Тайны восточной медицины-8ч

Глава 11
Принципы клинического
мышления древних врачевателей

Определим основные отличия между концепциями современной технократической (морфоцентристской) медицины и древней (традиционной) системой врачевания. Такое противопоставление нами принимается из дидактических соображений, а потому оно не до конца верно. В реальной жизни нет взаимоисключающих противоречий, но существует обилие переходных форм, всевозможных компромиссов между крайними точками зрения и синтетические решения проблем.
Противопоставление двух медицинских позиций — Запада и Востока, древности и современности, материалистического и духовного — нами принимается для того, чтобы получше уяснить принципы мышления врачей будущего, которые смогут в своих методах и теоретических исходных основаниях, в самих приемах мышления и приемах врачевания синтезировать все лучшее, как из опыта Дальнего Востока, так и из знаний современной медицины, собрав лучшие плоды развития различных ветвей — восточной и современной.
1. Современные медики-технократы рассматривают болезни человека как результат нарушения вещественно-молекулярной «телесной механики». Восточные же врачеватели считают, что истинным началом заболеваний является нарушение Законов Жизни, включающих и гигиенические, и нравственные императивы отношений человека и к людям, и к Природе, и к своему собственному телу и внутреннему миру. Непосредственной причиной болезни, как считали в древности, в большинстве случаев является падение защитного психобиоэнергетического потенциала, которое развивается в большинстве случаев именно при нарушении Законов Природы и нравственно-психологическом неблагополучии пациента. Все остальное, утверждают на Востоке, — лишь «телесное следствие» этих «тонких, духовных причин».
2. Медики современного Запада убеждены в том, что пациента исцеляет сам врач, который определяет характер нарушений в организме пациента и прописывает ему лекарства. Пусть это широко не рекламируется и превозносится принцип «сотрудничества с пациентом», все же подобная установка содержится в подсознании большинства практикующих врачей, а тем более — исследователей от медицины. Древние были убеждены, что исцеление происходит в результате самостоятельного действия в организме пациента могучих Сил Исцеляющей Природы и сил его собственного организма, имеющих свою тайную, глубинную мудрость самоорганизации и самовосстановления. Врач выступает в роли «повивальной бабки», облегчая процесс исцеления и способствуя ему. Но врач не заменяет собой самодействующие силы саморегуляции. Он содействует, помогает и облегчает действие целительных сил Природы и организма, старается гармонично и разумно снять возможные преграды (и телесного, и душевного планов) на пути самоисцеления, способствует своими действиями тому, чтобы совершалось Таинство Глубинного Самовосстановления, осуществляемое Природой.
3. Современный медик считает, что наиболее эффективным является «прицельное» действие на тончайшие механизмы биохимической и физиологической регуляции посредством синтетических и очищенных от всяческих примесей лекарственных препаратов. Восточная традиция утверждает необходимость использования именно многосоставных — до сотен видов трав! — прописей. Каждая из трав, входящих в ее состав, содержит в себе сотни активно действующих веществ. Если врач Запада стремится исправить работу систем организма «ударом молотка», то врач Востока терпеливо восстанавливает нарушенную гармонию, используя чаще всего самые мягкие и естественные средства и пути воздействия. Разумеется, при необходимости оказания неотложной помощи средства интенсивной терапии современных клиницистов незаменимы (правда, и древние врачеватели имели в своем арсенале немало реанимационных составов и применяли воздействие на биологически-активные «реанимационные» точки). Все же, учитывая современное состояние здоровья населения планеты, большую часть которого составляют именно хронические заболевания, терапевтические (внутренние) болезни, потому и основную долю усилий медиков по оздоровлению людей составляют отнюдь не неотложные мероприятия и не хирургия, а все же оздоровление организма мягкими, естественными мероприятиями.
4. Наконец, медик современного западного мира считает наиболее важным применение именно лекарственного средства, остальные же методы лечения используются им лишь в случае крайней необходимости и обычно при отсутствии положительного результата лекарственного лечения, когда не «сработали» силы «главной артиллерии» — лекарства. Восточный же врачеватель стремится произвести лечебное воздействие комплексно, используя весь арсенал имеющихся в его распоряжении средств, особенно нелекарственных. Сюда, как мы упоминали, включаются и травы, и диетические предписания, и рекомендации по режиму отдыха и труда, и советы по пребыванию на определенном ландшафтном участке, оказывающем специфическое гармонизирующее воздействие, и многое-многое другое. При этом восточный врач не выделяет какое-либо одно воздействие как главное, но стремится уделить пристальное внимание всем путям влияния на организм пациента в их совокупности, получая высокоэффективное синтетическое гармонизирующее влияние.
5. Врачи Запада рассматривают психическое воздействие как «приложение» к «настоящему» лечению лекарствами. Восточные медики убеждены, что начинать и заканчивать лечение необходимо контактом с душой пациента, и уверены, что главным является исцеление души человека, которое приносит благополучие и телесному организму.
Различия между западным технократическим подходом к диагностике и лечению заболеваний человека и стилем мышления древних восточных целителей, связаны, на наш взгляд, с развитием самой научной экспериментальной медицины. Подавляющее большинство данных, получаемых патофизиологами и фармакологами, добывается ими в ходе лабораторных исследований действия лекарственных веществ на низких, наиболее грубых уровнях организации человеческого организма (клеточном, тканевом), порой даже на молекулярном. В клинике же центром внимания является сам пациент, для понимания которого все знания врача-практика сосредоточиваются, как в фокусе увеличительного стекла. В лаборатории, в опытах с животными или вообще на изолированных клеточных и тканевых культурах человеческий организм рассматривается как машина, в которой главное — в движении молекул, неживых, «скучных», «неполноценных» в своей отдельности. В клинике, у постели больного главным становится слово врача, настроение пациента и та психическая энергия, которая связывает их обоих с Силами Исцеляющего Космоса и обеспечивает самовосстановление организма.
Когда мировоззрение современного врача-практика складывается под диктатом цитологов и анатомов, гистологов и патоморфологов, паразитологов и патофизиологов, а обучение клинической, живой медицине переносится на завершающие курсы медицинских институтов, в сознании будущего медика устанавливается барьер неприятия сложной клинической картины. Срабатывают стереотипы и схемы, заложенные экспериментаторами-лабораторщиками. И учитывая привычку лениться думать и особенности человеческого субъективного восприятия (мы часто видим лишь то, что хотим видеть, то, что понимаем и принимаем!), получается, что медицинские морфоцентрические теории успешно «подтверждаются» на протяжении целых поколений врачей. Фармакологи придумывают новые и новые все более «глубинно-действующие» лекарственные средства, а врачи все успешнее «загоняют» болезни внутрь пациентов в угоду медицинской статистике (точнее, ее «неуклонному улучшению») либо собственному кошельку (к несчастью, бывает и такое). Сильнодействующими синтетическими лекарствами болезни переводятся из острых форм, более заметных, в формы хронические (которых можно при желании и не замечать, так как отдаленные последствия такого «загоняния внутрь» будут проявлены через пять-десять лет, в целом же «все хорошо, все хорошо...». А снижение работоспособности, нарушение нравственно-психологической стабильности общества, исчезновение священного отношения к миру и человеку считают следствиями неких «социальных причин», хотя часто в основе этих «заболеваний» лежат именно ослабление организма человека и его неспособность творчески трудиться, любить от всего сердца и воспитывать здоровых во всех отношениях детей — сил не хватает, нет гармонии и красоты.
Вследствие отсутствия адекватной методологии современная медицина немало способствует ухудшению здоровья населения на различных уровнях — от инфекционных заболеваний до роста преступности. Генетический фонд ухудшается, поколение за поколением физически и психически вырождается, что на протяжении одной жизни врача не слишком бросается в глаза ни ему самому, ни другим. Хорошо еще, если человек проживает в действительно развитой стране — и продукты почище, и химии в окружающей среде поменьше, да и настроение в целом повыше. Глядишь, в 20 лет сможешь родить здорового ребенка и успеть его воспитать в заботе и ласке. В нашей же стране дела обстоят значительно хуже. И единственный выход для многих заболевших людей в настоящее время — самим заняться своим собственным здоровьем, благодаря применению спортивных тренировок, закаливанию, упорядочиванию диеты и психической саморегуляции.
Рекомендации нужно получать индивидуальные — и по диете, и по режиму, да и по всем иным вопросам. Необходимо довести до сведения — что и как делать, для кого хороши обливания, а кому, напротив, они противопоказаны, кому сколько и когда кушать? Через средства массовой информации малыми усилиями десятков лекторов-пропагандистов можно создать спрос на информацию, необходимую для самостоятельного поддержания здорового образа жизни. Но информация эта должна быть разнообразной — и с «нашим» человеком нужно поосторожнее: привыкли врачи в своем максимализме все крепости «нахрапом» брать. К примеру, если хороша для кого-то гимнастика Стрельниковой, то обязательно ли применять ее нужно всем и при всех заболеваниях? Именно просвещение, предоставление самой разнообразной информации может помочь людям найти свой путь к подлинному здоровью. А то ведь неистовые поклонники полюбившихся им методов, к примеру, считают, что голодать нужно при любых нарушениях работы организма всегда и всем и вообще чуть ли не постоянно. Каждый метод имеет свои границы применимости и пределы эффективности при различных состояниях. Именно нашей стране, как никакой другой в мире, необходимо широчайшее медицинское и психологическое просвещение. И начинать его следует с просвещения самих врачей в свете древней — научной, естественной, гармонизирующей — Восточной Медицины. Необходимо понять, какими глазами смотрели на человека и Космос древние целители, как именно они мыслили, что лежало в фундаменте их представлений о лечении и профилактике заболеваний.
Одним из отличий древней Восточной Медицины от современной западной является отсутствие учета в практике врачевания древности анатомических аргументов и анатомических рекомендаций для лекарей. Разумеется, без прекрасного знания анатомии хирург не сможет выполнить операцию, от успеха которой зависит жизнь пациента. Разумеется, рентгенодиагност обязан превосходно владеть анатомией, чтобы ориентироваться в получаемой картине обследования. Но важно отметить, что древние врачи прекрасно представляли расположение жизненно важных органов, знали о замкнутом цикле кровообращения и вообще «были в курсе дела». Они задолго до обращения западных исследователей к проблеме функционирования эндокринных желез не только установили их местонахождение в организме, но и психические функции. Модели, которыми древние пользовались в своей практике, были сугубо функциональными, динамическими, подвижными, говорящими не столько о структурах тела, сколько о движении регулирующих сил и всевозможных «соков» и о пропорциях между их составом и числом.
Подобный «не-анатомизм» проистекал из существенно экологического подхода древних медиков к изучению механизмов нарушенных функций организма и их коррекции. Взирая на Космическое Таинство Рождения-и-Умирания, наблюдая строгие и стройные ритмы изменения всего в Природе, древние наблюдатели пришли к выводу о подобии организма человека и происходящих в нем процессов Общей Жизненной Динамике Мироздания. Это был своего рода «физиологический космизм», подобный нравственно-психологическому космизму, проявившемуся столь ярко в мировоззрении русских философов конца 19 — начала 20 века.
Древние были убеждены в сущностной, глубинной взаимосвязи и взаимозависимости человеческого и космического организмов, они понимали, что существо самой жизни составляют процессы, движение, развитие. И точно так же, как русские религиозно-философские «космисты» лечили души людей, стремясь дать ответ на загадки о смысле жизни и сути человеческого творчества, так же древние медики исцеляли тела и психику своих подопечных, наводя порядок в их организме и приводя внутренний мир в гармонию, настраивая пациента в ритм и такт Всемировому Движению Живой Вселенной.
Отсюда же проистекает и принципиальная ненасильственность, естественность, если можно так выразиться, «физиологичность» и «экологичность» лечебных воздействий. Древние медики не стремились исправить динамику процессов в организме пациента в соответствии с собственными знаниями о нем. Они стремились помочь самовосстановлению нарушенной гармонии. Они действовали предельно мягко, осторожно, постепенно, стараясь не повредить поспешными непродуманными действиями то, что еще сохранено в целости. Отсюда и фундаментальный этический и научный вывод из «космизма» медиков прошлого — девиз «Не навреди!», понимаемый абсолютно, буквально, в своем предельно полном значении.
Из того же «космизма» и тяготения к восстановлению нарушенной душевно-телесной гармонии вытекает и комплексность подхода к изучению пациента и влиянию на него. Готовя больного к сложной операции, восточный медик тщательно определит наиболее благоприятный астрологический момент операции, вычислит приемлемые ритмы нарастания подготовительных к операции мероприятий (очищающая диета, укрепляющее внушение и другие). А с помощью внушения, психоэнергетического воздействия и при использовании лекарственных жизнедателей (вроде корня женьшеня) он максимально поднимет потенциал иммунитета пациента. Да еще во время самой операции даже не нарушит работы энергоцентров, «выведет тонкое тело» из физического организма, т.е. направленно приведет тонкую энерго-информационную структуру в особо устойчивое состояние, чтобы она эффективно «поддерживала» физическое тело, пока оно находится во власти снотворного и скальпеля.
Восточный врачеватель приведет больного к операции в лучшее время и в лучшем состоянии. А это, без сомнений, понизит вероятность развития нарушений в операционном и послеоперационном периодах лечения. Кстати, средства психоэнергетической подготовки пациентов к операции можно просто тиражировать (что-то вроде гипновидеопрограмм), а вычисление наилучшего времени операции — пустяк для современных компьютеров. Стоит только захотеть применить принцип «Не навреди!». А ведь этот принцип «работал» на протяжении долгих веков.
В.П. Лозовой в своей работе «Принципы изучения восточной медицины» акцентирует внимание именно на всесторонней экологичности мышления древних врачевателей. Экологичность им понимается как «природность», «гармоничность», «естественность», «целостность», «законность». Он считает, что традиционные формы древней медицины являлись важнейшим приспособлением древних народов к населенным ими природным ареалам. Этнос «вписывается» в собственную «экологическую нишу» в регионе проживания во многом благодаря именно имевшейся в той или иной форме медицине. Вот что по поводу «экологизма» древних медицин, точнее, об «экологизме врачебного мышления» пишет исследователь: «Диапазон приспособительных механизмов у человека весьма широк и включает выработку не только особого быта, приспособления жилища, использование технических средств (орудий труда и тому подобных), но приспособление всего образа жизни, режима и набора продуктов питания, одежды, мировоззрений. Понимание философско-мировоззренческих позиций старых врачей, лежащих в основе врачебной науки Востока: все в мире составляет единое целое и все взаимосвязано между собой — это их философское кредо». Яснее не скажешь!
Именно этот экологизм, этот принципиальный «физиологизм мышления» медиков прошлого заставлял их отказываться от сильнодействующих и интенсивных средств в пользу средств, не вносящих в организм пациента дополнительную дисгармонию, но мягко способствующих восстановлению нарушенного микрокосмического порядка. Это отличие тибетской медицины от современной ему западной отмечал личный врач императора Николая II Петр Алексеевич Бадмаев. В книге «О врачебной науке Тибета» П.А. Бадмаев писал: «...Употребляемые восточными народами лекарства принадлежат преимущественно к средствам возбуждающим, согревающим и укрепляющим, тогда как в европейских аптекарских магазинах находятся в изобилии преимущественно чистительные, ослабляющие и прохладительные средства». Это замечание верно и сейчас. В то время, как контакт с Природой толкал восточных медиков к применению возбуждающих, активизирующих средств, повышающих жизнеспособность пациента, западная техническая цивилизация в своем увлечении формальным, «очищенным» влиянием основывалась на снятии острых симптомов заболеваний. Это и привело к возникновению такой существенной разницы между направленностью избираемых лекарственных средств.
В целом фармакопеи Востока тяготеют к средствам, укрепляющим собственные защитные силы организма и пробуждающим скрытые резервы самозащиты. Врачи Запада чаще прибегают к средствам, снимающим яркие клинические проявления в остром периоде заболевания. Но в этот период у организма есть еще силы для борьбы с агрессией патогенного фактора и он их проявляет. Излишки внешней энергии снимаются, к примеру, приемом жаропонижающих средств. Впоследствии такие «сбитые пожары» вовсе лишают организм пациента возможности устойчиво сопротивляться развитию патологического процесса. Сил уже нет, а когда силы эти действовали, врач снял их внешнее проявление, лишив организм внутренней защитной помощи, лишив смысла защитные приспособительные реакции организма, внешне проявлявшиеся как признаки развивающегося заболевания.
В этом отношении гомеопаты поступают разумнее: наблюдаемые защитные реакции они не только не ликвидируют макродозами лекарств, но, напротив, стремятся помочь развитию наблюдаемых у пациента патологических — в основном защитных! — реакций и тем самым помочь организму самому справиться с болезнью! В древнем китайском медицинском трактате «Хуан-ди Нэй-цзин» в форме легко запоминающихся красивых стихотворных строчек весь процесс постижения медиком пациента изложен примерно так:
1. Врач должен стремиться улавливать самые начальные, еще минимальные нарушения в жизнедеятельности организма.
2. Исследуя заболевание, врач должен стремиться установить, что оно принесло нового, что «появилось», и вместе с тем, что оно унесло, что «утратилось» в организме больного.
3. Врач должен помнить, что болезнь изменчива, потому нужно тщательно наблюдать за ее динамикой.
4. Врач не может быть созерцателем, он должен быть исследователем. Необходимо не только наблюдать изменения в организме больного, но и стараться отыскать их причины.
5. Исходя из теории «Пяти Элементов» и «Инь-и-Ян», необходимо изучать не только сам заболевший орган, но и нарушающиеся при этом взаимодействия всех органов тела между собой.
6. Врач должен быть не только созерцателем и исследователем, но он обязан быть и деятелем — найдя и поняв болезненные явления, происходящие в организме заболевшего, и поняв причины, их порождающие, он должен действовать для урегулирования возникших расстройств и восстановления гармонии в организме.
А вот как систематизировал основные принципы лечения, принятые в китайской традиционной медицине, известный отечественный исследователь восточных методов врачевания Вогралик В.Г.:
1. Жизнь организма протекает в определенных условиях внешней среды. Прежде всего, именно ее неблагоприятные влияния могут явиться причиной болезни. В ней же и нужно искать и средства излечения от болезней — надо лечить именно естественными средствами самой Природы.
2. Все элементы природы — воздух, солнце, вода, минералы, растения, животные — могут иметь лечебное значение. Но так как сам организм заболевшего имеет огромное значение в развитии болезни и немалую роль играют и внутренние причины заболевания, то лечебное значение имеет и укрепление организма, и изменение режима его жизнедеятельности и питания.
3. Лечение каждого больного должно быть строго индивидуальным: в одних случаях и лекарства, и дозировки, и даже время приема средств необходимы одни, в других потребно нечто совершенно иное. Индивидуализация лечения заключается не только в том, что каждый больной лечится по-своему, но и в том, что с изменением состояния больного изменяется и схема его лечения, как бы часто это ни приходилось делать, даже до нескольких раз в течение одного дня.
4. Так как индивидуальность больного отражается в своеобразии его болезненного синдрома и в особенностях течения болезни и так как каждый синдром и каждый составляющий его симптом имеет свое происхождение и развитие, поскольку лечение синдромное является и наиболее индивидуальным, и наиболее направленным на нормализацию нарушенных связей и отношений между органами и системами организма — наиболее адекватно патогенетическое лечение. Назначение основного синдромного лечения опирается на определенные теоретические представления об организме, его функционировании и взаимосвязях с окружением. Во всех возможных случаях синдромное и симптоматическое лечение должно дополняться и воздействием на причину, вызвавшую заболевание, в тех случаях, когда это можно сделать. (Далее В.Г. Вогралик обращает внимание читателя на то, что некоторые положения, особенно 2-я половина 3-го пункта, весь 4-й пункт и 2-я половина 6-го существенно отличаются от установок современной медицины развитых стран Запада.)
5. При выборе в конкретном случае определенных лечебных средств и приемов врач должен исходить из принципа лечения «от противного», т.е. лечения жара — холодом, а холода — жаром и тому подобными методами. Необходимо при этом старательно восполнять недостающее в организме пациента — определенные питательные вещества, минеральные соли, и стараться избавлять заболевший организм от всего лишнего (например, от азотистых «шлаков» или радионуклидов, добавим от себя). Лечебное воздействие должно направляться как на больной орган, так и на содружественные с ним органы, а иногда и только на последние.
6. Всякое лечение обязано быть комплексным, т.е. необходимо не только одновременно применять различные методы и приемы лечения (лечебный режим, гимнастика, питание, лекарства, массаж, иглоукалывание и прижигание), но и назначать целые комплексы взаимодополняющих лекарственных веществ, воздействующих на причину болезни, основные и побочные симптомы болезни, сколь бы громоздкими эти комплексы ни были (существуют прописи, содержащие более 100 отдельных лекарственных ингредиентов, взятых в определенных пропорциях).
7. В проведении лечебных мероприятий, кроме особых случаев, не должно быть поспешности. Надо давать и самому организму бороться с болезнью.
8. Огромное значение для успеха лечения больного имеет и его собственная вера в пользу проводимого лечения и активное стремление к выздоровлению. Поэтому врач в процессе лечения должен поддерживать в пациенте первое и способствовать второму.
Как бы это ни показалось странным, но основными пациентами врачевателей древности, согласно их собственным представлениям, должны были являться именно здоровые люди! Только внимательно изучающий жизнь человека врач способен на основании своего опыта и знаний дать подлинно-индивидуальные рекомендации по организации человека и вовремя предупредить его об опасности возможного заболевания, приняв при этом все необходимые меры для профилактики. Именно врач обязан и может учить людей повышать свои защитные силы и активно предохраняться от возможных болезней, а не ожидать, пассивно и со страхом, их прихода в полном бездействии. Именно врач должен обучать людей искусству здоровья, научать ведению гармонического образа жизни в соответствии с индивидуальными потребностями и особенностями — от утреннего бега до правил нравственности, что повышало бы творческий и духовный потенциал людей и развивало бы силы и таланты всего общества как единого организма.
И лишь по глупости и лености людской врачи сейчас вынуждены заниматься не повышением работоспособности и радостности здоровых людей, но терпеливо и мужественно спасать болеющих и страдающих! Врач по предназначению своему — не «ремонтник», не «водолаз-спасатель». Подлинное призвание медика заключено в улучшении условий жизни народа через всестороннее просвещение, гармонизацию условий жизни, через передачу строго индивидуальных рекомендаций и контроль за динамикой личного развития своих подопечных. Именно передача опыта, передача информации о Законах Правильной Жизни и может сформировать разумную мотивацию людей и направить их к здоровью и полноценной радости повседневной жизни. Медик должен указать на научные основания того, что называется «этикой». Нравственная чистота есть не только сугубое долженствование, но и медицинское требование, требование гигиеническое. Именно «научно-обоснованная проповедь естественно-научной этики» позволит гармонизировать людей и направить их активность на поиск здоровья и подлинной радости. Это формирует спрос на информацию о здоровом образе жизни, делает людей активными строителями собственного телесного и душевного благополучия!
Ведь современным людям только кажется, что они очень начитаны и умны. В этическом и психологическом планах царит повальное невежество! Делом врачей в будущем явится, на наш взгляд, соединение в практической и просветительской деятельности Этики и Естественных Наук в Единое Человековедение, усвоение которого и даст понимание необходимости исполнения конкретных Законов Гармоничной Жизни, которые включают не только телесно-гигиенические рекомендации, но и требуют высокой нравственной чистоты. Когда медицина встанет на путь такого рода деятельности, можно надеяться, что здоровье населения планеты начнет значительно улучшаться и человечество станет оздоравливаться.
Теперь обобщим некоторые наиболее важные моменты, усвоение которых облегчит понимание специфики мышления представителя Восточной Медицины.
А. Медики прошлого рассматривали не отдельные механизмы обмена веществ, не отдельные признаки заболевания в их «арифметической совокупности», но смотрели на организм человека как на интегративное целое, непосредственно и тотально связанное с живым окружением. Они считали, что и в ближайшем человеческом окружении, и в Большом Космосе действуют одни и те же Силы, балансом которых и определяется вся динамика происходящего. Такой взгляд, разумеется, позволял шире смотреть на человека и причины его заболеваний, позволял изыскивать именно в ближайшем окружении пациента исцеляющие его организм силы.
Б. Целостный подход к рассмотрению организма и механизмов развития конкретного заболевания требовал и предельно полного использования источников диагностически ценной информации. Медицина древности отличается от современной именно развитой диагностической базой, основывающейся на большом числе различных приемов и методов наблюдения за пациентом, как целостной системой. Радужная оболочка глаза, особенности носового дыхания (облегчение дыхания той или иной ноздрей и затруднение дыхания ноздрей противоположной часто свидетельствуют о дисбалансе энергий в организме), рисунок ладони, стопы, лицо, соотношение в состоянии «трех этажей тела», — все свидетельствовало о внутренней жизни организма, все использовалось для определения причин и механизма развития болезни — от интонации голоса больного до движения его кистей при беседе с врачом. Даже по тому, вверх или вниз поворачивает руку беременная женщина, когда ее просят протянуть ладонь человеку, опытный диагност может указать пол ее будущего ребенка.
В. Всегда, во всех странах и во все времена (кроме последних десятилетий) медиками активно использовались медицинская и психологическая астрология, как при диагностике, так и при выборе времени и средств лечения. Современная же медицина пока лишь на подходе к широкой, системной психобиоритмологии — науке, указывающей на законы и механизмы связи человеческого организма с процессами в природном и космическом окружении.
Г. В прошлом благодаря обобщениям опыта наблюдений тысяч врачей было развито бесценное учение о конституции — психической и физической. Особенности внешнего вида и образа жизни свидетельствовали о характере протекания внутренних процессов, о гармонии внутренних сил интеграции, о тенденциях и склонностях, присущих пациенту в целом как психофизической целостности, так и развитию патологических процессов в определенных органах и системах его организма. Всеобщая модель Первоэлементов находила свое клиническое подтверждение именно в использовании ее в практике учета индивидуальных конституционных особенностей пациента — без знания «конституционного рисунка» нельзя было ни лечить, ни диагностировать, ибо все люди представлялись совершенно уникальными в своей индивидуальности. И классификации конституций позволяли эту уникальность определять и учитывать ее особенности на основании опыта изучения индивидуальных особенностей (заметьте, — «Конституция есть Основной Закон, определяющий все остальные законы»!).
Д. Врач древности не просто наблюдал особенности конституции своих подопечных, но, учитывая их предрасположенность к тем или иным видам заболеваний, давал строго индивидуальные рекомендации по режиму, гимнастике, диете, рекомендации о наиболее рациональном (соответствующем уникальности организма и психике пациента) режиме жизни, позволяющем сохранить здоровье и работоспособность на долгие десятилетия, причем наиболее естественными средствами. Сейчас же медик, нашедший высокоэффективный прием лечения в ходе работы с группой определенных пациентов, спешит распространить его использование на всех, забывая об индивидуальной конституционной предрасположенности человека к различным воздействиям.
Е. В древности было развито учение о влиянии диеты на психическую деятельность, о влиянии психического состояния на телесные процессы и наоборот. Развивали учение о гармонизирующей роли окружения, о взаимосвязи человека и Солнечной системы, причем, не просто строили гипотезы или «догадывались», но использовали астрологию и косморитмологическую конститулогию. Все это суммировалось из века в век, накапливаясь в храмовых библиотеках и царских книгохранилищах. Здание Восточной Медицины было целостным и единым, что принципиально отсутствует в современной ситуации. Именно целостность, многоуровневость и системность концепций позволяла прекрасно диагностировать и избирать стратегию и тактику лечебного воздействия — знание было практическим и сведено в стройные, внутренне непротиворечивые системы.
Лечение стремились сделать предельно естественным, учитывались прежде всего целительные «мощности» самого пациента, его возможности самоорганизованности и самовосстановления, было обязательным правило «ступенчатого вмешательства» — от наименее мощных средств ко все более глубинно действующим, обязательным было направленное духовно-нравственное гармонизирующее влияние на больного — состояние души и духа считались основой здоровья.
Ж. Древние врачи стремились системно очистить организм пациента от «шлаков», вывести из него токсические вещества, наполнить сердце и ум человека музыкой и красотой. Они прекрасно понимали, что для приведения в действие глубинных защитных сил самоисцеления совершенно необходимо облегчить пути действия сил самоорганизации очищением и гармонизацией пациента.
З. Врачи прошлого использовали именно живое начало и в растениях (обкладывание живыми цветами, использование природных ландшафтов, запахов трав и других аналогичных приемов), и в природных факторах (лечение чистым минерализированным воздухом, огнем, водой и почвой).
И. Цвет, мелодия и аромат рассматривались как наиболее естественные целебные гармонизирующие энергии, действующие через естественные каналы настройки организма в унисон с окружением.
К. Особое место в лечении отводилось искусной психотерапии, особенно психической саморегуляции пациента как способу пробуждения самопроизвольной активности человека. Как шутили Е.Петров и И.Ильф — «Спасение утопающих дело рук самих утопающих». Грустный лозунг, но в медицине врач — лишь помощник Исцеления Верой и Любовью, этих Главных Созидающих Сил Мироздания. Главная роль в борьбе с заболеванием принадлежит самому пациенту. Следовательно, нет необходимости подменять защитные силы организма, лишать его времени и возможности мобилизовать их. Потому-то хирургия в древние времена особенно не прогрессировала. Учитывая разработанность диетотерапии, физиолечения и психоэнергетического воздействия, к ножу врач прибегал лишь в самом крайнем случае, а вообще-то старались не доводить дело «до ручки».
Важнейшим преимуществом Восточной Диагностики нам представляется синдромный подход, в защиту правомерности которого приведем в заключение слова В.Г. Вогралика: «Синдромная классификация болезней, стремление лечить больных, исходя из основного болезненного синдрома, тонко уловленных индивидуальных проявлений заболевания, возникли в Китае еще на заре медицины. Благодаря кропотливой и упорной работе народных врачей на протяжении многих веков это направление получило большое развитие и дало плодотворные результаты. У современных врачей, благодаря во многом успешному развитию учения об этиологии и патогенезе заболеваний и построению лечения, исходя из понимания этих вопросов, имеются свои достижения. Однако у современных медиков в значительной мере атрофировалось искусство улавливания тех мельчайших индивидуальных черт отдельных больных, которое высоко развито у китайских народных врачей и которое и в лечении ряда болезней, еще не изученных этиологией и патогенезом, и в индивидуализации лечения больных ставит китайских народных врачей пока что на голову выше нас... Синтез современной медицины и доктрин традиционных систем (а не просто заимствование лекарств и приемов без теории и методологии) даст колоссальный эффект». Нужно отметить, что доктор Вогралик В.Г. многие годы отдал изучению методологии и практики Восточной Медицины, и слова эти, произнесенные в 60-х гг. звучали очень смело и непривычно, учитывая тогдашний уровень развития физиологии и клинической практики. С теперешних же позиций, с сегодняшнего уровня, достигнутого современной экспериментальной наукой, методологические принципы Восточной Медицины закладываются в следующие принципы, которые мы и приводим в заключение данного раздела этой главы.
1. Принцип Мировой Симпатии — связь и резонанс всего со всем при сохранении тотальной организованности. Единство Небесного, Природного и Человеческого, тождество Микрокосмоса и Большой Вселенной.
2. Признание психической энергии агентом всеобщей связи — энергетизм и принципиальный динамизм мировоззрения медиков древности. Примат духовно-нравственной гармонии и иерархии уровней здоровья.
3. Холизм — признание фундаментальной целостности, организменности Мироздания и природных систем, маленькой самоактивной частицей которых является связанный с ним живыми взаимодействиями организм человека. Человек неразрывен в своих связях с окружением.
4. Признание тотальной организованности всех процессов организма и Мироздания во времени, существенная необходимость психобиоритмологии для диагностики и лечения. Математическая стройность правил диагностики и лечения в сочетании с интуитивностью процесса поиска конкретного решения у врача.
5. Признание уникальной индивидуальности каждого конкретного пациента и системности, комплексности лечебных воздействий. Воздействия рассматривались как система действующих начал, при сопряжении друг с другом дающих новое качество влияния. Уникальность условий и обстоятельств обследования и лечения. Жизнеспособность, «живость» как интегральный показатель действенности лекарственных средств, ненасильственность влияний и учет динамики изменения состояния пациента в процессе лечения.
Таковы принципы мышления древних целителей душ и тел. Таковы, на наш взгляд, принципы мышления врачевателей недалекого будущего. Возможно, именно такими принципами будут руководствоваться уже в скором будущем составители учебных программ для медицинских вузов. Будущие врачи должны учиться на лучших примерах прошлого. И один из наиважнейших принципов — Принцип Исходного Состояния, который стал известен мировой физиологии лишь в нашем столетии, но долгие века существовавший в неявном виде как само собой разумеющееся условие выбора индивидуального лечения.

Принцип Исходного Состояния

В одной из книг Учения Живой Этики, записанной Еленой Ивановной Рерих, есть такие строки: «Врач замечает, что некоторые лекарства действуют совершенно разно на людей. Некоторое превосходное жизнедательное средство будет лишь половым возбудителем для определенных людей. Можно испытать людей на лекарствах. Низшая природа извлекает из вещества только низшее. Но каждая приобщенная сила к высшему почерпнет именно высшее. Такой закон нужно запомнить. Даже врач редко истолковывает правильно все последствия лекарств. Между тем, во всем есть соизмеримость» (Аум, 2).
В приведенном отрывке речь идет не о «действии» какого-либо конкретного лекарства, однозначно соответствующем его химической формуле или составу входящих в пропись лекарственных трав. Нет, пишется именно о различных действиях, качество и направленность которых всецело зависят от состояния организма в момент восприятия воздействия. Именно от внутреннего лада, от качества и высоты настроенности струн конкретного организма зависит и та музыка, которая будет извлечена из инструмента воздействием лекарства. Какие тенденции и векторы тяготения изменения состояния организма в нем преобладают (вообще и в данный момент), такое действие лекарственное средство — да и любое другое воздействие на организм, будь то психическое или физическое! — и окажет.
Конкретное «звучание реакций» организма на воздействия лекарств и других факторов окружения, управляемых медиком, во многом зависит одновременно и от состава и свойств самого воздействия, и от настроенности и качественно-специфического состояния организма. Разные организмы — различное воздействие одних и тех же лекарств. Различные условия воздействия (пусть даже в разное время суток) — различные следствия приема одних и тех же средств даже одним и тем же организмом!
Принцип конкретности высказан в другом отрывке из книг Учения Живой Этики: «Следует запомнить, что даже самые целебные средства могут обращаться во вредные, в зависимости от состояния организма (выделено нами — С.К.). Например, указанный Строфант при раздражении может выказать ядовитые свойства. Строфант — регулятор деятельности сердца и хорош при напряжении или утомлении, но не при гневе или раздражении. Так же и другие средства хороши, когда они отвечают состоянию организма» (Братство, 353).
Не только растительные и минеральные средства изменяют эффект своего влияния в зависимости от состояния организма пациента. Не менее существенно последнее влияет и на воздействие целительными энергиями самого врача: «Если земные вещества так различно действуют на людей, то насколько же различно на них воздействие высших энергий! Люди издавна поняли, что для правильного восприятия этих лучей нужно привести организм в гармоническое состояние. Мудрые послали для этого силу священных воззваний (речь идет о гармонизирующем действии на тело и душу пациента молитвы и произнесения особых вибрационных формул-мантр — С.К.)» (Аум, 4).
Советский патофизиолог Лейтес С.М. в 30-х гг. нашего столетия открыл Правило Исходного Состояния, называемое и по сей день в мировой научной литературе «феноменом Лейтеса». Правда, применено было это правило лишь к конкретной ситуации предмета исследования Лейтеса С.М. — состоянию вегетативной нервной системы организма, от реактивности которой во многом зависит и реагирование организма на те или иные раздражители внешней среды. В наиболее общем виде формулировку этого Правила автору настоящей работы посчастливилось услышать в 1987 г. из уст белорусского врача-исследователя И.Н. Семенени. Дело в том, что, несмотря на всю фундаментальность, Правило Исходного Состояния буквально до настоящего времени остается лишь в пределах лабораторных опытов вне понимания общих закономерностей взаимодействия организма с окружающей средой, причем организма не только человеческого.
И.Н. Семененя рассматривает Правило Исходного Состояния уже как фундаментальный методологический принцип практической клинической медицины! И звучит он в наиболее общей формулировке примерно следующим образом: «Реакция организованной системы на воздействие извне зависит от исходного, качественно-специфического состояния самой системы». Ничто не вечно под Луной, и этот принцип был известен тысячи лет назад древним врачевателям! Воистину, «новое — это хорошо забытое старое». Но, к великому сожалению, слишком хорошо забыто это Правило врачами, раз современные аллопаты совершенно не учитывают его в собственной практике и приходится заново открывать для них «велосипед»!
Древние целители утверждали, что реально существует только конкретный живой пациент со сложным патологическим синдромом. И лечить нужно не «болезнь как таковую», как она описана в учебниках или научных статьях, а именно этого конкретного человека. И если подлинная медицина и есть искусство предельной индивидуализации и конкретизации и диагностики, и лечения, то более всего помогает в поиске подобной адекватности врача клинической картине заболевания и необходимости предпринимать определенные действия именно Правило Исходного Состояния. Это Правило до настоящего времени сохранилось разве что среди гомеопатов и психотерапевтов, так как их методы наблюдения и учета тонких признаков изменения состояния пациентов достаточно тонки, чтобы они могли себе позволить не учитывать их при планировании того или иного воздействия.
Задолго до появления работ Лейтеса С.М., задолго до формирования современной гомеопатии древние медики Востока широко использовали в клинической практике Правило Исходного Состояния, применяя его практически везде и всегда. Этот принцип являлся подлинным фундаментом научного отношения врача к пониманию механизмов развития патологического процесса и путей его преодоления.
Ниже приводим лишь основные «параметры», которыми можно описать многосложное понятие «состояние конкретного пациента», учитываемые — тонко и полно — медиками древности при выборе средства и пути лечебного воздействия. Тогда станет понятным, что даже при такой тончайшей индивидуальности путей лечения не может быть и речи о какой-либо одной «болезни как таковой».
Состояние пациента характеризовалось многочисленными синдромами в их многосложной совокупности. Эти синдромы меняли друг друга с течением времени по мере гармонизирующего и корректирующего лечебного воздействия врачевателя.
1. Правило Исходного Состояния в полной мере использовалось китайскими иглотерапевтами, которые строго учитывали пропорции Ян и Инь в тех или иных органах и энергоканалах и в организме в целом, на каждом из рассматриваемых уровней действия Грантх и связанных с ними Чакр — энергоцентров. Правила «пустота-полнота», «жар-холод» и другие применялись именно с целью более точного выбора средства и пути воздействия — в полном и строгом соответствии состоянию пациента, определяемому по различным «шкалам характеристик», дополняющим друг друга: Ян-Инь, внешнее-внутреннее, пустое-полное. Взять хотя бы характеристику пульса, которую приводят китайские специалисты по пульсовой диагностике. Налицо присутствие большого числа полярных взаимодополняющих шкал оценки — осей отчета. И состояние организма в этом многофакторном пространстве определялось с высокой точностью и контролировалось по мере усвоения организмом пациента очередного воздействия, на что он давал свой индивидуальный физиологический и психический «ответ», свидетельствовавший о динамике состояния в связи с лечением. Последующее лечение уже учитывало произошедшие перемены и отвечало именно сегодняшней, а не вчерашней (записанной в истории болезни коллегой) клинической картине и стоящим за нею тем или иным состояниям механизмов регуляции организма.
2. Не менее скрупулезно учитывалась и динамика изменения взаимоотношений различных Стихий в организме. В индийской медицине, рассматривавшей организм как поле действия Трех Сил, так же точно и полно учитывалось текущее состояние как основание для суждения о единственно правильном для настоящего момента методе, направлении и мощности воздействия.
3. Очень строго производился учет сезона, времени суток, всех деталей режима и распорядка дня пациента. Важнейшим параметром состояния организма являлось точное определение его физической и психической конституции в соответствии с конкретными данными его личного и семейного гороскопа и гороскопа заболевания. Все это затем бралось для рассмотрения того или иного соответствия окружающей (текущей) космоэнергетической ситуации — ведь в разное время одни и те же лекарства при одних и тех же условиях действовали различно в зависимости от качества воздействия планетных лучей на Землю и их восприятия в соответствии с индивидуальными конституциональными предрасположенностями пациента.
4. Строго учитывался характер питания и психический склад пациента — пищевые продукты, будучи переработанными организмом пациента, превращались в массу биологически активных веществ, воздействующих и на телесные функции, и на психику человека. Одна и та же пища для человека, переполненного началом Ян, могла стать Инь-воздействием, для того же, кто имел Инь в избытке, она была бы вредна, так как была бы средством, увеличивающим Ян. То же может быть отнесено и к месту проживания, и к погодным условиям, и ко всем иным факторам и обстоятельствам места и времени.
5. Наконец, важнейшей характеристикой человека было состояние его психической энергии — мыслей и чувств, самочувствие, настроение и содержание внутреннего мира и его организованность. И в современной гомеопатии Запада, и в древне-восточной врачевательной практике состояние психики, настрой души пациента всегда рассматривался как интегральный критерий оценки состояния человека как психофизического единства. Более того, в случае использования некоторых средств принималась во внимание и психическая энергия самого целителя, которая в своем действии синтезировалась с действием лекарственных препаратов и порождала особое, ничем не заменяемое воздействие. Воистину, при всех вышеперечисленных обстоятельствах практическое целение превращалось в Великое Таинство! Об этом-то из века в век и твердят великие медики. Жаль, что далеко не все сейчас проникают в подлинные глубины этих слов!
Учитывая принципиальную неисчерпаемость феномена «Человек», глубинную сложность человеческого организма и беспредельных возможностей познавания взаимоотношений человека с Космосом и с другими организмами Вселенной, на Востоке издревле повторяли: «Нет предела развитию человека. Нет предела развитию его знаний».
И тот, кто, по мнению современных ученых Запада, уже достаточно мудр и знающ, — лишь только начинает учиться, с точки зрения подлинных Хранителей Мудрости Человековедения. Как указывает В.М. Сидоров в своей работе «Семь дней в Гималаях», одна из традиционных ошибок науки (по крайней мере, до недавнего времени) состояла в том, что она рассматривала Вселенную и Человека, как хирург рассматривает распростертое перед ним тело, самонадеянно рассчитывая единственно с помощью ножа вскрыть все Тайны Мироздания и Микрокосмоса. Тайна же сия воистину неизбывна!
Человек не полностью раскрыл те задатки, которые покоятся на дне тайников его собственного организма. Одна из задач врачей — просвещение, пропаганда знаний о возможностях и способностях, дарованных человеку и сокрытых в его организме. Лишь когда посредством гармонизации жизни и овладения правильными навыками исполнения Законов Мироздания человек раскроет присущий ему потенциал защитных сил, тогда воистину медики начнут консультировать здоровых. Отдельные достижения такой степени здоровья являют индийские йоги и мастера восточных единоборств, поднявшие иммунитет организма до немыслимых пределов. Такие же достижения суждены человечеству, и медицинское просвещение в этом сыграет едва ли не главную роль.
В настоящее время в нашей стране население попало в чрезвычайно жесткий «экологический переплет» — называется это «тотальным экологическим кризисом». От недоброкачественного питания до отсутствия гимнастических залов, от нехватки врачей до отсутствия емких и серьезных учебников, от загрязненности воздушного пространства над страной и Чернобыльской катастрофы — все сплелось в единый узел. И разрешить эту проблему — проблему выживания народа, проблему спасения и биологического (генетического), и культурно-нравственного фонда народов можно, на наш взгляд, только одним образом — рассматривать создавшуюся ситуацию как последнее предупреждение. На всех уровнях существования мы по каналу обратной связи — от организма, от биосферы, от истории народов Земли получили жесткое предупреждение: «Ваши образцы поведения не отвечают Законам Космоса». На всех уровнях существования мы обязаны изменить программы поведения — от отказа использования агрессивных химических соединений в производстве и лечении вплоть до радикального изменения идеологии и отношения к Космосу. Нужно пересматривать и изменять программы, которые не «сработали». Только так может быть оздоровлен человек завтра. И начинать все это, разумеется, нужно не столько с разработки фильтров для коптящих труб заводов, сколько с конверсии мышления, с рассмотрения действительно естественных программ поведения и образа мысли. Одной из таких программ и является описанная в настоящей работе Гармоническая Медицина. В ней каждый человек может избрать сугубо свое, найти собственный путь к здоровью, совместить требования организма с тем, что приятно и приносит удовольствие. Медицинская наука крайне консервативна — ведь она должна отвечать за здоровье населения, здесь без доказательств и длительных экспериментов не обойтись. Академики не только отбиваются от молодых напористых кандидатов наук — они еще и хранят верность традиции, за которой опыт десятилетий исследования и опыта лечения. Однако сейчас просматривается кризис современной медицины в том виде, в котором она существует в нашей стране — от организационных вопросов до конкретных рекомендаций по образу жизни. Кому-то понравится бег, кто-то обратится к дыхательной гимнастике, а кто-то усиленно займется сложнейшей психоментальной гимнастикой по древней тибетской системе Кум-Ньяя. «Каждому — свое». Но предлагая самую разнообразную информацию, мы имеем возможность включить активное отношение людей к собственному здоровью, и каждый возьмет ему необходимое для достижения нужного ему уровня и потенциала здоровья. Кому-то достаточно будет утреннего душа с песней на устах, а кого-то не удовлетворят и долгие дыхательные упражнения. Просто многие годы все были уравнены отсутствием информации. «Железный занавес» и «мичуринство» существовали и в гигиене, и в профилактике. Теперь же можно выбирать то, что ближе, что кажется более эффективным.
Широкое медицинское просвещение совершенно обязательно — чтобы было куда двигаться мышлению. Нелепо призывать людей «к изменению негодного направления движения», если не предложить конкретно иного пути. Мы, как нам кажется, ведем разговор именно о добром древнем пути врачевания. Это надежный тракт, по которому человечество шло тысячами лет. Он прекрасно себя зарекомендовал и остался в памяти поколений. Сколько не рыскай по джунглям, все же из лесу легче выбраться столбовой дорогой. Потому, на наш взгляд, именно Восточная Медицина древности поможет — в соединении с современной наукой о врачевании — обрести новые горизонты и выведет нас к Гармонической медицине Будущего, которая в основном будет заниматься совершенствованием человека и раскрытием его неисчислимых возможностей. Это будет Истинная Профилактика!

Глава 12
Заболевание легче предупредить...

...Медицина не может спасти от смерти, но в состоянии только продлить жизнь, упрочить нравственность, поощряя добродетель и преследуя порок — этого смертельного врага здоровья, излечивать многие болезни и укреплять государства и народы гигиеническими советами...
Ли Ен-чжен

 

Древние медики Востока рассматривали организм человека не как нечто замкнутое в себе и обособленное от окружающего мира, но видели в организме сложную систему, целостную и единую в себе самой, каждый из элементов которой связан со всеми остальными согласно строгим функционально-иерархическим отношениям. Заболевание же древние рассматривали как процесс, возникший в результате нарушения нормальных взаимоотношений как в самом организме, так и между организмом и окружающей средой. Последнее признавалось первичной причиной развития заболевания, именуясь нарушением Законов Жизни и Гармонии.
В прошлом врачи вообще отрицали реальность существования местных патологических процессов. Они считали, что при каждом заболевании в патологический процесс неизбежно вовлекается весь организм. И при изменении структуры и функции какого-то одного органа неизбежно в какой-то пропорциональной степени изменяются и функции всех других органов и систем.
По канонам древней Восточной Медицины жизнь конкретного человека полностью подчиняется космическим ритмам, определяемым движением светил по небосводу. Поэтому древние целители в совершенстве владели медицинской астрологией и не только учитывали дату рождения пациента при постановке диагноза и выборе лечения, но и в соответствии со знанием особенностей конституции подопечного, определяемой по гороскопу, советовали ему в различные периоды его жизни тем или иным образом изменить режим питания и распорядок, а если требуется, то и сменить профессию. Узнавая в космической карте — гороскопе — особенности организма и психики пациента, целители предсказывали вероятные сроки наступления «трудных» в определенных отношениях (также определяемых по гороскопу) периодов, в продолжение которых необходимо предохраняться от заболевания, так как возможно развитие определенных нарушений в отдельных органах и системах. Таким образом, вычисляя конституциональные особенности по звездной карте и разворачивая ее во времени, медик располагал информацией как о «местах наименьшего сопротивления» в организме, через которые, как через врата, возможно проникновение болезни в организм, так и о трудных периодах, в которые наступление этих заболеваний наиболее вероятно. Гороскоп же давал ответ о средствах защиты и технике безопасности.
Зная предрасположенности конкретного пациента, зная, что, возможно, ожидает его и в какие периоды его жизни, медики старались предотвратить возможные нарушения здоровья, прежде всего, с помощью системы профилактических мер, о которых ниже и пойдет речь.
Некоторые исследователи истории медицины, сравнивая древние и современные практические системы врачевания, считают чуть ли не главным недостатком Восточной Медицины тот факт, что она сугубо индивидуальна, что, мол, восточный медик предельно тщательно исследует конкретного пациента и уделяет ему слишком много времени, а медицина Запада носит массовый характер, помогает миллионам страждущих.
К сожалению, это так! Беда в том, что в наше не всегда уравновешенное и негармоничное время болеют очень и очень многие! В древности профилактика распространялась на весь народ, а лечили только заболевающих (обычно речь шла либо об очень ослабленном организме, либо о врожденных нарушениях здоровья). Сейчас же с профилактикой заболеваний дело обстоит не слишком хорошо. Зато лечат современные врачи действительно сотни тысяч обращающихся за помощью — в отсутствие профилактики как общегосударственного дела такое число пациентов, не желающих бороться за собственное здоровье и приходящих за больничным листом или за таблеткой, и неудивительно.
В прошлом здоровье народа охранялось медиками через участие их в системе общегосударственных профилактических мероприятий, а также через систему медицинских действий, входивших во многие культовые мероприятия. В древности сами условия жизни общества были намного здоровее — и питание было естественное, и быт был чище, и труд был напряженнее. Тогда проблема переедания и гиподинамии не стояла!
В древних системах предписаний определенных культовых действий всегда находили место чисто медицинские советы. Эти элементы здорового образа жизни включались как обязательные: гигиенические, диетические, даже лечебные (вроде постов и утренней и вечерней молитв). При этом тщательное соблюдение законов естественного развития организма, чистота и гармония души, нарушение которых приводит к заболеванию, рассматривались как священный ритуал. Отчасти это создавало барьер на пути развития многих заболеваний.
Когда же нравы общества разрушались, когда люди впадали в разврат и панику, когда рвались связи с традицией и высшими ценностями — тогда нарушался и установленный мудрецами-исследователями жизненный уклад, падал потенциал защитной психической энергии, снижалась напряженность иммунитета. На целые народы и государства нападали всевозможные моры и катастрофы. Природа мстит за беспечность людям. Любопытно было бы сопоставление истории прихода тех или иных эпидемических заболеваний не только с динамикой изменения Солнечной активности, но и с изменением общественной обстановки в том, что касается чистоты нравственно-психологического плана.
Древние врачеватели были убеждены, что любое впадание в крайности не может принести счастья и благополучия. Любое нарушение Законов Жизни приводит организм к потере целостности, а значит и к необходимости исцеления, восстановления нарушенного единства органов и систем, души и тела. Исцеление — «обретение целостности», вхождение в ритмы следования Законам Жизни, обретение первичного единства с окружением как живым. Потому — никаких крайностей, никаких излишеств — таков главный принцип любой профилактики, таков голос, идущий из глубины веков от мудрецов Восточной медицины.
Разумеется, принцип «Срединного Пути» — никаких крайностей и избрание оптимальных путей развития и роста — прекрасен сам по себе, как отвлеченная «книжная» идея. Но как же сложно соблюдать его ежедневно и ежечасно в нашей многосложной быстротекущей жизни, исполненной срывов, соблазнов и искушений всякого рода! И потому для обретения человеком уверенности и твердости в понимании необходимости соблюдения этого Закона Оптимального Существования в древности существовало санитарное просвещение — «Наука о соблюдении здоровья». Причем наиболее образованные, наиболее культурные из людей считали для себя просто постыдным допущение каких бы то ни было заболеваний. Для примера можно такое отношение к собственному здоровью сравнить с бахвальством современников в гостях на тему — «У кого больше тяжелых заболеваний?», что-то вроде «кто кого переболеет». В прошлом же болеть образованному человеку считалось как-то неприлично, ибо это само по себе свидетельствовало о недисциплинированности его воли и внутреннем душевном хаосе, о невозможности или неумении управлять своим организмом и психикой, об излишней склонности к бесплодным излишествам и наслаждениям. Недаром существует поговорка: «Грех — это то, что не является необходимым для исполнения человеком своего Дела». Одним же из разделов этого Дела является достижение полноты гармонии с окружением и творческое созидание, борьба с хаосом, в том числе и в первую очередь в самом себе, в своих мыслях, чувствах и желаниях.
В «ЛГ» за 25.11.1981 появилась многозначительная статья, заголовок которой говорит сам за себя: «Болеют ли гриппом культурные люди?». Автор ее (автор многих научно-популярных и научных изданий В.З. Солоухин) пытается внести те же древние, как мир, идеи о заболевании как проявлении низкой культуры и недостаточной сознательности человека. К сожалению, до сих пор подобные призывы напоминают скорее «глас вопиющего в пустыне», нежели программу, необходимую для немедленного внесения в умы и сердца людей.
Знаменитый древнегреческий философ Платон считал особенно явным признаком плохого состояния дел в государстве положение, когда не только чернь, люди из низов, но и «благородные», аристократы и правители, нуждаются во врачебной помощи, и не по поводу ранений, полученных на полях сражений, и не из-за эпидемических заболеваний, поражающих целые народы, но по поводу развития заболеваний в связи с праздностью, распущенностью, ленью и образом жизни, мягко говоря, не совсем соответствующим общественному положению, образованности и полученному данным человеком воспитанию. Считалось, что высокое общественное положение является важным поручением и оказанием большого доверия, и человек не в состоянии руководить развитием города и организовывать жизнь других людей, если он не способен справиться даже с одним собственным организмом.
Тот же Платон считал, что воспитание молодых людей посредством музыки и гимнастики должно полностью ликвидировать потребность в медицине в будущем идеальном государстве. Он был уверен, что воспитание и оздоровление человека пока из-за его несознательности и лености не завершены, и будущие поколения будут развиваемы так, что болезни вовсе покинут города и страны. Платон считал, что человек в силах самого себя избавлять от любых страданий, в том числе и от физических, если проявляет достаточный потенциал воли и страстное желание быть полноценным во всех отношениях, в том числе и в плане здоровья. При этом он настаивал именно на глубинном синтезе воспитания крепкого духа и подвижного тела. Добавим, что в понятие «музыка» Платон включал чуть ли не все виды научного знания и искусства, а «гимнастика» скорее означало системную тренировку и самосовершенствование, в том числе и профессиональное. Заметим, что сейчас ситуация почти не изменилась — люди никак не могут понять, что профилактикой должны заниматься не врачи, профилактика действительно эффективна лишь при достаточности собственных усилий человека, ежедневно направляемых им на защиту от заболеваний, которые являются ничем иным, как проявлением хаоса в его теле.
Всемирно известный Гиппократ считал, что медицина должна открыть людям правила перемены того образа жизни, от которого происходят страдания, болезнь и смерть. Врач должен заниматься просвещением и консультированием, а трудиться над обретением полноты здоровья должен сам человек. Гиппократ рекомендовал быть во всем умеренным, строго соблюдать индивидуально подобранную диету, придерживаться правильного режима, регулярно совершать спокойные прогулки, пользоваться свежим воздухом и активно заниматься гимнастикой.
Поразительно, но ничего нового медики за долгие века придумать не смогли! Главные секреты здоровья были отлично известны тысячи лет назад. Правда, существенное достоинство рекомендаций Гиппократа заключается в том, что всем этим он советовал заниматься в строго индивидуальном соответствии с временами года, обстоятельствами жизни, темпераментом и конституцией пациента и в соответствии с общим состоянием здоровья.
Основное же назначение опытного медика Гиппократ понимал как оказание помощи в научно обоснованном подборе того единственно гармонического образа жизни, который соответствует месту, времени и особенностям пациента. Именно в исследовании всех этих факторов и указании, на основании их анализа, конкретного правильного образа жизни любому пациенту древнегреческий целитель усматривал вершину подлинного врачебного искусства. Потому он был совершенно уверен, что только таким путем можно отыскать способ действительного исцеления любого человека, независимо от состояния его здоровья и характера заболевания.
Очень сложно доказать человеку необходимость строго придерживаться даваемых ему рекомендаций, трудно объяснить, что без исполнения этих советов здоровье непременно будет потеряно, а без здоровья человек не сможет быть действительно счастлив. Лень и полное безразличие к собственному здоровью, во всяком случае, какое-то упрямое нежелание потрудиться ради его обретения, и на сегодняшний день остаются проблемой очень многих людей.
Не нужно забывать, что знание врачевателя в древности было священным, и врачей слушались, как вождей и жрецов. Врач дважды не повторял о необходимости придерживаться его рекомендаций — во-первых, плата за оказание услуг ему была достаточно высока, а во-вторых, он мог не отозваться на следующее приглашение — к чему помогать тем, кто нарочито отказывается принимать твою помощь? Потому и простые меры профилактики из-за общего культурного, уважительного отношения к медикам были весьма и весьма эффективны. Они доходили до сознания пациентов и воплощались в их жизнь, давая высокий полезный результат.
В настоящее время в нашей стране, в связи с падением качества медицинского образования и частичным разрушением инфраструктуры здравоохранения упал и престиж врачебной профессии. Это не дает возможности убеждать пациентов в необходимости выполнения предписаний медиков. Правда, это уже проблема, связанная скорее с изменением общественного сознания, нежели собственно медицинская.
Китайские врачи обращали не менее пристальное внимание на необходимость профилактики заболеваний как основного пути борьбы за здоровье народа. К примеру, они считали, что человек непрерывно поддерживает очень тесные отношения с окружением, в котором он растет и развивается. И потому сам человек должен очень четко и строго приспосабливаться к колебаниям Инь и Ян своего физиологического и психологического окружения, чтобы благодаря этому поддерживать равновесие Начал и в собственном организме, от чего зависят и здоровье, и работоспособность.
Китайские врачи рекомендовали весной и летом поддерживать и тщательно охранять свой Ян, а осенью и зимой — свой Инь. Именно приспособление к ближайшей планетарной и космической среде являлось сутью искусства поддержания гармонии между внутренними Силами человека, Инь и Ян его организма, и Силами наружными, питающими и поддерживающими его, Инь и Ян Космоса. Именно в этой столь кратко сформулированной концепции заключалась вся мудрость китайской профилактической медицины!
Французский исследователь теорий и моделей Восточной Медицины Жак де Лэнгр так формулирует вышеописанный принцип профилактики: «Когда человек допускает, чтобы Космические Силы входили в него и регулировали процессы в его теле и сознании в гармонии с астробиологическими ритмами, тогда его жизнь приобретает упорядоченность, гармонию и порядок всемогущего бесконечного мира... Осознать синхронизированную гармонию организма с Космосом — значит, достигнуть состояния цельности, равновесия, здоровья и ощущения полноты благополучия».
Любопытно, что одним из обязательных условий гарантии создания подлинно здорового состояния населения государства китайские врачеватели считали строгое соблюдение Правил и Законов Жизни на протяжении нескольких поколений. На память приходит старый анекдот — «Для того, чтобы стать интеллигентным человеком, необходимо закончить как минимум три университета... Один должен закончить твой дед, второй — твой отец, и третий — ты сам». Здоровье народа закрепляется генетически и накапливается долгими веками. Китайские врачи, таким образом, понимали профилактику как общегосударственную стратегию заботы о гармонии и здоровье общества, а вовсе не как кратковременную «кампанию санпросвета». Только воздействуя на привычки и бытовые условия теперешних людей, можно уберечь далеких потомков от ошибок их предков, только тогда можно будет передать по наследству здоровье, закрепленное в самом укладе жизни.
Приведем примеры рекомендаций Восточной Медицины: «Будь чист сердцем, ограничивай страсти, не поддавайся эмоциональным потрясениям, избегай неблагоприятных климатических и сезонных влияний и тренируй свое тело». «Когда душа чиста и спокойна, энергии ровны, а дух тверд, болезни возникнуть невозможно». «Умей охраниться от непогоды и суеты». «Не развратничай, сохраняй энергии организма, храни дух уравновешенным — да будешь здоров до конца дней».
Восточные врачеватели не без основания полагали одним из главных принципов медицины правило: «Хороший врач лечит болезнь до ее появления». В доказательство важности и разработанности этого принципа в традиционной медицине прошлого приведем перечень некоторых конкретных рекомендаций, посвященных профилактике заболеваний (по книге Нгуен Ван Нги):
1. Для сохранения и укрепления защитной энергии необходимо:
— держать в чистоте помыслы и желания, ограничивать вожделение разумными пределами, соблюдать глубокую «чистоту души»;
— вести умеренную половую жизнь, избегать разврата;
— избегать психологических потрясений и воздействия внешних факторов погоды (жары, ветра, холода и других), способных повредить организму;
— закалять тело и упражнять его — укреплять здоровье и повышать сопротивляемость организма.
2. Меры предосторожности против пагубного воздействия внешних факторов:
— умело приспосабливаться к условиям окружающей среды: например, летом носить легкую одежду, избегать солнцепека, пользоваться вентилятором, а зимой — носить теплую одежду, прибегать к помощи обогревателей, ложиться спать пораньше и вставать несколько позже обычного. Весной и летом необходимо позже ложиться спать и вставать пораньше;
— избегать чрезмерного переутомления на работе;
— соблюдать чистоту окружения, быта и личную гигиену: ежедневная утренняя уборка помещения, дезинфекция, голодание, полоскание рта после еды и другие мероприятия;
— гигиенические мероприятия женщин и мужчин.
Очень примечательно, что даже при появлении первых явных признаков заболевания китайские медики опять же в первую очередь обращали внимание на методы профилактики, которые в таком случае назывались «профилактика при появлении заболевания». Коротко об этих приемах можно сказать следующее:
— к лечению необходимо приступать как можно раньше;
— диагностика должна быть всесторонней, полной и предельно глубокой;
— необходимо препятствовать распространению болезни по всему организму и закреплению ее в теле и в душе пациента, препятствовать переходу от органа к органу и в более тяжелые формы течения.
После появления заболевания предписывалось значительно ужесточить и еще более гармонизировать все гигиенические процедуры, еще глубже и стройнее упорядочить образ жизни, режим сна и отдыха, строго соблюдать режим питания пациента, включая таким образом его психоэнергетическую мощь, волю и веру в исцеление, в проводимый врачом процесс лечения. А последнее выражалось мудростью медицинского опыта всего мира: «Если врач и пациент объединят свои усилия в борьбе с заболеванием, они победят его. Если же врач останется без помощи пациента, победа останется за болезнью».
Активное отношение пациента к лечению и профилактике, серьезное, вдумчивое и ответственное отношение к собственному здоровью было естественным для врачевателей прошлого — они знали, что любой нормальный человек приложит все личные усилия, чтобы обрести здоровье. Как жаль, что сегодня многие относятся к своему здоровью как минимум легкомысленно и безответственно.
Кратко осветим профилактические методы Аюр-Ведической медицины, которые, по словам ее приверженцев, также были призваны повышать сопротивляемость организма к заболеваниям и способствовать максимальному раскрытию потенциала человека как духовного творческого существа. Именно самореализация, превращение задатков в способности и возможностей в реальные факты внутренней и внешней жизни человека и были тем состоянием, к которому каждый человек должен неуклонно стремиться. Это и есть совершенное здоровье во всех отношениях, во всех самопроявлениях индивидуума.
Наиболее ярко и системно в настоящее время Аюр-Ведическая медицина, особенно ее профилактическая доктрина, изложена в работах приверженцев Шри Махариши Махеша — индийского Гуру и популяризатора древней Индийской Науки о Правильной жизни.
Гуру Шри Махариши Махеш, возглавляющий в настоящее время многие исследовательские и просветительские проекты в сфере применения знаний древних Аюр-Ведических специалистов, считает, что главные пути сохранения здоровья и максимально возможного продления полноценной, яркой и творческой жизни следующие:
1) правильное питание;
2) индивидуально подобранный распорядок дня и режим труда и отдыха;
3) точный учет времени года и астроэнергетической ситуации (с учетом личного гороскопа);
4) специально подобранные психотехнические упражнения (медитации);
5) физические гимнастические упражнения.
В программы обучения здоровому образу жизни в Центрах Трансцендентальной медитации, работающих на основании опыта Гуру Махариши Махеша, входят следующие главные разделы работы:
А. Обучение психотехнической подготовке (техника трансцендентальной медитации) — умение создавать внутри себя глубокий покой, внутреннюю тишину ума и желаний, учиться произвольно снимать напряжения и уметь при необходимости предельно активизировать скрытые резервы душевной и телесной энергии, уметь ликвидировать застой в сознании, учиться освобождать организм и сознание от привязанностей к текущим суетным событиям и проблемам, уметь гармонизироваться и укрепляться в глубоком спокойствии, дарующем силу и просветление чувствам и разуму.
Б. Физиологическое очищение организма от «шлаков» и токсинов с помощью методов очищения водой, дыхательными и физическими приемами.
В. Подбор и обучение правилам соблюдения индивидуальной диеты.
Г. Разучивание специальных физических упражнений, позволяющих установить глубинную гармонию тела и духа (дыхательная гимнастика, психоактивация, позы Хатха-Йоги, психодинамические упражнения и другие).
Д. Обучение самостоятельному выбору и организации правильного распорядка жизни: любые жизненные проявления человека — малой части Вселенной! — должны быть постоянно подчинены единым природным и космическим ритмам, чтобы быть связанными с силами и мощью Мироздания. Как и в природе, в организме человека на протяжении его личных суток и на протяжении всей жизни, существуют свои «приливы» и «отливы». Нужно научиться узнавать динамику внутренних ритмов и соблюдать гармонию ритмов микрокосмоса человека — в точном соответствии с потребностями жизни, с внутренним самоощущением и данными гороскопов.
Вообще, астрология и представления древних о закономерной связи каждого человека с космическими воздействиями, с Жизнью Мироздания пронизывают всю профилактическую доктрину Восточной Медицины. Даже организация правильного питания может быть рассмотрена на основании данных астрологии — науки о законах поддержания связей и резонансов с Космосом посредством приспособления жизни человека к Ритму Космического Процесса.
Гармонизация и ускорение естественного эволюционного развития современных людей, как считает макробиотик Микио Куши, может произойти лишь путем понимания порядка и ритмов Вселенной и, соответственно этому пониманию, посредством употребления естественной и для данного организма здоровой «пищи» в соответствии с Законами Жизни. Ведь диета тоже является важнейшим — наряду с упражнениями тела и гармонией души — фактором установления в организме человека гармонического Порядка Мира.
В основании будущего развития человечества, как считают многие врачи — и древние, и современные — лежит возрождение высокого качества жизни человека. А для обретения такого качества необходимо внимательно изучать естественный, закономерный порядок человеческого естества, связуя воедино знание о Жизни Пространства со знанием о Человеке, ибо они — неразделимы!
Древние целители утверждали, что все физические, психологические и даже культурные процессы и проявления жизни и деятельности людей существенно зависят от их окружения, от его состояния и качества. Очень многое зависит от нашего отношения к здоровью, от наших привычек питаться — когда и чем именно? Сейчас раздаются голоса в поддержку того, что наследственные факторы являются ничем иным, как результатом воздействия окружения в прошлом на наших предков и той диеты, которой они придерживались. В частности, многие натуропаты считают, что можно изменить само качество жизни будущих поколений, генетически совершенствуя их уже сегодня с помощью правильного питания. Получается, что очищение и гармонизация внутренней среды организма будущих родителей существенно и позитивно влияет на генетические особенности их будущих детей, и такие положительные вклады могут накапливаться из века в век, буквально формируя лучшие, более совершенные тела и умы потомков!
Следует указать и на то, что в древности, как мы уже упоминали, в понятие «пищи» включали не только овощи и фрукты, которые мы съедаем на завтрак или на ужин. Слово «питание» понималось значительно шире: оно включало и вдыхаемый воздух, от чистоты и качества которого зависел и состав организма годами вдыхающего его человека, и разнообразные мысли и впечатления, которыми «питались» чувствование и мышление человека. Что касается последнего, то древние считали, что добрая беседа о высоком предмете питает сердце пациента, помогая ему найти силы для исцеления.
Основным фактором полезности твердой и жидкой пищи признавались не «топливно-энергетические» и «строительные материалы» — белки, жиры и углеводы, но факторы информационные, регулирующие процессы жизнедеятельности, фактически «животворные», «живоносные» — витамины, сложные спектры минеральных составов, многообразные природные сахара. Современные люди неправильно питаются не только твердой пищей, но и мыслями и эмоциями. Более всего мы обделены высокой пищей впечатлений и новых мыслей. Мы не приучены к ежедневному «питанию красотой», мы не умеем впитывать лучи заката, не любим «усваивать» сердцем чувства, сопровождающие беседы о возвышенных предметах.
Психологи-специалисты заметили, что как только человек постепенно и уверенно сокращает свой дневной рациона питания в основном за счет количества потребляемых хлебопродуктов, сахара, жиров и мучного, у него словно «открываются» глаза на окружающую его красоту, он начинает яснее и глубже слушать пение птиц и переливы скрипичной музыки, — словом, он научается питаться «пищей духовной». Если учесть, что питание — не только «топливо» и «строительный материал», но и поступающая из окружения информация, связывающая организм с Мирозданием, то наиболее важен именно процесс питания ощущениями, впечатлениями, переживаниями и мыслями. Причем, чем чище, напряженнее и качественнее это питание, тем здоровее и сильнее человек.
По-видимому, природой установлен некоторый постоянный объем потребляемой пищи. И если поступление энергии через легкие изменить несколько сложно, то расширить восприятие энергий чувств за счет сокращения и очищения пищевого рациона совсем не трудно. Тогда наша «пищевая пирамида» — «еда-воздух-восприятия» — примет естественный вид: чувства и мысли займут большую часть ее площади и жизнь человека заиграет красками и мелодиями, исцеляющими и укрепляющими в радости каждого дня.
Итак, в понятие пищи как процесса усвоения из окружения энергии, вещества и информации, следует включать не столько повседневную вещественную пищу и питье, потребляемое через рот, сколько весь мир планеты и Вселенной, посылающие нам свои благодатные лучи, поддерживающие и ободряющие, все влияния атмосферы, которые гораздо организованнее и «содержательнее», нежели мы думаем. Все электромагнитные силы и все виды волн и излучений, приходящие из далекого Большого Космоса, из неизвестных человечеству его Глубин, — все это наша пища!
И люди должны научиться усваивать всю эту посылаемую им «пищу»! Тогда организм получит мощную поддержку в борьбе с факторами развития заболеваний, тогда человек станет намного здоровее и счастливее. В древности одним из таких приемов и являлась китайская медитационная медицинская гимнастика Тай-цзи-сюань. Она представляла собой уникальный метод целостного профилактического и укрепляющего воздействия на тело и психику человека с целью налаживания ритмической сознательной связи его с животворящими потоками Вселенной.
Одной из важнейших проблем саморегуляции человека является вопрос о сглаживании ритма спадов и подъемов активности. Об этом так сказано в одной из книг Учения Живой Этики: «Даже ваши врачи утверждают, что при нервном подъеме сила удесятеряется, тем самым они признают психическую энергию. Но они добавляют, что нервные подъемы кратковременны и влекут за собой упадок сил. Именно в этом Йога необходима, чтобы, увеличивая подъемы, избавить от падений.
Падения обусловлены неосознанием и неприложением психической энергии. Как хромой, подпрыгивает невежда, но знающий преодолевает самые недоступные высоты» (Агни-Йога, 650). Как и древняя китайская Йога, Тай-цзи-сюань предполагала сознательное овладение собственными ритмами и приемами их произвольной регуляции.
Превосходное описание сущности и принципов, которые древние создатели Тай-цзи-сюань положили в основание гимнастики, точнее, целостной профилактической и оздоровительной системы, дает в своей работе В.Елисеев: «...Древние полагали, что дисгармоничные или непристойные поступки, чувства и мысли разрушительно сказываются не только на ближайшем окружении согрешившего человека, но и на всем Мироздании. В древнем Китае считалось большим грехом вставать на голову, ибо это могло нарушить порядок Вселенной... Упражнения психотренинга неразрывно вплетены в физические упражнения, образуя единое целое... Тай-цзи-сюань моделирует своими движениями динамическую структуру Универсума (термин, обозначающий Человека и Вселенную в их неразрывном единстве) как понимали ее древние китайцы. Само человеческое тело уподоблялось Космосу. Оно условно подразделялось на Землю (нижняя часть тела), и Небо (верхняя часть), а сущность самого человека отражало его сердце. Это соответствовало трем космическим началам — Земле, Небу и Человеку. Небо символизировалось кругом, а Земля — квадратом. Поэтому движения рук всегда были округлы, как небесный свод, и непрерывны, как воздушное пространство, тогда как движения ног — прерывны и прямолинейны, как сторона квадрата. Вес тела постоянно смещается с ноги на ногу, имитируя смену дня и ночи, лета и зимы, то есть цикличность всех процессов. Все шаги и передвижения Тай-цзи-сюань приводят исполнителя к исходной точке, откуда они и начинались, отражая круговой характер изменений в природе. Но при этом существует некий внутренний центр, вокруг которого происходят все изменения, и таким стержнем считается «неподвижность ума» — полный внутренний покой, который уравновешивается внешним движением и в то же время, в силу особых психофизиологических свойств этого движения, им же и поддерживается».
В профилактических мероприятиях древней медицины совершенно особое место занимают процедуры и тренировки, направленные на обеспечение внутренней, душевной гармонии человека, таким образом, гармония психики, покой ума и чистота мыслей признавались важнейшими, точнее, основополагающими факторами сохранения и укрепления здоровья. Важность этих факторов оздоровления подтверждается и исследованиями современных медиков, о которых мы говорили в главе девятой.
Существовала даже особая дородовая психопрофилактика заболеваний. Прекрасно она излагается А.Ц. Гармаевым — известным московским психологом и педагогом. В своих лекциях он рассказывает о том, что во время беременности — в зависимости от внутренней тишины и глубины радости — мать передает ребенку на всю жизнь запас живой силы. Если она нервничала до родов, не думала о ребенке и не заботилась ни мыслью, ни чувством о нем, то сила будет передана малая. А именно от потенциала этой переданной до рождения душевной силы зависит психическое и нравственное благополучие ребенка. Если у него совсем мало этого «заряда», то на злобу он отвечает злобой, падает в неравновесие, гневится, и нарушаются все телесные процессы, привлекая заболевание. Если силы было передано чуть больше — на злобу другого он отвечает терпением. Если сила значительная — на злобу следует ответ прощением. И если мать действительно думала только о будущем ребенке, если она сознательно питалась красотой природы, мелодиями ветра и молитвенными возвышениями, то ее дитя в будущем на злобу ответит любовью. Потенциал психической энергии у последнего будет неслыханно велик, а значит и телесное здоровье такого человека будет несравненно прочнее. Даже боязно вспоминать, учитывая факты подобного рода, как порой унижают беременных женщин родные и незнакомые, а иногда и сами медики. А ведь каждая такая травма ложится в копилку будущего «фонда вырождения народа».
И последнее, что касается профилактики. У истинного профессионала-медика уходит очень много времени и сил и на диагностику, и на лечение, и на наблюдение за пациентом в период выздоровления. Население планеты все увеличивается. И хотя число врачей также возрастает, жаль, если правы окажутся шутники, утверждающие, что в 21 в. каждый второй будет врачом для каждого первого.
Мы считаем, что существует неплохой выход из противоречия между повышением качества оказания медицинской помощи и количеством усилий, затрачиваемых на работу с пациентом. Выход древен как мир — необходима широкая профилактика заболеваний с целью создания высокого потенциала защитных сил у каждого человека, повсеместная и научно обоснованная пропаганда действительно здорового образа жизни. Людей от болезней, смерти и несчастья может спасти только здоровое питание (в широком смысле!), чистое мышление и ничем не нарушаемое дружелюбие!

Глава 13
Врачу, исцелися сам...

Лица, желающие пользоваться здоровьем, лечить больных, долго жить, желающие приобретать познания, богатства, разумно и с пользою для себя и других провести жизнь, избавлять всех живущих от страданий, желающие почета от глав народов и вообще все те, кто желает заботиться как о своих делах, так и о делах своих близких, должны изучать врачебную науку...
«Чжуд-ши»

 

В прошлом, как и теперь, огромное значение придавалось внешнему поведению и внутреннему нравственно-психологическому облику каждого медика. Это требование было обусловлено не только высоким общественным положением врача, но было совершенно обязательным для достижения им успеха во врачевательной деятельности.
Кандидаты на высокое звание врача в далеком прошлом отбирались из достаточно большого числа претендентов. Они проводились через самые различные испытания — от проверки их терпения и физической выносливости до определения потенциала памяти и способности интеллекта к молниеносным решениям.
Врач в древности был живым воплощением истины медицинского искусства, своим жизненным примером он служил наилучшим доказательством верности собственных же рекомендаций, был наиболее убедительным аргументом в споре с людьми, склонными оправдывать собственные излишества. Отсюда и пошел древний, как мир, лозунг — «Врачу, исцелися сам!»
Врачи прошлого не имели ни электронной диагностической аппаратуры, ни сложнейших биохимических лабораторий, с помощью которых современные медики пытаются разобраться в процессах, происходящих в организме человека. Но как же тогда они работали? Что же помогало им в постановке диагноза и выборе оптимальных средств и ритмов лечения на протяжении многих веков?
Ответ может быть только один — предельное развитие наблюдательности и внимательное изучение малейших признаков заболевания, отражающих глубинные процессы, происходящие в организме. Здесь и умение стройно и строго мыслить в пределах категорий собственной медицинской теории. Здесь и так называемые паранормальные психические способности к диагностике и целительству посредством личной психической энергии. На ум приходят примеры следопытов, умеющих по мельчайшим признакам восстановить картины происшедшего, тот же Шерлок Холмс, по малым деталям восстанавливающий силой своего ума полные картины событий. Тот же сотрудник ГАИ своим «набитым» глазом мгновенно заметит нарушение кем-либо правил дорожного движения, сразу же отыщет неполадки в моторе опытный механик. Словом, наблюдательность и формирование «умного глаза» и «мыслящего уха» — вот что заменяло в прошлом весь арсенал электронной техники современности!
Один из известных русских целителей Владимир Иванович Сафонов утверждал, что способности к сознательному восприятию информации о состоянии организма и способности к направленному коррекционному («целительному») воздействию должны быть развиты у каждого врача, как это и имело место в древности. В настоящее же время этими способностями активно пользуются лишь немногие народные целители, особо чувствительные к излучениям других людей. Так называемые «экстрасенсы» и «сенситивы» умеют буквально «видеть» многие внутренние органы человека, не прибегая к помощи рентгеновского аппарата, они же без труда определяют тип патологического процесса в очаге поражения (воспаление, дистрофия, опухоль) и глубину охвата тканей организма поражением. Именно паранормальным способностям психоэнергетического (ясновидческого) восприятия медиков древности мы обязаны тем, что имеем в своем распоряжении подробные описания биологически активных точек и энергоканалов, соединяющих их. Внутренняя энергоструктура тела человека, не видимая даже в современный микроскоп, была воспринята и впоследствии изучена экстрасенсами-врачевателями прошлого. Медики-экстрасенсы рассмотрели в теле человека и изучили в ходе практики работу энергоцентров, определяющих работу всей энергосистемы организма. Разумеется, чтобы понять увиденное, необходимы были опытные накопления и недюжинная способность синтезировать данные наблюдений. Но все же овладение паранормальными способностями восприятия внесло свой неоценимый вклад в развитие моделей Восточной Медицины. Именно на основании увиденного в организме «энергопроцесса» древние открыли модель Сил, Стихий и Первоэлементов. А каналы Инь-и-Ян, со слов опытных сенситивов, отличаются и цветом, и активностью «свечения».
Разумеется, «недостаток» диагностической и физиотерапевтической аппаратуры в прошлом буквально вынуждал руководителей древних медицинских школ предельно использовать возможности самого человека. Для этого в школы будущих врачевателей отбирали после ряда испытаний и исследований (в том числе астрологического, экстрасенсорного, интеллектуального и других) наиболее одаренных детей, проявивших навыки и способности к целительству с помощью личной психической энергии, имеющих высокую паранормальную чувствительность, необходимую для успеха экстрасенсорной диагностики.
Впоследствии все эти способности планомерно и целенаправленно развивались. Особые учителя развивали у своих подопечных навыки концентрации внимания, что совершенно необходимо для проявления способности ясновидения. Таким образом, будущие целители обзаводились собственной «аппаратурой» — их организмы были и электрокардиографами, и аппаратами УВЧ, и рентген-установками.
Согласно свидетельствам древних медицинских трактатов, практически все врачеватели в прошлом долгими годами проходили курсы специальной йогической тренировки. В ходе овладения различными системами психотехнических и физических упражнений они учились свободно владеть психикой и телом, развивали произвольно управляемые способности ясновидения и психоэнергетического воздействия.
В трактате «Онцар Гадон Дэр Дзод» — средневековом своде правил и наставлений тибетских медиков — есть главы, включающие специальные методы йогического тренинга, обязательного для каждого будущего врача. Аналогичные разделы существуют и в книгах Аюр-Веды, и в трактате «Чжуд-ши», и, по-видимому, во всех более или менее серьезных письменных источниках, по которым учились в прошлом будущие целители. Точно так же, как современный медик мало что сможет сделать без данных приборной и лабораторной диагностики, так и медики прошлого опасались оставаться без собственных диагностических и целительных способностей. Не занимались же приобретением и развитием последних разве что отпетые шарлатаны.
А.Ц. Гармаев, изучавший опыт психологической практики наставников прошлого, утверждает, что среди многих способностей человека в древности выделяли врачевательную способность. Она заключалась в особой душевно-умственной чувствительности будущего врача к переживаниям и самочувствию пациента. Люди, обладающие такой способностью, резонансно «впитывают» в себя боли и страдания другого человека, буквально «влазят в его шкуру». И тогда уже для точной постановки диагноза им не нужен ни рентгенаппарат, ни общий анализ крови. Отбирая таким образом наиболее одаренных (психоэнергетически, психологически, нравственно) людей, используя при этом данные астрологии и наблюдения опытных ясновидцев, в древности учителя вполне могли формировать достаточно многочисленные отряды почти гениальных медиков, не нуждавшихся ни в диагностической, ни в лечебной аппаратуре. Подобно древнегреческому философу Диогену, такой медик с полным правом мог сказать: «Все свое ношу с собой».
Разумеется, мы не собираемся нарочито противопоставлять достижения древних тренировок и методов отбора врачей имеющимся сейчас во всем мире целым армадам аппаратов и приборов. Никто не призывает отказаться от рентгеновской аппаратуры или от изучения новых методов приборной диагностики заболеваний. Просто мы стремимся направить мышление к забытому, древнему, но столь эффективному пути изучения пациента — использованию собственных аппаратов своего организма, во многом на порядки более тонких и чувствительных, нежели любое техническое устройство. Вообще порой создается впечатление, что в самом человеке есть абсолютно все, что только может ему понадобиться. И задача человека — раскрыть свои резервы, выявить неосознанные возможности и широко применять все потенциалы в ходе творческого созидания себя и устроения мира.
О чувствительности «аппаратов организма человека», кстати, свидетельствует достоверный факт, описание которого приводится в книге В.И. Сафонова «Нить Ариадны». Он сумел с помощью собственных способностей по портрету графа Аракчеева установить тот факт, что он был удушен. А при осмотре гипсовой копии бюста немецкого философа Канта указал, что «смерть вошла в тело через уши». Это полностью подтвердилось: Иммануил Кант умер от менингита, развившегося как осложнение гнойного воспаления среднего уха. Да хотя бы взять способности широко известной во всем мире Ванги из деревни Петрич в Болгарии — они во многом убеждают даже завзятых скептиков!
Особой душевной отзывчивостью должны обладать и прирожденные психологи, иначе они просто не поймут сидящего напротив пациента, пришедшего на консультацию. По этому поводу С.Н. Рерих как-то сказал: «Восточная медицина в лице выдающихся представителей считает, что если врач не будет в больном читать его жизнь, а будет искать ответы в книгах, как там описывается лечение болезни, то он никогда не будет истинным врачевателем, не будет доктором-творцом, а будет лишь ремесленником от медицины. Нельзя лечить болезнь изолированно от человека, ею страдающего». И хотя в современных медицинских вузах только и слышно — «Нужно лечить не болезнь, а больного» — практически этот лозунг повисает в воздухе. Ведь для индивидуализации лечения необходимо точное распознавание многочисленных конституций, развитие высокой наблюдательности врача, усвоение медицинской астрологии и многое-многое другое, без учета чего лозунг таковым и останется!
Разумеется, посредством специальных психологических и физических тренировок медик может развить свои способности и обзавестись высокоэффективными средствами получения информации о пациенте. А принять решение об окончательном диагнозе и лечении (для чего необходима прекрасная память, высокая степень концентрации ума и развитая наблюдательность) медик может лишь на основе размышления над всеми имеющимися у него данными, собранными доступными ему средствами. Лишь тогда, утверждают древние трактаты, врачеватель начнет лечение с должной подготовкой. В противном же случае, как гласит китайская мудрость, «медик уподобится человеку, пускающему стрелы в темноте». Поэтому не случайно китайские целители, прежде чем поставить диагноз, назначить лечение и приступить к нему, как правило, собрав всю информацию, уединялись для так называемой «внутренней беседы», и проверки гипотез происходили в тишине одиночества, по памяти или по страницам мудрых трактатов. Таким образом, врач целенаправленно синтезировал информацию и интуитивно и логически находил верный ответ. Но ведь всему этому «умению работать с информацией» нужно учиться! Ведь этой способности — к столь глубокой и серьезной переработке имеющихся данных в единственное верное решение — нужно сознательно учиться долгие годы, нужно целенаправленно овладевать навыками сознательного контакта с глубинами своей интуиции, с наиболее сокровенными тайниками собственной души, в которых и содержится ответ на сколь угодно сложный вопрос жизни, в том числе и на вопрос о спасении конкретного человека от болезни и смерти.
Кто-то может сказать — «Нет нужды участковому долго размышлять о моей лакунарной ангине — выписал эритромицин да полоскание зева, всем одно и то же — и все ведь вылечиваются. Нечего огород городить». Все дело в том, что понятие болезни в древности было значительно более широким — «ангина» является, в рамках древних представлений, лишь отдельным острым проявлением общего дисбаланса энергий и сил, который нужно исправлять путем целенаправленного самооздоровления. Если раз в год вы обращаетесь к врачу по поводу «ангины», будьте уверены — вам необходимо приняться за профилактику, за укрепление вашего организма, — он страдает неравновесием, защитные силы снижены. Современные медики в основном анализируют и лечат внешние проявления более глубоких нарушений состояния организма. Последние же для своего лечения требуют серьезных усилий и вдумчивого подхода в каждом отдельном случае. Правда, к врачам прошлого вообще-то по пустякам, по-видимому, не обращались.
Есть еще один аспект необходимости обращения будущих медиков к практике сознательного психофизического и нравственно-духовного самосовершенствования. Речь идет о необходимости самозащиты врача от излучений больных людей, опасность которых в настоящее время практически не учитывают ни медики, ни их пациенты.
Дело в том, что каждый посетитель врача, особенно в случае затяжных и интенсивных патологических явлений в его организме, представляет собой серьезную опасность для медика. В течение рабочего времени врача своими жалобами и печалями, страхами и обидами, своими негативными эмоциями и потоками душевной боли буквально «бомбят» десятки посетителей. Особенно это относится к психоэнергетическому «вываливанию мусора» на участкового врача. Но не меньше достается и медикам, сражающимся за здоровье людей в клинике: сами стены несут информацию о сотнях переболевших, а возможно, и о мучившихся в предсмертной агонии. Так вот, каждый посетитель, каждый пациент хоть что-то да оставляет «на любимом докторе», унеся, в свою очередь, от него частичку любящего сострадающего сердца.
Особенно активно этот процесс протекает, когда врач сердечен, открыт, контактен, когда он радостно и свободно открывает свое сердце каждому в нем нуждающемуся! Людям-то такое воздействие помогает. А каково же самому врачу?!
Если же еще учесть общение с тяжело больными (например, в реанимационных отделениях или в хирургической операционной), организм которых в борьбе за жизнь поглощает окружающую энергию здоровых людей, да если прибавить к этому сознательную отдачу врачом собственной энергии при целительстве, то вопрос о самозащите врачей становится прямо-таки опасно актуальным. Странно, что никто его не замечает!
Подобные проблемы существовали и в древности. И древние наставники Восточной Медицины успешно разрешали их из века в век. Выход ими был найден в необходимости самосовершенствоваться и сознательно овладевать методами накопления психоэнергии и «забора» ее из окружающей среды. Человек, вынужденно оказавшийся в психоэнергетически напряженных условиях, должен уметь «подпитывать» собственный организм, беря энергию от Природы и Космоса, должен владеть навыками психоэнергетической защиты в случае необходимости (например, при непредвиденно высокой потере энергии при лечении пациента). Лев Толстой в романе «Отец Сергий» сравнивает дар целителя с маленьким родничком — и нельзя приглашать к нему толпы страждущих, он еще не пробился на свободу, не окреп, и люди запросто могут затоптать пробивающуюся струю чистой воды, он погаснет, не успев превратиться в мощную стремнину реки, водами которой можно было бы в будущем напоить очень и очень многих.
Как раз методы древней Йоги, Тай-цзи-сюань, Кум-Ньяя помогали медику сознательно уметь пользоваться природными и космическими источниками психической энергии, учиться впитывать целительную — и для других, и для него самого — мощь Пространства, вовремя определять ощутимые потери собственного энергопотенциала и успевать сознательно «подпитывать» «севшие батареи» организма окружающими потоками Живой Силы. Более того — врачи, овладевшие такими методами общения с окружением, разъясняли их суть своим же пациентам, и тем самым вносили в жизнь людей методы истинной профилактики. Они учили их питаться Океаном Живой Силы, каковым является Природа для человека, живущего радостно и чисто в согласии с Ее Законами.
Также для предотвращения неожиданных потерь энергии медики прошлого употребляли и различные лекарственные средства, например, различные масла (розовое, эвкалиптовое, деодаровое, мятное), лекарственные травы, адаптогены вроде женьшеня или мускуса, а также средства, использовавшиеся для поддержания сил в гомеопатических иммуностимулирующих дозировках.
Но все же главным способом поддержания солнечных благодатных Сил в организме древние считали высокую нравственность, гармонию обихода, чистоту души, красоту сердца и регулярный психоэнергетический тренинг. Потому-то в прошлые века эти требования обязан был соблюдать каждый врач — ведь ему поручалось обществом здоровье и душевное благополучие людей, в его руках было счастье будущего населения стран! Если же врач не справлялся с негативными психоэнергетическими нагрузками, он эмоционально закрывался от пациентов черствостью либо грубостью, переставал развиваться как профессионал и как человек, и вообще мог переключиться из режима отдачи на режим набора энергии из своих пациентов!
Потому-то на Древнем Востоке часто повторяли мудрое изречение: «Тот, кто не делает себя сам изо дня в день, — настоящий дикарь!» Гигиена энергий любящего сердца, гигиена чистой и высокой мысли, гигиена радостных устремлений, гигиена телесная и развитие терпения и спокойствия — все это было важнейшими, обязательными условиями развития врача именно как практика исцеления людей! Потому-то без сознательного непрекращающегося самосовершенствования врачей не мог существовать в древности сам социальный институт Восточной Медицины. Надеемся, это правило — «Врачу, исцелися сам!» — войдет как непреложное требование и в клятву врачевателей недалекого будущего.

←назад

„Ние сме трима: ти, аз и болестта. Чиято страна вземеш, тя ще победи.“-Авицена


8-Триграми

Последна промяна ( Вторник, 12 Януари 2010 23:10 )