ЖЕНЩИНЫ ЯВЛЯЮТСЯ ЖЕРТВАМИ БОЛЬШОГО КОЛИЧЕСТВА ОПАСНЫХ И НЕОПРАВДАННЫХ МЕДИЦИНСКИХ ВМЕШАТЕЛЬСТВ - Роберт С. Мендельсон

Глава 2

ХОРОШО, ЧТО ВЫ ПРИШЛИ КО МНЕ ИМЕННО СЕЙЧАС

Женщины являются жертвами такого количества опасных и неоправданных медицинских вмешательств, что когда я смотрю на то, что происходит с ними в руках врачей, мне становится больно.

В большинстве случаев им тоже больно.
Не поймите меня неверно. Я не думаю, что большая часть проявлений медицинской жестокости связана с тем, что врачи сознательно жадны или просто никуда не годятся.

Причина в том, что их не учили заботиться о вашем здоровье.

Их учили думать, что почти каждый человек чем-нибудь болен. Поскольку врач в одиночку выносит суждение о вашем физическом состоянии и поскольку он настроен на то, что вы нездоровы, он с легкостью находит симптомы, которые убеждают его и помогают убедить вас в том, что вы действительно больны.
Вспомните об этом, когда врач скажет: как хорошо, что вы пришли к нему именно сейчас. Хорошо — для него или для вас?

Иногда стоящие на пороге смерти могут видеть жизнь столь ясно, как не дано тем, кто еще не прожил свой век. В 1980 году, умирая от рака, выдающийся терапевт д-р Фредерик Штенн, которому был тогда семьдесят один год, вынес свое окончательное суждение о Современной Медицине в письме в «Медицинский журнал Новой Англии». Оно вышло под заголовком «Размышления умирающего врача». Вот что он писал:

«Многие врачи утратили тог огонек, который был неотъемлемой частью медицины, — гуманизм. Механизмы, эффективность, точность вытеснили сердечную теплоту, сострадание, симпатию и заботу о человеке. Медицина стала холодной наукой. Ее очарование ушло в прошлое. Врач-робот вряд ли может согреть своим теплом умирающего человека».

Д-р Штенн, которого я знал как преподавателя медицинского факультета Северо-Западного университета, проработал в Чикаго сорок шесть лет. Он олицетворял собой ту эпоху, когда росли наши деды и прадеды, а работой врача было делать людей здоровыми, а не больными. Эта профессия была трудоемкой, и врачам было некогда играть в гольф, потому что они были готовы спешить на помощь двадцать четыре часа в сутки семь дней в неделю. Они могли наблюдать партию в гольф, только если у кого-нибудь из пациентов случался сердечный приступ прямо на поле для гольфа.

Полвека назад считалось, что врачи должны приходить на дом. Они не рекомендовали матерям приводить детей с температурой в клинику, чтобы сэкономить себе время на дорогу. Они часами ожидали в гостиной, чтобы оказаться рядом в счастливый момент, и даже не помышляли о том, чтобы стимулировать роды, дабы успеть вернуться домой к обеду. Они были рядом не для того, чтобы вторгаться в естественный процесс и рожать ребенка, а для того, чтобы помочь матери родить в тех редких случаях, когда что-то шло не так.

В те годы врачи думали о своих пациентах как о людях, а не как о наборе букв и цифр в истории болезни. Они знали целые семьи и даже их родословные. Тогда не могло сложиться такой ситуации, чтобы врач во время вашего шестого, восьмого или десятого посещения смотрового кабинета, взяв вашу карту и рассеянно уставившись в нее, произнес: «Так, кажется, мы с вами уже встречались». У многих врачей даже не было смотровых. Они встречались с пациентами в удобном, внушающем спокойствие кабинете, а не загоняли их в кабинки, где тем приходилось бы ожидать решения своей судьбы, как стаду беззащитных овечек.

Семейный врач охотно проводил время с теми, кому нужна была его помощь, выслушивая рассказы об их страданиях, знакомясь с ними ближе и обеспечивая спокойствие, а не только советуя. Он мог вылечивать многие болезни своими состраданием, добротой, чувством уверенности, да и просто старомодным здравым смыслом.

Врачей тогда учили — и сами они учились — пользоваться своими органами чувств, рассудком и даже интуицией для установления диагноза. Благодаря этому бесценному мастерству большинство врачей могли поставить более точный клинический диагноз, чем это делается теперь при помощи часто сомнительных компьютеризированных лабораторных анализов. Натуро-патические методы лечения не были мишенью медицинского юмора; им и сейчас доверяют, и многие из них действительно помогают!

Наверное, только одно из этих натуральных средств выжило в еврейском направлении Современной Медицины — это куриный бульон!

Врачи прошлого еще не были пленниками распространителей от фармацевтических компаний, поэтому токсичные химикаты, продаваемые ныне тоннами, тогда редко использовались.

Анализы не заменяли мудрости, знаний и рассудка, поэтому назначались редко. Хирургия, к которой относились как к опасной альтернативе терапии, к чему-то, чего следовало бояться и избегать, была для врача крайним средством. Рентгеновские лучи не рассеивали рак по всему миру, а если вас клали в больницу, то, вероятно, вы действительно находились на грани смерти.

Следует задаться вопросом, почему Современная Медицина так гордится тем, что в течение примерно полувека высокоорганизованное медицинское образование, технологии, специализация врачей незаметно изменили все это к худшему. К радости медиков, которые теперь работают меньше, а получают больше, и к сожалению всех остальных, профессия врача была сознательно дегуманизирована. Она стала не трудоемкой, а дорогой и капиталоемкой. Пациенты стали продуктом сборочного — или «разборочного» — конвейера огромного, имеющего избыток служащих, хорошо смазанного механизма.

И чаще всего в этот механизм попадают женщины.

И для его работы, к несчастью его жертв, постоянно требуется свежее сырье. Современная Медицина заботится об этом не меньше, чем «Дженерал моторе», потому что, если сборочный конвейер простаивает, предприятие не окупается. Заполнять больничные койки и обеспечивать работой медицинское оборудование — первоочередная задача больничной администрации, которая стоит в списке намного раньше санитарии, безопасности и охраны здоровья. В прошлом году на закрытом собрании директоров пригородной больницы один медицинский управленец провел семинар на тему «Креативный маркетинг для больниц». Он назвал этот креативный маркетинг «обязательным условием для выживания при высокой конкуренции среди медицинских учреждений».

Может быть, это не совпадает с вашим представлением о больницах как о некоммерческих социальных предприятиях, но он просто отметил тот факт, что в стране слишком много больниц и слишком много коек. И теперь нужен хороший «креативный маркетинг», чтобы наполнить койки телами.

Все это не было бы так страшно, если бы речь шла о том, чтобы при помощи маркетинговых стратегий наполнить одну больницу за счет другой. Но, к сожалению, в большинстве урбанизированных регионов слишком много врачей. И частью этого креативного маркетинга является обеспечение врачами достаточного количества «креативных диагнозов», чтобы не было недостатка в пациентах больниц, в которых можно работать.

«Креативный диагноз» — это эвфемизм, придуманный мной для обозначения непростительного поведения врачей, которые обеспечивают себя работой, выискивая болезни там, где их нет.
Они добиваются этого, изменяя критерии здоровья и болезни и используя другие хитрости, чтобы создать искусственную потребность в своих услугах и чудо-машинах. Их активными союзниками по медико-индустриальному комплексу являются фармацевтические компании, производители медицинского оборудования, лаборатории и даже те добрые ребята, которые изготавливают искусственные заменители грудного молока и баночное детское питание.

Я помню, как несколько лет назад меня позабавила данная фармацевтами реклама, определявшая запор столь широко, что вы непременно попали бы в категорию «больных», если только не едите и не спите в туалете. На рекламе обычно изображалась женщина средних лет в клетчатом домашнем платье с выражением боли на лице. Одной рукой она держалась за сгорбленную спину, а другой пылесосила или помешивала что-то на плите. Над картинкой сияла надпись, не оставлявшая сомнений в том, что беспокоит бедную женщину: «Страдаете от запоров?»

Наверное, тогда я еще не так далеко ушел от «промывания мозгов» на медицинском факультете, чтобы счесть эту рекламу обидной, но теперь, оглядываясь назад, я стыжусь того, что смеялся над ней. Одному Богу известно, как много миллионов женщин, не страдавших запорами, поверили в рекламную идею о их регулярности и стали постоянными кандидатами для приема лекарств той фармкомпании. Пусть лекарство и не было особо токсичным, достаточно того, что оно было бесполезным, а способы его продажи стали классическим примером алчности и цинизма

Фарминдустрии, ставших сегодня общим местом.
Почти никто из тех, кто изучал этот вопрос только с помощью рекламы, не знает, что не существует установленного стандарта регулярности. Пока у вас нет физических симптомов запора — а вы не сможете не почувствовать их, если они у вас появятся, — не имеет никакого значения, три раза в день вы ходите в туалет или один раз в неделю. Проблема начинается тогда, когда вам говорят, что вы, несомненно, должны это делать ежедневно и принимать лекарства, если этого не происходит. У вас не было запоров до начала приема лекарства, но как только попались на этот крючок — можете быть уверены: лекарство настолько расстроит ваш природный ритм, что дело кончится настоящим запором. А это, разумеется, именно то, чего добивался производитель лекарства.

Это был один из примеров «креативной диагностики», когда ничего не подозревающих жертв убеждают, что с ними что-то не так. А поэтому им нужно проглотить «лекарство», которое сделает их больными.

И этот пример не единственный. Я могу поведать о еще одном варианте применения той же технологии. Одно из показаний к применению валиума — наиболее часто уместно и неуместно используемого в стране лекарства — беспокойство. Миллионы нормальных беспокоящихся о чем-то женщин ежегодно попадают в зависимость от этого препарата. Он отпускается только по рецепту, поэтому его продажи обогащают не только компанию «Рош лабораториз», но и десятки тысяч врачей и фармацевтов.
Но что же валиум дает женщинам, принимающим его, чтобы перестать беспокоиться? Итак, одним из главных побочных эффектов валиума является — угадайте что? — беспокойство! Лекарство, которое врач выписывает вам, чтобы облегчить беспокойство, порождает то же чувство, к тому же с изрядным количеством новых симптомов. Примите валиум против беспокойства — и вы можете быть вознаграждены еще большим беспокойством и вдобавок, возможно, такими побочными эффектами, как спутанность сознания, запор, депрессия, головокружение, сонливость, усталость, головная боль, дискоординация, бессонница, желтуха, боль в суставах, нарушения полового влечения, тошнота, приступы гнева, сыпь, нарушения речи, тремор, двоение в глазах, размытое зрение, недержание мочи, задержка мочеиспускания и другие.

Один из побочных эффектов, который менее всего меня удивляет, — это гнев. Любая женщина, поставленная в зависимость от валиума, чтобы облегчить нормальные повседневные стрессы, должны быть разгневана, испытав некоторые разрушительные побочные эффекты или привыкание, которые навязал ей ее врач.

Другой подходящий пример — бендектин. Это токсичное средство выписывается против тошноты и рвоты во время беременности, хотя не существует четких научных доказательств его эффективности. Поскольку тошнота и рвота — это его же побочные эффекты, то было бы странно, если бы это лекарство помогло. Но особо тревожит, что все врачи предлагают беременным рискнуть испытать на себе возможность получить такие разрушительные эффекты, как понос, головокружение, головная боль, раздражительность, сыпь, боль в желудке, болезненное мочеиспускание, «размытое» зрение и другие, еще более неприятные, о которых я расскажу позднее, только чтобы выяснить, помогает ли бендектин от тошноты и рвоты.

Конечно, такой вид фармацевтического творчества не мог бы процветать, если бы Современная Медицина решила от него избавиться. Производители лекарств, отпускаемых только по рецепту, не могли бы продавать свои колдовские зелья, если бы не существовало врачей, готовых торговать ими в розлив. Не надейтесь, однако, что фармацевтические компании разорятся: когда дело касается злоупотребления лекарствами, по сравнению с врачами даже дилеры криминальных синдикатов покажутся трусливыми.

Вынужденные перенимать пристрастие фармкомпаний превращать всю нацию в подопытных крыс, а миллионы кровеносных систем — в миниатюрный Лав-Канал*, врачи, казалось бы, должны быть их первейшими врагами.
*Лав-Канал — получивший печальную известность населенный пункт в штате Нью-Йорк, построенный на месте свалки токсичных отходов. Из-за сильного загрязнения почвы диоксином жители этого городка массово страдали раком и другими опасными заболеваниями. После скандала по этому поводу в средствах массовой информации на переселение более 800 семей и очищение местности было потрачено 25 млн долларов. — Прим. пер.

Увы, это не так. Напротив, Современная Медицина и фармацевтическая индустрия вступили в сговор с целью защищать и выписывать лекарства, многие из которых опасны, не испытаны и бесполезны. На целых 19 миллиардов долларов в год!

Одновременно, чтобы обеспечить занятость избыточного количества врачей, Современная Медицина состряпала множество «стратегий» развития собственного бизнеса. Врачи продемонстрировали невероятную находчивость в использовании «креативной диагностики», создавая несуществующие заболевания путем простого изменения ранее существовавших нормативов. Эта стратегия позволяет им утверждать, что нормальные физические характеристики ненормальны, незначительные заболевания серьезны, непоследовательные данные сомнительных анализов свидетельствуют о катастрофе, а небольшие отклонения от установленных величин — это симптомы опасного для жизни заболевания.

Если вы типичная американка, то, вероятно, любите поесть. Эта склонность развилась, потому что на наших столах, в отличие от многих других стран мира, много дорогой еды и она по большей части довольно вкусная. Если вы частенько чревоугодничаете, то неминуемо слегка потолстеете, и в этом нет ничего особенно плохого. Вы, может быть, даже не почувствуете себя виноватой в этом, если любимый муж уподобит ваш новый облик «аппетитной пышке», в надежде, что вы, в свою очередь, считаете его поджарым, хотя он и сам не похож на стручок.

Итак, вам обоим комфортно, вы хорошо питаетесь и живете счастливо, верно? Ваша жизнь не разрушается агонией безжалостного самоотрицания, и избыток жировой ткани не представляет для вас проблемы. А теперь во время регулярного профилактиче-ского осмотра продемонстрируйте свое пышное здоровое тело врачу. И что же? У вас начнутся проблемы, как только вы встанете на весы! Он взглянет вам через плечо, сравнит ваши 70 килограммов со средними показателями в своих бесполезных таблицах, придаст своему лицу мрачное выражение и испуганно затрясет головой.

Вы войдете в его кабинет здоровой, счастливой «аппетитной пышкой», а выйдете оттуда несчастной, подавленной, отвратительной жирдяйкой.
Можете считать, что вам повезло, если вдобавок ко всему вам не выписали еще и рецепт на бесполезное и потенциально опасное лекарство.

Я не буду более детально вдаваться в эту проблему, лишь предположу, что в распоряжении вашего врача имеются почти безграничные возможности «креативной диагностики». Повышенное давление раньше не привлекало столь пристального внимания врачей, пока фармкомпании не начали выпускать таблетки, которые дали Современной Медицине возможность прибыльного вмешательства. Теперь гипертония так интерпретируется некоторыми исследователями, что это позволяет назвать больными полчища людей, считавшихся здоровыми еще несколько лет назад. Это оправдывает назначение сильнодействующих токсичных лекарств с таким большим количеством ужасающих побочных эффектов, что они делают многих пациентов с едва повышенным давлением действительно больными. Многие из этих лекарств приводят к потере полового влечения и к импотенции и, как я подозреваю, расстраивают половую функцию чаще, чем психологические раздражители.

Врачу не стоит отчаиваться, если тонометр не покажет такого давления, которое можно было бы признать слегка повышенным. Потому как существует немалая вероятность, что ваше давление окажется достаточно низким для того, чтобы врач мог признать вас жертвой гипотонии, несуществующей болезни, что было доказано почти тридцать лет назад — достаточно давно для того, чтобы оживить этот диагноз под видом достоверного. Забудьте о данных исследований, показавших, что люди с более низким Давлением обычно живут дольше. Если врач сказал, что гипотония — болезнь, значит, так и есть, и он, вероятно, будет лечить ее с помощью инъекций витамина Вр. Если бы гипотония и были болезнью, то уколы здесь не помогли бы.

Также следует ожидать, что врач положит свой алчный глаз и на ваших детей. Деятели образования, которые не любят иметь дело с резвыми учениками, при усердной помощи врачей и психологов расширили определение гиперактивности, чтобы под него подпадал значительный процент американцев до двадцати одного года. Как следствие, для удобства и комфорта учителей и родителей миллионы нормальных энергичных детей были посажены на риталин и фактически превратились в зомби из-за его побочных эффектов.

Период жизни, который врачи считают безопасным для рождения детей, был сужен до такого предела, что теперь иметь детей считается опасным практически в любом возрасте. Попробуйте забеременеть, когда врач считает, что вы еще слишком молоды для этого или слишком стары, и он подвергнет вас целому набору изощренных акушерских приемов. Среди них будет амниоцентез — опасная процедура, которая должна применяться очень редко, если вообще нельзя этого избежать, только для определения аномалий развития плода**.
** амниоцентезе более подробно рассказывается в главе 22. — Прим. ред.

Преданные защитники амниоцентеза рекомендуют проводить его всем женщинам старше тридцати лет. Показания к кесареву сечению были так творчески расширены, что теперь в некоторых больницах количество кесаревых сечений превышает 50 процентов от общего числа родов. Большинство этих показаний является следствием обезболивания, анестезии, стимуляции и других акушерских вторжений в естественный процесс родов.

Вся эта «креативная диагностика», безусловно, приносит прибыль. Она помогает фармацевтическим заводам не простаивать, а койкам — не пустовать. А также позволяет врачам хорошо выглядеть. Самым замечательным примером этого является тот факт, что один-единственный прыщ с недавних пор называют воспалением сальных желез, что существенно повышает статус дерматологов, которые теперь могут рапортовать о 80-процентном излечении. Почти таких же показателей может достигнуть подросток без помощи врачей, просто умывая лицо.

Мой друг профессор Джон Макнайт из Центра проблем городов (Северо-Западный университет) смотрит на все это вдумчивым и критическим взглядом. Он говорит, что все больше здоровых людей называют больными во имя лечения, заботы, помощи и любви. Но за маской обслуживания, отмечает он далее, скрываются реальные служащие, которым нужна прибыль, — врачи, медсестры, больницы, производители лекарств, фармацевты и многие другие. Таким образом, говорит Джон, «не столько клиент нуждается в услугах, сколько услуги в клиенте».
Но какую цену платят американцы, чтобы удовлетворить потребности Современной Медицины!

И еще одно предостережение: если ваш врач является экспертом по «креативной диагностике», то, ради бога, никогда не жалуйтесь ему на головную боль. Если у вас нет других тревожных симптомов, напоминайте себе, что семь из десяти американцев принимают анальгетики от головной боли по меньшей мере раз в месяц. Оставьте вашу головную боль при себе, ибо в ином случае вы откроете ящик Пандоры, из которого полезут вероятные признаки какого-либо серьезного заболевания. Их хватит на то, чтобы обеспечить занятость вашему врачу, лабораториям, а может быть, даже больнице, на недели и месяцы, в течение которых вам придется пройти через длинную череду дорогостоящих анализов и обследований.

Врач знает, что если головная боль не сопровождается комбинацией дополнительных симптомов, она скорее всего психоген-на, то есть возникла от умственного или нервного напряжения; и лучшее, что он может порекомендовать, — расслабиться, выпить аспирин и лечь спать. Но если он по-настоящему творческий и слегка недобросовестный человек, то ваша головная боль станет единственной причиной, по которой ему захочется начать поиски бесконечного множества удивительных болезней. Они варьируются от обычной простуды до рака мозга, но между этими крайностями найдется еще масса вариантов. Однако если вам не хватает внимания, можете поучаствовать в игре, чтобы выяснить, что ваша головная боль не является результатом ветрянки, дифтерии, скарлатины, свинки, мононуклеоза, гриппа, пневмонии, гепатита, синусита, тонзиллита, энцефалита, брюшного тифа, бруцеллеза, тропической лихорадки, пятнистой лихорадки Скалистых гор, лептоспироза, оспы, желтой лихорадки, туляремии, сибирской язвы, малярии, менингита, аллергического ринита, гастроэнтерита, полипов, гипогликемии, базедовой болезни или шейного синдрома.

Головная боль является одним из симптомов всех этих заболеваний, но, если у вас нет других симптомов, вероятнее всего, у вас нет ни одного из них, даже того, о котором я забыл упомянуть, — чумы.

МУЖСКАЯ МЕДИЦИНА. КАК [КА]ЛЕЧАТ  ЖЕНЩИН - Роберт С. Мендельсон

Последна промяна ( Събота, 06 Юли 2013 14:01 )