МЕТАДОН — НАРКОМАНИЯ С НОВЫМ ЛИЦОМ- Александр ИВАНОВ

БЕЗУМНАЯ ИСТОРИЯ
В XIX столетии, когда опиумная наркомания охватила весь мир, врачи нашли лекарство, которое должно было справиться с опиумной зависимостью. Это вещество назвали морфием. Но вскоре оказалось, что морфий приводит к еще большим проблемам, чем опиум.

Создали новое лекарство от морфиевой наркомании, которое отличалось, по заявлению специалистов, отсутствием зависимости и хорошим эффектом. Название этому препарату дали звучное — героин. Начался новый этап взлета наркомании и преступности. С этим дьявольским продуктом психиатры не могли справиться очень долгое время. Но решение пришло. Правда, пришло оно из фашистской Германии. Новый препарат был назван в честь Адольфа Гитлера долофином. После войны название поменяли. Его стали называть метадоном и применяют для «лечения» героиновой зависимости…

Теория метадоновой программы состоит в том, что наркоману, принимающему героин, ежедневно выдается другой наркотик — метадон. Наркоман перестает принимать героин, и, теоретически, снижая дозу метадона, его можно полностью излечить от болезни.

Однако, как часто бывает, практика и опыт разбивают вдребезги иллюзии и самые красивые теории. Профессор Э. А. Бабаян, ведущий специалист в области лечения наркомании в России, говорил: «…это возвращение к «наркотическому пайку» практически останавливает поиск эффективных методов лечения, которые намного труднее проводить в жизнь, чем раздавать наркотики, жертвуя жизнью и здоровьем наркомана».

Сторонники метадона — это те люди, которые, не понимая всей глубины проблемы, хотят пойти простым, но порочным путем — решить проблему наркотиков с помощью… наркотиков.

В этом движении особую роль играют современные PR-технологии, с помощью которых можно сформировать любое мнение в обществе и «впарить» ему что угодно. Скажем, скандальная история с ЛСД. Он рекламировался как «лекарство с чудесными целительными возможностями» и применялся в том числе как средство для хорошего времяпрепровождения и отдыха. Голливудские психиатры создали самый настоящий бум ЛСД, который вскоре распространился по всему миру. Однако настоящая сущность ЛСД вскоре открылась, и теперь этот тяжелейший наркотик категорически запрещен к применению.

БЕЗУМНЫЕ МИФЫ
Первый: «Метадон может привести к полному излечиванию наркомана» — так говорили только на начальных этапах развития метадоновой программы. Сейчас об этом предпочитают молчать.

Кто принимал метадон, тот знает, что «переломаться» от героина намного проще, чем от метадона. Героиновая ломка длится несколько дней, а метадоновая несколько недель. При этом наркоман испытывает такие нечеловеческие страдания, что самостоятельно сойти с метадона просто не может. Однажды Джон Леннон в отчаянии сказал своему доктору: «Мы отошли от героиновой ломки за три дня, а теперь уже пять месяцев не можем избавиться от метадона!»

Наркоманы, которые принимают метадон, принимают его годами, многие — всю оставшуюся жизнь! Лишь у единиц хватает сил и здоровья перестать его принимать.

Д. Бернье, директор центра лечения и реабилитации наркоманов г. Нанта во Франции, в котором используется замена героина на метадон, заявил, что около 90% наркоманов не смогли перестать принимать метадон.

Второй: «Метадон приводит к снижению преступности и наносит удар по наркомафии».

Кажется, что так и должно быть — раз наркоман получает свою дозу метадона из рук врача, то он не будет совершать преступления. Однако…

Наркоман, принимающий метадон, не имеет тех эйфорических ощущений, как при приеме героина, и ищет возможность получить их с помощью других средств. В результате наравне с ростом потребления метадона растет потребление алкоголя, кокаина и других веществ. Кроме того, зачастую тот, кто проходит лечение метадоном, с удовольствием принимает и героин, получая при этом свой причудливый эффект наслаждения. Поэтому поиск средств на другие наркотики продолжается. Никакого снижения преступности не происходит.

Наивно предполагать, что в результате введения метадоновой программы будет нанесен удар по наркомафии. Наоборот, она получила еще один источник невиданного обогащения. Как только метадон стал использоваться, он сразу же появился на рынке нелегальных наркотиков. Скажем, в Копенгагене 47% наркоманов принимают нелегальный метадон. В Москве не так давно его можно было купить, заплатив 120–150 долл. за один грамм.

Третий: «Метадон помогает снизить распространение СПИДа».

Метадон выпускается в виде сиропа, и это, казалось бы, должно исключить возможность заражения ВИЧ через шприц. И опять ошибка.

Около 50% метадоновых пациентов в течение года возвращаются к нелегальным наркотикам. Большая часть тех, кто все же остался в медицинских центрах, продолжают принимать героин, кокаин или алкоголь. В результате вероятность заражения через шприц остается. Кроме того, под действием алкоголя и кокаина резко растет вероятность опасных сексуальных контактов среди метадоновых наркоманов.

Четвертый: «Метадон не так токсичен и вреден, как героин».

Звучит обнадеживающе, но мало кто знает, что в США от передозировки метадона погибло больше людей, чем от передозировки героина! Метадон зачастую приводит к остановке дыхания наркомана.

Кроме того, с каждой новой дозой метадона организм наркомана наполняется токсинами. Кожа становится воскового или желтоватого цвета, а поскольку метадон полностью лишает организм кальция, то человек испытывает ломящие боли в костях, они становятся хрупкими и легко ломаются.

БЕЗУМНОЕ СУЩЕСТВОВАНИЕ
«Метадоновая программа» применялась во многих странах: США, Великобритании, Франции, Швейцарии, Голландии, Австралии и др. Но значительных побед нигде не было достигнуто.

В 1994 году правительство Швейцарии отказалось от метадона, заявив, что его применение не дало ожидаемого эффекта. За три года до этого в Нидерландах было сделано то же самое. В 1995 году Австралия также стала сворачивать метадоновую программу из-за ее неэффективности. К этому движению присоединилась Швеция.

Сторонники метадона говорят о любых проблемах, но не говорят о самом наркомане. Возьмем человека, который все же переборол себя (редкий случай!), не принимает нелегальных наркотиков и алкоголя, ежедневно пьет свою дозу метадона и старается устроиться в жизни, что же его ждет?

Его никто не возьмет на работу (наркоман!), здоровье будет постоянно подтачиваться метадоном, он будет часто болеть, не сможет иметь детей, будет намертво привязан к своему наркологическому центру или аптеке и никуда не сможет уехать… Кто может назвать это хорошей помощью человеку?

Казалось бы, метадоновое лечение разрушительно и не решает никаких проблем, это доказано врачами, здравым смыслом и опытом других стран, тогда почему об этом говорится в России, где метадон пока запрещен?

БЕЗУМНЫЕ ИДЕИ
В прошлом году Минздрав России разослал по регионам на согласование проект изменений в закон «О наркотических средствах…». Фактически в поправках идет речь об использовании метадоновой программы, так как пока не существует никакой другой аналогичной технологии.

Правительство Татарстана уже давно работает с Францией по этой программе. Недавно заместитель главного санитарного врача Екатеринбурга В. Романенко предложил легализовать метадон в Свердловской области. Губернатор Свердловской области Э. Россель также поддерживает эту программу. Слово «метадон» все чаще и настойчивее звучит в медицинских кругах Москвы.

Можно объяснить факт проникновения или даже проталкивания метадона в Россию. В нашей стране, только по скромным официальным данным, насчитывается 3,5 миллиона наркоманов, среди них подавляющее большинство принимают героин. Теперь представьте, каковы потенциальные объемы рынка метадона — «лекарства» от героина! Метадон недорог в изготовлении, а, учитывая громадный спрос на него, его «рыночные» свойства чрезвычайно привлекательны.

В мире было произведено громадное количество метадона, но целые страны стали от него отказываться, и его стало просто некуда девать, склады заполнены, а потребителей нет. И тут вены российских наркоманов пришлись очень кстати…

12 .04. 2001
http://gazeta.aif.ru/

Последна промяна ( Събота, 10 Май 2014 11:44 )