их, имеет важное исключение при лечении трех сильных миазмов, пока они проявляются только на коже, а именно, недавно развившаяся чесотка, нетронутый твёрдый шанкр (на половых органах, половых губах, во рту или на губах, и так далее) и остроконечные кондиломы. При таких заболеваниях не только допустимо, но и в самом деле необходимо с самого начала лечения назначать большие дозы их специфических средств всё более высоких степеней динамизации ежедневно (возможно также несколько раз в день). Если придерживаться этого курса, то можно не бояться, как при лечении болезней, скрытых внутри, что чрезмерная доза, пока она уничтожает болезнь, возбудит и в результате продолжающегося употребления, возможно, вызовет хроническую лекарственную болезнь. Совсем иначе обстоит дело при наружных проявлениях этих трех миазмов, поскольку можно ежедневно наблюдать за ходом их лечения и оценивать, до какой степени эти большие дозы снижают день за днем ощущение болезни жизненным принципом; и поскольку ни один из этих трех миазмов не может быть вылечен без того, чтобы врач не смог убедиться, благодаря их исчезновению, что больше нет никакой необходимости в этих лекарствах.

Поскольку болезни, в основном, представляют собой не что иное, как динамические атаки на жизненный принцип и ничего материального - никакой materia peccans - в качестве их основы (как старая школа в своем заблуждении в течение тысячи лет придумывала небылицы и лечила больных, соответственно, до их гибели), в этих случаях также нет ничего материального, что можно забрать, свести, сжечь, перевязать или отрезать без того, чтобы не сделать пациента бесконечно более больным, и более трудно излечиваемым ("Хронические болезни", часть I), чем он был до начала местного лечения любого из этих трех миазмов. Динамический, враждебный принцип, распространяющий свое влияние на жизненную энергию, есть сущность этих внешних признаков внутренних пагубных миазмов, которые могут быть уничтожены только действием какого-либо гомеопатического лекарства на жизненный принцип, поражающим его подобным, но более сильным образом и таким способом устраняющим ощущение внутреннего и внешнего духовного (умозрительного) болезнетворного врага так, что он больше не существует для жизненного принципа (для организма), освобождая таким образом пациента от его болезни, и он излечивается.

Опыт, однако, учит, что зуд плюс его внешние проявления, так же, как твёрдый шанкр вместе с внутренним венерическим миазмом, могут и должны лечиться только посредством специфических лекарств, принимаемых внутрь. Но для полного излечения остроконечных кондилом, если они в течение некоторого времени не подвергались лечению, необходимо также и наружно применять специфические для них лекарства одновременно с их внутренним употреблением.

164 Влияние лекарств, действующих на ребенка через молоко матери или кормилицы, удивительно полезно. Любая болезнь ребенка отступает перед правильно выбранными гомеопатическими лекарствами, даваемыми в умеренных дозах кормящей грудью матери, таким образом назначаемое лекарство более легко и безусловно используется, этими новыми гражданами мира, чем в более поздние годы. В то время как большинство младенцев обычно наделяются псорой через молоко кормилицы, если они уже не унаследовали ее от матери, они в то же самое время могут быть защищены от псоры через молоко кормилицы, подвергшееся соответствующему лекарственному воздействию. Что касается матерей, то их обязательно следует при их (первой) беременности подвергнуть мягкому антипсорному лечению, особенно с динамизированной серой, приготовленной в соответствии с изложенным в этом издании (с. 270), чтобы уничтожить псору - этого возбудителя большинства хронических болезней - которая наследуется детьми; уничтожить её как у самой матери, так и у плода, заблаговременно защитив таким образом потомство. Это верно относительно беременных женщин, которых лечат таким образом; они рожают детей обычно более здоровых и сильных к изумлению каждого. Новое подтверждение великой истины теории псоры, открытой мною.

165 Этим фактом могут быть объяснены те чудесные излечения, однако нечастые, когда хронически обезображенные пациенты, кожа которых никогда не была здоровой и чистой, излечивались быстро и полностью после нескольких ванн, лекарственные составляющие которых (случайно) были близки к гомеопатическим. С другой стороны, минеральные ванны очень часто приводят к усилению заболевания у пациентов, кожные раздражения у которых были устранены. После непродолжительного периода здоровья жизненный принцип позволяет внутреннему, невылеченному заболеванию проявиться где-нибудь в другом месте, более важном для жизни и здоровья.

Иногда вместо выздоровления наступает паралич глазного нерва, вызывающий слепоту, хрусталик может стать мутным, утрачивается слух, могут последовать маниакальный синдром или удушающая астма, или апоплексия может прекратить страдания обманутого пациента.

Фундаментальный принцип врача-гомеопата (что отличает его от любого врача всех более старых школ) заключается в том, что он никогда не применяет ни для кого бы то ни было из пациентов лекарства, воздействие которого на здоровых людей не было ранее тщательно испытано и которое, таким образом, не стало известно ему (§§ 20, 21). Назначение больному лекарства просто по предположению, что оно может быть полезно при некоторых сходных болезнях, или на основе слухов, "что данное лекарство помогает при таких-то и таких-то болезнях" - такую бессовестную затею гомеопат-филантроп оставит аллопату. Истинный врач и врач, практикующий в нашей области, никогда поэтому не назначит больному ни одной из бесчисленных минеральных ванн, потому что почти все они неизвестны с точки зрения их точного, позитивного воздействия на здоровый организм, и если они неправильно используются, то должны рассматриваться в ряду самых сильных и опасных лекарственных препаратов. Так, из тысячи, посылаемых на самые знаменитые из этих ванн невежественными врачами, аллопатически не вылеченных и вслепую посылаемых туда, возможно, один или два случайно излечиваются, часто возвращаются только по видимости вылеченными, и это чудо громко доводится до всеобщего сведения. Тем временем сотни чувствующих себя в большей или меньшей степени хуже, прокрадываются незаметно, а остальные остаются, чтобы приготовиться к вечному покою; факт, подтверждаемый наличием многочисленных заполненных кладбищ по соседству с наиболее известными из этих курортов *.

* Истинный врач-гомеопат, один из тех, кто никогда не действует, не руководствуясь правильными фундаментальными принципами, никогда не рискует жизнью доверившихся ему больных, как в лотерее, где выигрывает один из 500 или из 1000 (все остальное случаи усиления болезни или смерти), никогда не будет подвергать никого из своих пациентов такой опасности и посылать его, на счастье, на минеральные ванны, как часто это делается аллопатами, чтобы приемлемым способом отделаться от больного, которому нанесен вред им или другими.

166 Особенно одного из таких людей, которых немного, кто наряду с большой добротой и совершенной телесной силой обладает только очень умеренным желанием полового акта, которое доставило бы ему очень слабое беспокойство, даже если его пришлось бы полностью подавить. Следовательно, все тонкие жизненные духовные силы, которые иначе могли бы использоваться на выработку спермы, готовы для передачи их другим, путем касания их и сильно возбуждая волю. Некоторые сильные магнетизёры, с которыми я был знаком, все были людьми такого особенного склада.

167 Когда я здесь говорю о бесспорной и определенной лечебной силе положительного месмеризма, я, безусловно, не имею в виду то, что порочит его, когда пассы такого рода, повторяющиеся в течение получаса или иногда в течение целого часа и даже день за днем осуществляются над слабыми, нервными пациентами, что вызывает чудовищную ломку всего организма человека, и называющуюся сомнамбулизмом, в состоянии которого человек вырывается из мира здравого смысла и кажется, что он принадлежит больше миру призраков - очень неестественное и опасное состояние, посредством которого нередко пытались лечить хронические болезни.

168 Это хорошо известное правило, заключающееся в том, что человек, положительно или отрицательно магнетизируемый, не должен носить шёлковых вещей.

169 Поскольку отрицательные пассы, особенно, если они очень быстрые, чрезвычайно вредны для чувствительных людей, поражённых хроническим заболеванием и с недостаточной жизненной силой.

170 Сильный деревенский мальчик десяти лет утром из-за легкого недомогания подвергся действию нескольких очень сильных пассов, выполненных профессиональным магнетизёром-женщиной кончиками обоих больших пальцев надчревья желудка вдоль нижнего края ребёр. Он мгновенно стал мертвенно бледным и впал в такое состояние потери сознания и неподвижности, что никакие усилия не могли пробудить его, и он был почти при смерти Я заставил его старшего брата сделать ему очень быстрый негативный пасс от макушки головы через туловище к ногам, и он в одно мгновение пришёл в сознание и стал живым и веселым.