Е-мейл

НУТРИТИВНЫЕ СТРАТЕГИИ В ПРОФИЛАКТИКЕ ОСТЕОПОРОЗА.

Neil Hirschenbein, M.D., Ph.D., C.C.N.

Остеопороз – это постепенное уменьшение объема костной массы, которое приводит к повышению риска переломов костей. Подсчитано, что в США ежегодно происходит до 1,5 миллионов переломов из-за остеопороза.

В связи с быстрым общим старением населения, связанные с остеопорозом проблемы и расходы постоянно увеличиваются. Эксперты едины во мнении о том, что наиболее эффективным методом борьбы с остеопорозом является его профилактика. Двумя основными подходами к профилактике являются повышение максимальной костной массы в период зрелости скелета и уменьшение скорости возрастной потери костной ткани. Потребление достаточного количества кальция в значительной степени влияет на объем максимальной костной массы и снижение скорости потери костной ткани. К сожалению, как показывают результаты иссследований, большая часть населения потребляет недостаточное количество кальция. Особенно настораживают данные о потреблении кальция женщинами: в возрасте 60 лет около 80% женщин потребляют меньше кальция, чем рекомендуется по норме RDI(рекомендуемая дневная норма, США). Обогащение рациона кальцием и другими нутриентами, регулярные упражнения и здоровый образ жизни необходимы для поддержания здоровья костной ткани и уменьшения риска остеопороза. Концентрат микрокристаллов гидроксиапатита (МСНС) – отличный источник биодоступного кальция и других минералов, а также белков и органических факторов.
______________________________________________________________________________________________


Остеопороз – это системное заболевание костной ткани, которое характеризуется уменьшением объема костной массы, нарушением плотности костей и повышением риска возникновения переломов. В настоящий момент в США около 10 млн. человек страдают остеопорозом, еще у 18 млн. отмечены остеопения (незначительное снижение объема костной массы) и риск развития остеопороза.

По данным Национального Института Здоровья (NIH) остеопороз является причиной возникновения 1,5 млн. переломов в год в США. Согласно предварительным подсчетам, у 1 из 2 женщин и у 1 из 8 мужчин возникнут связанные с остеопорозом переломы в течение жизни. Ежегодные расходы на лечение переломов в результате остеопороза составляют от 10 до 15 млрд. долларов США с учетом расходов на госпитализацию и длительное лечение.

Остеопороз является результатом постепенной потери костной ткани, что обычно протекает без проявления симптомов. Поэтому без соответствующей оценки риска остеопороз может протекать незаметно до тех пор, пока кости не становятся настолько хрупкими, что легкая травма приводит к возникновению перелома. Хотя переломы возможны в костях любого типа, наиболее часто они случаются в остистых отростках. Почти 1/3 женщин в возрасте 65 лет и старше имеют вертебральный перелом, что приводит к уменьшению роста, кифозу (вдовий горб) и хронической боли в спине.

Хорошая новость заключается в том, что многие из этих осложнений можно предотвратить. Эксперты единогласно утверждают, что степень возрастной потери костной ткани может быть уменьшена за счет потребления людьми из группы риска адекватного количества нутриентов, необходимых для поддержания здоровья костной ткани в течение всей жизни. Американское управление по контролю за продуктами и медикаментами (FDA) пришло к выводу, что «Потребление достаточного количества кальция в течение всей жизни может оптимизировать максимальную костную массу в период зрелости скелета и поможет уменьшить скорость потери костной ткани в более позднем возрасте, а также снизить риск остеопороза.

Каковы факторы риска?

Двумя основными факторами, определяющими риск развития остеопороза, являются объем костной массы при достижении зрелости скелета (пиковая костная масса) и скорость, с которой происходит потеря костной ткани в более зрелом возрасте. Чем больше костная масса до наступления ее возрастной потери, тем меньше вероятность ее снижения до того уровня, при котором возникают переломы.

Исследования выявили ряд факторов риска, которые могут серьезно повлиять на максимальную костную массу, скорость потери костной ткани и, таким образом, на развитие остеопороза (таблица 1). Некоторые из этих факторов включают: недостаточное пищевое потребление нутриентов, недостаток физической активности, курение, злоупотребление алкоголем или кофеином, длительный прием медикаментов типа кортикостероидов или антацидов.

Помимо питания и образа жизни, на различные аспекты метаболизма кальция и костной ткани серьезно влияют генетические и этнические факторы. У белых женщин и азиаток отмечается меньшая плотность костной ткани, чем у чернокожих женщин и мексиканок. Соответственно, у них чаще возникают переломы костей в результате остеопороза. То же самое относится и к худым тонкокостным женщинам.

Регулярные упражнения, достаточное потребление кальция и других важных для здоровья костной ткани нутриентов, здоровый образ жизни необходимы для оптимизации максимальной костной массы и минимизации скорости ее потери в результате старения организма. Все это способствует снижению риска остеопороза.



_______________________________________________
Таблица 1. Основные факторы риска развития остеопороза у женщин.


 Семейная история остеопороза;
 Принадлежность к европейской или азиатской расе;
 Миниатюрное строение;
 Период после менопаузы;
 Гистерэктомия;
 Недостаточное потребление кальция, витамина Д и других нутриентов;
 Избыток белка в рационе;
 Недостаток физической активности;
 Курение;
 Злоупотребление алкоголем;
 Потребление большого количества кофеина, газированных напитков и соли;
 Длительное лечение глюкокортикоидами;
 Длительный прием антацидов и противосудорожных препаратов;
 Гиперпаратиреоз, тиреотоксикоз, синдром Кушинга, диабет 1-го типа.
_______________________________________________



• Оценка плотности костной ткани.

Риск возникновения перелома в результате остеопороза определяется по анализу минеральной плотности костной ткани (BMD), при котором измеряется количество минералов в граммах на единицу площади или объем в кости.
BMD определяется при помощи диагностического метода, типа рентгена или ультразвука.

Международная Организация Здравоохранения установила диагностический критерий остеопороза на уровне 2,5 стандартного отклонения от нижней границы нормы, в то время как показатели от 1,0 до 2,5 свидетельствуют об остеопении.

Этот статистический анализ относится только к BMD для женщин европейской расы; поэтому существуют противоречия относительно применения этого критерия к мужчинам, детям и женщинам других этнических групп.



Профилактика – ключ к решению проблемы остеопороза.

Эксперты едины во мнении, что профилактика остается наиболее эффективным методом предотвращения остеопороза. Двумя основными подходами к профилактике являются повышение максимальной костной массы к моменту зрелости скелета и снижение скорости возрастной потери костной ткани.



• Оптимизация максимальной костной массы.

Размер костей и их плотность постоянно увеличиваются в течение первых 30 лет жизни человека, достигая своего максимума между 30 и 35 годами.

Исследования показали, что потребление достаточного количества кальция с детского возраста до 25-30 лет может положительно влиять на максимальную костную массу. Дети и молодые взрослые, не потребляющие достаточного количества кальция, к 35 годам имеют плотность костей ниже оптимальной.
Становится все более очевидным, что недостаточное накопление костной массы в молодом возрасте может спровоцировать предрасположенность к переломам в более поздние годы жизни в период возрастной потери костной ткани.

На основании данных обследования близнецов, проведенном в Университете Медицины в штате Индиана, США очевидно, что прием 1000 мг кальция в день значительно повышает BMD у детей препубертатного возраста. «Если продолжить увеличение плотности костной ткани, то это может привести к повышению максимальной костной массы и снижению риска возникновения переломов в результате остеопороза в более зрелые годы.»

Другое исследование, проведенное в Государственном медицинском университете штата Пенсильвания, США, показало, что прием 500 мг кальция в день девочками 12 лет привел к значительному повышению плотности костной ткани позвоночника и других костей, что не было отмечено у контрольной группы.

Кости постоянно обновляются благодаря процессам резорбции и формирования костной ткани, которые зависят от достаточных уровней паратгормона и кальцитонина.

Процесс обновления происходит путем взаимодействия двух типов клеток: остеокластов, которые способствуют резорбции костей, и остеобластов, которые формируют новую костную ткань. Процесс резорбции и восстановления костной ткани обычно сбалансирован до 40 лет. После 40 лет, резорбция костной ткани начинает несколько преобладать над ее формированием, и в результате начинается медленная постепенная потеря костной массы.


• Уменьшение возрастной потери костной ткани.

Потеря костной ткани происходит по мере старения человека любого пола, однако модель потери значительно различается у женщин и мужчин. У женщин потеря костной ткани начинается до установления менопаузы (35-45 лет), скорость потери постоянно и быстро повышается в течение 5-10 лет после наступления менопаузы. В течение жизни женщины теряют около 35% кортикальной и 50% трабекулярной костной массы, в то время как мужчины теряют 2/3 от этого количества. Из кортикальной ткани состоят стержни длинных трубчатых костей, в то время как трабекулярная ткань представлена позвонками, лопатками и другими плоскими костями, а также эпифизами длинных костей.

Прием кальция также уменьшает скорость потери костной ткани у женщин после менопаузы. В Медицинском Журнале Новой Англии было обнародовано исследование Reid и его коллег, результаты которого продемонстрировали уменьшение потери костной ткани на 43% у женщин в постменопаузе при приеме 1000 мг кальция в день в течение 2 лет по сравнению с женщинами, принимавшими плацебо.

Эти результаты подтверждают выводы более раннего исследования эффектов приема кальция в течение 2 лет, описанные в одноименном журнале, которые показали значительное снижение скорости потери костной ткани у здоровых женщин в постменопаузе при приеме 800 мг кальция в день.

Кальций – какие дозы рекомендуются?

Установленные Рекомендуемая Дневная Норма (RDA) и Реферсная норма Ежедневного Потребления (RDI) отражают дозу нутриента, которая считается достаточной для восполнения потребностей организма здорового американца в этом элементе. Нормы RDI основаны на последних нормах RDA для людей старше 4 лет. Нормы RDI не варьируют в зависимости от пола или принадлежности к специфической группе.

Существующая норма RDI для кальция составляет 1000 мг, что гораздо меньше уровня, рекомендуемого многими экспертами. Авторы обзора исследований о применении кальция предложили рекомендуемую дневную дозу приема для детей 1450 мг/день в период взросления, другие предложили повысить эту дозу до 1800 мг/день. Такое увеличение дозы кальция для молодых взрослых может играть важную роль в оптимизации максимальной костной массы.
Для уменьшения потери костной ткани у пожилых людей многие эксперты рекомендуют прием кальция в дозе 1500-2000 мг/день кальция.
На конференции NIH, посвященной вопросам оптимального употребления кальция, были даны рекомендации относительно приема 1200-1500 мг/день для детей 11-12 лет, 1000 мг/день для людей 25-50 лет и 1500 мг для людей старше 65 лет. Кроме того, NIH рекомендует прием 1500 мг кальция в день для женщин старше 50 лет, не получающих гормонозаместительную терапию.

Хотя нормы RDI для приема кальция могут быть предметом споров, на самом деле проблема заключается в том, что большинство населения не потребляют даже эту норму кальция.

По данным, полученным в результате обследования 1994-1996 USDA, 65% американцев потребляют меньше кальция, чем рекомендовано по норме RDI. Ситуация среди женщин еще более настораживающая – 80% женщин старше 60 лет не потребляют рекомендуемую норму кальция. Кроме того, 85% женщин в возрасте 12-29 лет, когда потребность в кальции максимальная из-за быстрого роста скелета, потребляют кальция меньше нормы RDI.

Поэтому задачей врача является донесение до пациента информации относительно важности потребления адекватного количества кальция в течение всей жизни.

Абсорбция кальция.

Абсорбция кальция в кишечнике снижается с возрастом у женщин и мужчин. Более того, уменьшается способность организма адаптироваться к недостаточному поступлению кальция. Соответственно, необходимо определить факторы, которые влияют на абсорбцию кальция, особенно у пожилых людей.

Например, большое количество пищевой клетчатки может нарушать абсорбцию кальция, так же как и мочегонные средства, алкоголь, напитки с кофеином, некоторые медикаменты типа кортикостероидов и антацидов, недостаток витамина Д.

Гипохлоргидрия - состояние, при котором снижается выработка и кислотность желудочного сока, также может препятствовать абсорбции кальция и развивается у 60% пожилых людей. Пациентам, у которых отмечаются любые из перечисленных факторов, требуется более тщательный подбор нутриентов.

Витамин Д.

Витамин Д играет важную роль в поддержании нормальной минерализации скелета. Основная физиологическая роль витамина Д – поддержание нормальных уровней кальция и фосфора в крови для сохранения важных клеточных функций и обеспечения минерализации скелета. Витамин Д способствует повышению уровня кальция в крови путем стимуляции его абсорбции в кишечнике.

Дефицит витамина Д приводит к снижению абсорбции кальция, повышению уровня паратгормона в крови и усилению костной резорбции.

Дефицит витамина Д часто отмечается у пожилых людей из-за снижения эффективности синтеза витамина Д кожей, уменьшения его абсорбции кишечником, уменьшения воздействия солнечных лучей и потребления витамина Д.
Несколько исследований показали, что прием 400-800 ед. витамина Д в день эффективно восполняет дефицит этого элемента в организме пожилых людей.
Дефицит витамина Д может привести к развитию вторичного гиперпаратиреоза, что ускоряет костную резорбцию и провоцирует остеопороз. Дефицит витамина Д может быть также связан с повышением риска переломов шейки бедра.29

Исследования показали, что увеличение дозы приема кальция до 800-1000 мг/день в комбинации с витамином Д в дозировке 400-800 ед./день способствует снижению риска вертебральных и невертебральных переломов и повышению минеральной плотности костной ткани.

Магний.

Хотя уменьшение костной массы является отличительным признаком остеопороза, также отмечаются качественные изменения костной матрицы, что может привести к развитию повышенной ломкости костей и предрасположенности к переломам.

Существует множество подтверждений того, что магний является важным фактором качественного изменения костной матрицы и определяет плотность костей.

Магний воздействует на костную матрицу и метаболизм минералов в костной ткани через модулирование гормональных эффектов и других факторов, регулирующих метаболизм минералов в костной ткани и через прямое воздействие на саму костную ткань.

Истощение магния негативно влияет на все этапы метаболизма костей, провоцируя замедление их роста, снижение активности остеобластов, развитие остеопении и ломкости костей.

Магний играет важную роль в кальциевом обмене участвуя в метаболизме гормонов (паратгормонов, кальцитонина), которые в свою очередь контролируют утилизацию кальция. Достаточные уровни магния в крови необходимы для нормального метаболизма кальция, а недостаток магния может привести к гипокальцемии и периферической резистентности к действию витамина Д.

Поэтому адекватное потребление кальция при аномальном статусе магния может не обеспечивать здоровье костной ткани. Из-за влияния магния на метаболизм кальция его дефицит также может считаться фактором риска остеопороза.

Многие люди входят в группу риска по дефициту магния в организме. Потребление магния с пищей составляет меньше нормы RDI для многих возрастных групп.

Обследование показало, что 39% американок в возрасте 15-50 лет потребляют магния менее 70% от нормы RDI. Так как потребление большого количества кальция усугубляет дефицит магния, прием высоких доз кальция, при котором соотношение кальций/магний значительно превышает 2:1, будет провоцировать относительный или абсолютный дефицит магния.

Прием кальция без магния может приводить к снижению абсорбции магния из пиши, а также усугублять последствия снижения уровня эстрогенов, приводя к уменьшению утилизации магния в костной тканью и повышению активности диминерализующего РТН.

Микроэлементы.

Роль таких микроэлементов, как цинк, медь, марганец, фтор, бор и кремний изучается в плане их воздействия на здоровье костной ткани.

Цинк необходим для поддержания активности остеобластов, синтеза коллагена и активности щелочной фосфатазы; медь - для синтеза коллагена и эластина; марганец – для биосинтеза мукополисахаридов в костной матрице; фтор – для повышения активности остеобластов; бор и кремний – для нормального формирования костной ткани.

Исследования показали, что дефицит микроэлементов может нарушать формирование и резорбцию костной ткани. Например, в течение 2-летнего клинического испытания, в котором участвовали женщины в постменопаузе, они принимали кальций вместе с цинком, медью и марганцем.
У этих женщин было отмечено повышение минеральной плотности костной ткани (BMD), в то время как женщины, принимавшие только кальций, только микроэлементы или только плацебо, показали уменьшение BMD.

Иприфлавон.

Иприфлавон (7-изопропоксиизофлавон) – производное вещество натуральных изофлавонов, улучшающее метаболизм в костной ткани. Хотя иприфлавон по структуре схож с фитоэстроегенами, он не обладает эстрогеноподобным действием.

Как показали различные двойные плацебо-контролируемые исследования, прием 600 мг иприфлавона в день способствует уменьшению потери минералов в костной ткани и увеличению ее плотности у женщин в постменопаузе с остеопенией или диагностированным остеопорозом.

В этих исследованиях все пациентки принимали кальций перорально в дозировке 1 г в день в дополнение к иприфлавону или плацебо. Один из ученых, д-р Донато Агнусдей, заключил, что «длительное лечение иприфлавоном может считаться безопасным и может способствовать увеличению плотности костей и, возможно, предотвращению переломов у пожилых пациентов с установленным остеопорозом.

Другое исследование показало, что комбинированное лечение иприфлавоном и витамином Д более эффективно для уменьшения потери костной ткани, чем лечение каждым компонентом по отдельности или отсутствие лечения.

Испытания in vivo и in vitro на различных моделях продемонстрировали ингибирующее действие иприфлавона на активность и восстановление остеокластов (костная резорбция). Испытания на людях подтвердили ингибирующее действие иприфлавона на резорбцию костной ткани при состояниях повышенного синтеза костной ткани, как при болезни костей Педжета (Paget’s).

Подобные результаты были продемонстрированы в 1-летнем исследовании по сравнению эффектов от лечения при помощи 600 мг/день иприфлавона или 800 мг/день лактата кальция у женщин после менопаузы с высокой скоростью обновления костной ткани и низкой массой костной ткани.

Была проведена оценка минеральной плотности костной ткани в люмбальной области и маркеров костного метаболизма до начала и после завершения исследования.

Результаты показали, что прием иприфлавона способствовал значительному замедлению потери минеральной плотности костной ткани в люмбальной области по сравнению с приемом лактата кальция.
Повышение значений биохимических маркеров костного метаболизма свидетельствует о том, что иприфлавон действует подавляюще на систему костной резорбции.
Полный комплекс питательных элементов для костной ткани: МСНС

Концентрат микрокристаллов гидроксиапатита (МСНС) – это экстракт цельной костной ткани, состоящий из полного спектра минералов и органических факторов в тех же физиологических пропорциях, которые присущи здоровой костной ткани.
Это отличный источник биодоступного кальция и других нутриентов, необходимых для формирования костей. Он содержит фосфор, магний, фтор, цинк, кремний, марганец и другие микроэлементы.

МСНС также содержит белки, которые входят в состав костей, включая факторы роста. Не так давно ученые занялись изучением действия этих факторов в качестве модуляторов костного восстановления, включая инсулино-подобные факторы роста I и II (IGF-I и IGF-II) и преобразующий бета-фактор роста (TGF-β). Эти факторы роста стимулируют пролиферацию и активность остеобластов и ингибируют или модулируют прекурсоры остеокластов in vitro.
В результате может улучшаться формирование костной ткани и увеличиваться костная масса. Ученые теоретически предположили, что присутствие этих факторов роста может быть одним из объяснений высокой эффективности МСНС.

Исследование, опубликованное в журнале Международный Остеопороз, было направлено на оценку эффективности 2 форм препаратов кальция – МСНС и карбоната кальция – для предотвращения дальнейшей потери костной ткани у женщин с остеопорозом в постменопаузе. В данном исследовании пациенты, которые принимали карбонат кальция, показали уменьшение потери костной ткани почти в 2 раза, в то время как при лечении МСНС – потеря почти прекратилась. В другом исследовании по сравнению эффективности МСНС и карбоната кальция у женщин в постменопаузе при отказе от гормональной терапии было продемонстрировано, что постоянный прием МСНС в течение 2 лет способствовал значительному уменьшению потери костной ткани, а при приеме карбоната кальция или плацебо отмечалось значительное снижение костной массы.
Кроме того, несколько клинических испытаний показали, что МСНС значительно замедляет потерю костной ткани у пациентов при лечении кортикостероидами, у которых обычно отмечается быстрая потеря костной ткани.

МСНС не только эффективен для уменьшения потери костной ткани, но и положительно влияет на плотность костей.

Обследование женщин после менопаузы с остеопорозом и осложнениями первичного билиарного цирроза, при котором имеет место серьезная малабсорбция кальция, показало, что прием МСНС способствует увеличению плотности кортикальной костной ткани на 6,1%. А глюконат кальция останавливает потерю костной ткани, но не способствует восстановлению костей. У женщин из группы, не принимавшей препаратов, продолжалась быстрая потеря костной ткани.

В другом испытании по оценке эффективности МСНС для заживления стандартизованных дефектов костей у кроликов было проведено сравнение контрольной группы и групп, принимающих две другие формы кальция: костного минерала (МСНС без органических факторов) и карбоната кальция. Результаты показали, что лечение МСНС, а не другими формами кальция, привело к значительным улучшениям процесса и качества заживления костей.

Эти результаты свидетельствуют о том, что МСНС положительно влияет на процесс заживления костей, однако его эффект пропадает при разрушении органических компонентов вещества или при замещении карбоната кальция другим веществом.

Рекомендации по определению чистоты МСНС.

Существуют различия в качестве и чистоте препаратов с МСНС. Наиболее важными определяющими качество МСНС факторами являются источник костного экстракта и процесс обработки.

Некоторые источники МСНС могут содержать большое количество свинца и других загрязняющих частиц, либо содержать хрящи и сухожилия.

Некоторые процессы обработки с использованием высоких температур и чрезмерного измельчения могут превратить продукт просто в костную муку. Такие продукты не содержат комплекса минералов, органических факторов и структуры микрокристаллов, которые отличают настоящие МСНС-комплексы.

Как можно удостовериться в том, что МСНС является чистым и высококачественным?

Следующие рекомендации по оценке качества и чистоты МСНС помогут врачу убедиться в исключительном качестве продукта, назначаемого своим пациентам.

1. От поставщика следует требовать Сертификат Анализа. Этот анализ будет отражать содержание белков и минералов в МСНС и микробное обсеменение. Результаты анализа настоящего МСНС должны отражать компоненты, которые обычно содержатся в костной ткани: 22-28% белков (в основном коллагена), 22-28% кальция и 9-13% фосфора, оставшаяся часть содержит жир и другие минералы.

2. Результаты анализа коллагена будут отражать чистоту и отсутствие примесей в МСНС. Коллаген типа I является основной составляющей костей с небольшими примесями коллагена типа V. Правильно обработанный МСНС должен содержать около 20% коллагена, основная часть которого должна быть представлена I типом. При плохой обработке костей, как при получении костной муки, содержание коллагена типа I в продукте составляет от 0 до 7%. Наличие других типов коллагена свидетельствует о том, что сырой материал для производства МСНС содержал хрящи, сухожилия, мышцы, костный мозг или связки.

3. Следует требовать результаты анализа дифракции рентгеном. Этот анализ подтверждает целостность структуры микрокристаллов МСНС.

4. Очень важным является наличие сертификата, подтверждающего, что материал был разрешен для употребления человеком. МСНС может быть представлен в различных формах различного качества. Форма МСНС с подтвержденной чистотой импортируется из Новой Зеландии, где животные находятся на свободном выпасе в местах, не загрязненных пестицидами. МСНС из Новой Зеландии имеет Санитарный Сертификат Происхождения и Здоровья от Министерства сельского хозяйства. Этот сертификат обязателен для импорта МСНС в США и гарантирует высокое качество МСНС.

5. Следует требовать результаты анализа на содержание тяжелых металлов, проведенного независимой лабораторией. Загрязнение тяжелыми металлами: свинцом, мышьяком, алюминием, ртутью, стронцием и другими элементами может отмечаться в некоторых формах препаратов с кальцием, МСНС не является исключением. В МСНС высокого качества свинец не должен содержаться в количестве более 1 мкг на 1 г продукта.

Нутритивные стратегии в профилактике остеопороза: итоги.

Neil Hirschenbein, M.D., Ph.D., C.C.N.

Статистика настораживает: сегодня в США почти 10 млн. мужчин и женщин страдают от остеопороза и еще 18 млн. от остеопении (снижение костной массы).

Остеопороз буквально означает «пористая кость» и характеризуется ломкостью костей и повышением предрасположенности к переломам.

Подсчитано, что у 1 из 2 женщин и у 1 из 8 мужчин старше 50 лет возникнет перелом костей в течение жизни из-за остеопороза. Хотя остеопороз может развиться в любом возрасте, количество факторов риска повышается с возрастом, как для женщин, так и для мужчин.

Остеопороз также называют «тихим заболеванием», так как он обычно протекает бессимптомно, являясь результатом постепенной потери костной массы. Без проведения соответствующих анализов, остеопороз может протекать в скрытой форме до тех пор, пока кости не становятся настолько хрупкими, что возникает их перелом при малейшей травме.

К счастью, эксперты считают, что такие проблемы можно предотвратить. Исследования показывают, что потребление достаточного количества нутриентов, включая кальций и другие важные для костной ткани элементы, вместе с регулярной физической нагрузкой и здоровым образом жизни могут снизить риск развития остеопороза.

Каковы факторы риска?

Множество факторов риска провоцируют развитие остеопороза. Некоторые из них включают факторы питания и образа жизни, такие как дефицит нутриентов (кальция, магния, витамина Д), потребление большого количества белка, недостаток физической активности, курение, злоупотребление алкоголем и кофеином, длительный прием некоторых медикаментов (кортикостероидов, антацидов).
Другими факторами риска являются принадлежность к европейской или азиатской расе, миниатюрное строение и семейная история остеопороза.

Важность профилактики.

Ключевым моментом в профилактике остеопороза является достижение оптимальной костной массы в течение первых 30 лет жизни и поддержание этой массы в период старения организма.

Чем больше костная масса человека к 35 годам, тем меньше вероятность ее снижения до уровня, при котором происходит развитие остеопороза в более поздние годы.

Оптимальное потребление кальция помогает не только оптимизации максимальной костной массы, но и уменьшению скорости возрастной потери костной ткани.

Кальций – какие дозы рекомендуются?

Установленная Реферсная норма Ежедневного Потребления (RDI) отражает дозу нутриента, которая считается достаточной для восполнения потребностей организма здорового американца в этом элементе.

Существующая норма RDI для кальция составляет 1000 мг, что гораздо меньше уровня, рекомендуемого многими экспертами.

К сожалению, статистика показывает, что 65% американцев потребляют меньше кальция, чем рекомендовано по норме RDI.

Способность к абсорбции кальция в кишечнике снижается с возрастом у женщин и мужчин. Соответственно, необходимо определить факторы, которые влияют на абсорбцию кальция, особенно у пожилых людей.

Например, большое количество пищевой клетчатки, некоторые медикаменты и дефицит нутриентов (витамина Д, магния) могут нарушать абсорбцию кальция.

Гипохлоргидрия - состояние, при котором снижается выработка желудочного сока, также может препятствовать абсорбции кальция и часто развивается у пожилых людей.

Пациентам, у которых отмечаются любые из перечисленных факторов, может потребоваться изменение рациона и требуется тщательный подбор формы кальция с хорошей абсорбцией.

Другие нутриенты, эффективные для поддержания костной ткани.

Витамин Д играет важную роль в поддержании оптимальной костной массы благодаря улучшению абсорбции кальция.

Дефицит витамина Д часто встречается у пожилых людей из-за снижения его абсорбции, уменьшения воздействия солнечных лучей и потребления витамина.

Исследования показывают, что прием 400-800 ед. витамина Д в день эффективно восполняет потребность в нем пожилого организма.

Магний – существуют доказательства того, что магний необходим для нормальной утилизации кальция.

Эксперты пришли к выводу, что потребление достаточного количества кальция не будет обеспечивать поддержание нормальной костной массы при низком уровне магния.
Кроме того, потребление слишком большого количества кальция в комбинации с низким уровнем магния может еще более усугубить дефицит магния.

Из-за участия магния в утилизации кальция, недостаток магния может считаться фактором риска остеопороза.

Микроэлементы – несмотря на то, что организму они требуются в небольших количествах, микроэлементы, включая цинк, марганец, фтор, бор и кремний не менее важны для здоровья костной ткани, чем другие минералы.

Например, как показало 2-летнее клиническое исследование, у женщин в постменопаузе при повышении потребления кальция одновременно с микроэлементами отмечалось увеличение объема костной массы.

И наоборот, при повышении потребления только кальция или только микроэлементов отмечалась потеря костной ткани, что свидетельствует о большей эффективности комбинированного приема нутриентов.

Иприфлавон – это производное вещество натуральных изофлавонов оказывает положительное действие на метаболизм костной ткани.

Различные исследования показывают, что иприфлавон уменьшает потерю костной ткани у женщин в постменопаузе с остеопенией или диагностированным остеопорозом.

Оценка действия иприфлавона в комбинации с витамином Д показала, что комбинированная терапия более эффективна для уменьшения потери костной ткани, чем терапия одним из этих элементов.

Полный комплекс питательных элементов для костной ткани: МСНС

Концентрат микрокристаллов гидроксиапатита (МСНС) – это экстракт цельной костной ткани, состоящий из полного спектра минералов и органических факторов в тех же физиологических пропорциях, которые присущи здоровой костной ткани.

Это отличный источник биодоступного кальция и других нутриентов, необходимых для формирования костей.
Он содержит фосфор, магний, фтор, цинк кремний, марганец и другие микроэлементы.

МСНС также содержит белки, включая факторы роста, которые входят в состав костей. Не так давно ученые занялись изучением влияния факторов роста на стимуляцию роста костной ткани.

Эксперты теоретически предположили, что присутствие этих факторов роста в МСНС может быть одним из объяснений его высокой эффективности для повышения плотности костей.

Исследования многократно подтвердили эффективность МСНС для оптимизации костной массы и показали, что МСНС является более эффективным, чем карбонат и глюконат кальция.

При сравнении эффектов от приема МСНС и карбоната кальция при наличии остеопороза в постменопаузе, МСНС практически остановил потерю костной ткани, в то время как карбонат кальция лишь замедлил ее почти на 50%.

Есть существенные различия качества препаратов с МСНС. Наиболее важными определяющими качество и эффективность МСНС факторами являются источник костного экстракта и процесс его обработки.

МСНС высокого качества импортируется из Новой Зеландии и не содержит пестицидов и тяжелых металлов. МСНС не должен обрабатываться воздействием высоких температур и подвергаться чрезмерному измельчению, которые разрушают полезные органические факторы и белки.

Заключение.

Эксперты едины во мнении, что потребление достаточного количества нутриентов, включая кальций и другие важные элементы, в течение всей жизни вместе с регулярными упражнениями и здоровым образом жизни являются необходимыми факторами снижения риска остеопороза.

Исследования показали, что МСНС является отличным источником кальция с хорошей абсорбцией и других необходимых для здоровья костной ткани элементов и оказывает положительное воздействие на оптимизацию объема костной массы. Он является более эффективным, чем наиболее часто применяемые формы кальция.


Библиография.

1. Dempster DW, Lindsay R. Pathogenesis of osteoporosis. Lancet 1993; 341:797-801.
2. Weaver CM. Calcium bioavailability and its relation to osteoporosis. Soc Exp Biol Med 1992; 200: 157-60.
3. NIH Consensus Conference. Osteoporosis Prevention, Diagnosis, and Therapy. JAMA 2001; 285: 785-95.
4. Food Labeling: Health Claims; Calcium and Osteoporosis. Guide to US Food Labeling Law, Appendix III 1991; 789-820.
5. Riggs BL, Melton LJ. Involutional osteoporosis. N Eng J Med 1986; 314: 1676-86.
6. Strause L, Saltman P, Smith KT, et al. Spinal bone loss in postmenopausal women supplemented with calcium and trace minerals. J Nutr 1994; 124:1060-64
7. Arnaud CD, Sanches SD. The role of calcium in osteoporosis. Annu Rev Nutr 1990; 10:397-414.
8. Notelovitz M. Osteoporosis: screening, prevention and management. Fertil Steril 1993; 59: 707-25.
9. Matkovic V, Fontana D, Tominac C et al. Factors that influence peak bone mass formation: a study of calcium balance and the inheritance of bone mass in adolescent females. Am J Clin Nutr 1990; 52:878-88.
10. Lindsay R. Prevention and treatment of osteoporosis. Lancet 1993; 341: 801-05.
11. WHO Study Group. Assesment of fracture risk and its application to screening for postmenopausal osteoporosis: Report of a WHO Study Group. WHO Technical Report Series 843, Geneva: World Health Organizaton, 1994:1-129.
12. Nguyen TV, Kelly PJ, Sambrook PN, et al. Lifestyle factors and bone density in the elderly: implications for osteoporosis prevention. J Bone Res 1994; 9: 1339-46.
13. Chan G, Hess M, Hollis J, et al. Bone mineral status in childhood accidental fractures. Am J Dis Chils 1984;138: 569-70.
14. Chan G. The effect of dietary calcium supplementation on pubertal girls’ growth and bone mineral status. Clin Res 1992;40:60A.
15. Johnson C, Miller JZ, Slemenda CW, et al. Calcium supplementation and increases in bone mineral density in children. N Engl J Med 1992;327:82-87.
16. Lloyd T, Andon MB, Rollings N, et al. Calcium supplementation and bone mineral density in adolescent girls. JAMA 1993;270:841-44.
17. Recker RR. Bone gain in young adult women. JAMA 1992;268:2403-08.
18. Dawson-Hughes B, Krall EA, Harris S et al. Risk factors for bone loss in healthy postmenopausal women. Oste Int 1993; 1: S27-31.
19. Reid IR, Ames RW, Evans MC, et al. Effect of calcium supplementation on bone loss in postmenopausal women. N Engl J Med. 1993;328:460-64.
20. Dawson-Hughes B, Dallal GE, Krall EA, et al. A controlled trial of the effect of calcium supplementation on bone density in postmenopausal women. N Eng J Med 1990;323$ 878-83.
21. Heaney RP. Thinking straight about calcium. N Eng J Med 1993; 328:503-05.
22. Andon MB, Lloyd T, Matkovic V. Supplementation trials with calcium citrate malate: evidence in favor of increasing the calcium RDA during childhood and adolescence. J Nutr 1994; 124 (8 Suppl):1412S-17S.
23. Prince R. The calcium controversy revisited: implication of new data. Med J Aus 1993;159:404-07.
24. Smith EL, Gilligan C, Smith PE, et al. Calcium supplementation and bone loss in middle-aged women. Am J Clin Nutr 1989;833-42.
25. Weaver CM. Age related calcium requirements due to changes in absorbtion and utilization. J Nutr 1994; 124 (8Suppl): 14128S-25S.
26. NIH Consensus Conference. Optimal Calcium intake. JAMA 1994; 272:1942-48.
27. Fleming KH, Heimbach JT. Consumption of calcium in the US.: food sources and intake levels. J Nutr 1994; (8 Suppl): 1426S-30S.
28. U.S. Department of Agriculture, Agricultural Research Service. Data tables: USDA’s 1994-96 Continuing Survey of Food Intakes by Individuals. Retrieved May 10, 2002, from http://www.barc.usda.gov/bhnrc/foodsurvey/ home.htm.
29. Holick MF. Vitamin В and bone health. J Nutr 1996; 126 (4 Suppl):1159S-64 S.
30. Fraser DR. Vitamin D. Lancet 1995;345:104-07.
31. Dawson-Hughes B. Calcium and Vitamin В nutritional needs of elderly women. J Nutr 1996; 126(4Suppl): 1165S-67S.

http://www.metagenics.ru

Последна промяна ( Вторник, 21 Август 2012 23:40 )