ФАРМАЦЕВТИЧЕСКАЯ И ПРОДОВОЛЬСТВЕННАЯ МАФИЯ-Луи Броуэр -8ч.

Тайный сговор между политиками и фармацевтами

Лаборатории Hoffmann-La Roche (Roche, Франция) познали фантастический экономический подъем с 1933 г., добившись монополии на производство витамина С, а затем и других витаминов. Таким образом, на протяжении всего периода действия исключительного права на патенты эта лаборатория располагала примерно 70 % мирового рынка витаминов. После 1945 г. Hoffmann-La Roche добилась на мировом рынке исключительного права на два очень известных препарата: либриум и валиум, беспредельно злоупотребляя этой монополизацией. Франсуа Хопфлингер писал в своей книге "Империя Швейцарии":
"Благодаря своему монопольному положению, которое ей обеспечили патенты, и благодаря широкой рекламе продукции, Roche на протяжении долгого периода времени извлекала прибыль на стрессе, который был вызван изнурительной работой и тяжелой повседневной жизнью. В каждой стране Roche была предоставлена полная свобода в определении цен на либриум и валиум с целью извлечения как можно более высокой прибыли".

В период между 1971 и 1973 гг. Великобритания предприняла решительные шаги с целью ограничения подобного монополизма. Ей удалось сделать два очень важных вывода:

во-первых, сверхприбыли британского филиала Roche Products наносят огромный ущерб органам социальной защиты;

во-вторых, система бухгалтерского учета продукции итальянским филиалом позволяла уклоняться от уплаты британских налогов.
Другие государства также последовали инициативе Великобритании, и Hoffmann-La Roche была вынуждена покончить с политикой чрезмерно высоких цен.
В марте 1973 г. один из служащих лабораторий Hoffmann-La Roche, испытывая отвращение к методам работы группы, уволился по собственному желанию и уехал в Италию. При этом он переправил в комиссию ЕС ряд конфиденциальных документов, раскрывающих факты незаконной деятельности группы при реализации витаминов. В конце 1974 г. этот служащий по имени Стэнли Адаме вернулся в Швейцарию, чтобы отпраздновать новогодние праздники в кругу своей семьи, но был тут же арестован швейцарской полицией. Освободили его лишь 21 марта 1975 г. под залог в 25 тыс. швейцарских франков. В июле 1976 г. уголовный трибунал Базеля заочно осудил его на год за экономический шпионаж с условным лишением свободы на 5 лет без права на жительство с конфискацией залога и с оплатой расходов на судебные издержки.
27 сентября 1977 г. апелляционный суд подтверждает вынесенный приговор. 3 мая 1978 г. кассационный суд отклоняет ходатайство об обжаловании приговора. Супруга Стенли Адамса, не выдержавшая нападок и уставшая от всех неприятностей, кончает жизнь самоубийством.
Стэнли Адаме продолжал подвергаться гонениям. А тем временем комиссия ЕС своим решением от 9 июня 1976 г. обвинила лабораторию Hoff-mann-La Roche в нарушении статьи 86 договора по заключению контрактов.
Этот договор предоставлял компании Hoffmann-La Roche преимущество перед другими компаниями и эксклюзивное право на монопольное покрытие потребностей общества в витаминах. За это она должна была предоставлять покупателям своих облигаций благоприятные условия в получении дивидендов.
Власти потребовали от лаборатории Hoffmann-La Roche прекратить свою деятельность, и на нее был наложен штраф на сумму 300 тыс. экю, или 1,098 млн. марок.
13 февраля 1979 г. этот приговор был подтвержден судебным ведомством ЕС, однако сумма штрафа была уменьшена до 200 тыс. экю. В конце концов, Hoffmann-La Roche в 1976 г. заплатила штраф (по курсу экю и марок) в 115 млн. франков.
Эта лаборатория долгое время была известна по серии скандальных дел и производству таких лекарств, которые способствовали необратимому отупению пациентов, повседневно сталкивающихся с жизненными проблемами и не способных их переносить из-за отсутствия мужества и воли. Приведем перечень наиболее известных препаратов: либриум, валиум, могадон, либракс, лимбит-роль... и, наконец, рогипноль, недавно появившийся, из группы транквилизаторов, который представляет собой не что иное, как подобие (брат-близнец) мога-дона, к которому добавлено немного фтора.
Подобная практика позволяла выпустить в продажу совершенно новое лекарство с надеждой на благосклонность неосмотрительных врачей, прописывающих медикаменты. Таким образом, поддерживался один и тот же уровень продажи могадона с гарантированным доходом за счет нового препарата с практически идентичными свойствами… но с измененной дозой.

На подобной дозе лаборатория остановилась для того, чтобы добавить новому препарату такое побочное действие, как сонливость, которое обычно не предусмотрено в транквилизаторах. Таким образом, рогипноль стал сильным снотворным средством.
Не следует полагать, что подобная практика лабораторий характерна исключительно для Швейцарии. Луи Гонзалеса-Мата ("Истинные короли планеты", издательство "Грассе", 1979 г.) опубликовал длинный перечень незаконченных судебных дел о взятках в виде огромных сумм, переведенных на номерные счета швейцарских банков.
В этот перечень вошли такие зарубежные лаборатории как:
Merk — 3,7 млн. долларов,
Schering — 1,7 млн. долларов,
Squibb — 1,9 млн. долларов.
На какие цели были направлены эти огромные суммы в 1975 г.?
Взятки на международном и национальном уровне представляли собой орудие для достижения нужных решений в коммерческих вопросах руководителями высокого ранга.
Хорошо известно, что от руководства таможенных и налоговых органов, как за рубежом, так и во Франции зависит возможность вывоза капитала, а также уменьшение значительных финансовых расходов при регулировании баланса внешней торговли.
Существование тайной связи между врачами и лабораториями уже ни у кого не вызывает сомнения, так как она сложилась в силу обстоятельств, поскольку врачи прописывают лекарства, изготовленные лабораториями, исключительно в интересах своих пациентов. Не все назначаемые лекарства представляют угрозу для больного. Некоторые из них приносят большую пользу. В чем можно упрекнуть врача, так это в том, что он выписывает слишком длинные рецепты. Но между тем врачей можно в чем-то и оправдать: чаще всего сами пациенты просят доктора выписать им как можно большее количество лекарств. Отдельные врачи плохо проинформированы и не имеют практических знаний по фармакологии. Лаборатории очень часто используют лживую рекламу и злоупотребляют наивностью лечащих врачей.
Тайный сговор между фармацевтами и лабораториями не столько очевиден, сколько необходим в интересах бизнеса.
Фармацевты – это обыкновенные коммерсанты, которым доверено продавать лекарства, изготовленные лабораториями и прописанные врачами.
Тайная связь между руководителями государства и лабораториями настолько очевидна, что по нескольким причинам может быть квалифицирована как тесное сотрудничество.
Государство использует в своих интересах Министерство здравоохранения. В состав этого министерства входит комиссия, которой предоставлено полное право для вынесения решения: разрешать или не разрешать продажу фармацевтических препаратов. Она призвана, таким образом, защищать здоровье нации.

Государство является собственником различных лабораторий и химических предприятий. Поэтому оно способствует процветанию производства химической продукции для последующего использования ее в сельском хозяйстве и фармакологии. Примером может служить Институт Луи Пастера, фирма "Rhone-Poulenc" и ряд других, деятельность которых нацелена на извлечение как можно большей прибыли.
Продажа медикаментов и химических субстанций, предназначенных для сельского хозяйства, приносит большой доход государству с учетом того, что НДС уплачивается предприятиями-изготовителями данной продукции
.
Активная деятельность фармацевтических и химических предприятий является фактором стабильного процветания общества ввиду значительного количества занятого в данных секторах производства населения, а также из-за больших финансовых поступлений в социальный фонд. Во Франции насчитывается примерно 1,3 млн. человек, работающих в химической индустрии, что составляет примерно 10% активного населения. Если исключить государственных служащих из числа активного населения (примерно 4 млн. человек), то остается только 11 млн.
В таком случае только в химической промышленности, представленной вышеуказанным числом 1,3 млн. человек, задействовано примерно 12% активного населения. Это довольно значительная цифра.
В свое время национализированные банки довольно свободно использовали в собственных банковских операциях значительные массы денежных поступлений от прибылей химических предприятий. В настоящее время уже частные банки совершают подобные операции и более того — инвестируют значительные капиталы в производство и в различные, порой неожиданные, секторы экономики.
Тайная связь между руководителями государства и лабораториями не только очевидна, но и может быть квалифицирована как тесное сотрудничество, и вот почему.
Как уже указывалось выше, государство распоряжается Министерством здравоохранения и регулирует деятельность комиссии, входящей в состав этого Министерства. Комиссия принимает решение о целесообразности или нецелесообразности поступления в продажу того или иного медикамента. Таким образом, государство якобы проявляет заботу о здоровье своей нации. И это кажется совершенно логичным.
Во Франции состав такой комиссии, насчитывающей 28 человек, определяется приказом министра, несущего ответственность за здоровье населения.
В прежние времена лаборатория, желающая получить разрешение на продажу своей продукции, должна была представить в Дирекцию фармацевтики и медикаментов, подчиняющуюся этому Министерству, досье массой от 200 до 400 кг.
Такое досье должно было пройти через бюро регистрации медикаментов, бюро контроля качества, бюро рекламы, бюро фармакологического наблюдения и комиссию контроля качества. Такая комиссия состояла из президента, вице-президента и 13 членов, назначенных министром здравоохранения.

Легко представить, какая сложная обстановка царит внутри этих государственных органов и какой сложный и долгий путь должна пройти лаборатория, подавшая заявку на получение разрешения на продажу своей продукции.

Тотальное господство государства на рынке медикаментов - неоспоримый факт.
В итоге: тайная связь между владельцами лабораторий, фармацевтами, врачами, банками и государственными органами является очевидным фактом. Их деятельность осуществляется с одной и той же целью: беспощадной эксплуатации невежественных и наивных граждан, которые, как правило, всегда полностью им доверяют, надеются, что политики, банкиры, фармацевты, врачи и владельцы химических предприятий никогда не допустят по отношению к ним ни лжи, ни обмана. Следует заметить, что магнаты химической индустрии всегда скрытные люди.
Они предпочитают работать в тени и не раскрывать особенностей своего производства.
Гражданин-потребитель оказывается, в конце концов, полностью одураченным. Чаще всего его дурачит сама политическая система или какая-нибудь партия, и тогда рано или поздно наступает полное разочарование, порождающее горечь и безразличие к общественно-политической деятельности. Отсюда одна из причин уклонения от участия в избирательных кампаниях.
Обман со стороны банков, кредитных организаций, биржевых маклеров вызывает у обывателя финансовое разочарование, ведущее его к разорению, а иногда и к самоубийству (из-за финансового краха, мошенничества всех видов, незаконных гонораров и т.д.). Не располагая никакой возможностью для возмещения убытков, потребитель окончательно разочаровывается в любых формах сбережения своих денег в государственных банках (вклады населения в Сберегательную кассу за период с 1988 по 1989 гг. значительно снизились).
Обманутый лабораториями, предлагающими "эффективное" и "безвредное" лекарство, он теряет здоровье и жизнь...
Его обманывают магнаты химической индустрии, которые загрязняют продукты питания пестицидами, фунгицидами, удобрениями, гербицидами, красителями, консервантами. Однако он верит, что все делается ради его здоровья.
Наконец, его обманывает и весь медицинский персонал, расхваливая некоторые из лекарств как наиболее эффективные при лечении различных тяжелых (рак, СПИД) и менее тяжелых (гипертоническая болезнь, сердечно-сосудистые) заболеваний. Именно эти лекарства приводят его или к преждевременной смерти, или к такой болезни, которая по сравнению с первичным заболеванием бывает еще тяжелее и ведет к еще большей нетрудоспособности.
Таким образом, предназначение гражданина-потребителя, о чем он не предполагает даже сам, заключается в обеспечении финансового процветания олигархам, которые используют полученные деньги для того, чтобы оказать еще большее давление на его политическую, культурную, финансовую и просто жизнь в плане здоровья.

Таким образом, на заре XXI в. искушенная личность с ужасом отдает себе отчет в том, что она уже растеряла большинство своих свобод и что ею манипулирует медицинская, фармацевтическая, химическая и политическая мафия заговорщиков, неизменно ведущая ее к окончательному отупению в бессмысленном обществе, занятом единственной заботой — извлечением прибыли.

Удобно усевшись перед своим телевизором, гомо сапиенс станет даже сомневаться в том, в чем не надо сомневаться, если уже не стал гомо "имбецилюс беатус" ("блаженный глупец").

Европейцы — чемпионы мира по употреблению дозволенных законом наркотиков (транквилизаторов и антидепрессантов)

Европейцы удерживают мировой рекорд по употреблению психотропных средств. Они их употребляют в пять раз больше, чем в США. Но не достаточно только констатировать этот факт. Как можно было дойти до подобного состояния? Какие основные причины побудили эти народы употреблять наркотические средства в таких количествах?
Злоупотребление транквилизаторами и антидепрессантами в индустриально развитых государствах является неотъемлемым отличительным признаком современного общества. Это выше всякого понимания. Эти медикаменты (если их так можно называть) принесли и продолжают приносить большие доходы лабораториям всего мира. Возникла даже болезнь из-за частого употребления транквилизаторов циклического характера. Можно безошибочно утверждать, что 1/3 европейцев регулярно употребляет эти наркотики. Эти новые "наркоманы", видимо, забыли или не знают о том, что чередование возбуждения и депрессии — совершенно естественное явление, характеризующееся различной интенсивностью в зависимости от обстоятельств у каждого человека. Животные также подвергнуты этому.
Каждый индивидуум реагирует по-разному на любые факторы агрессии, что не обязательно порождает какую-либо болезнь. Однако можно предположить, что за последние десятилетия воздействия факторов агрессии значительно участилось или они стали такой интенсивности, что их трудно переносить.
Между тем существует и другое объяснение: привычка к материальному комфорту во всех областях породила моральный комфорт. Человек почувствовал себя защищенным, а при наступлении самого незначительного нарушения такой безопасности (в отрицательном направлении) сразу же возникает чувство беспокойства и страха. Употребление транквилизаторов и антидепрессантов расценивается в этом случае как обманчивая безопасность и как попытка отказа от адаптации к стрессовым ситуациям.
Все это очень серьезно и вызывает тревогу за будущее общества, с точки зрения как медицинской, так и социально-политической. Когда разумные существа такого общества прибегают к искусственному терапевтическому вмешательству, а иначе говоря, к употреблению наркотических средств с целью забыться и избежать любой ответственности за неудовлетворенность своим социальным положением или приобретенной профессией, это можно отнести к разряду физиологического и психического саморазрушения. Все это может повлечь и уже повлекло глубокие социальные, политические и религиозные изменения в некоторых группах или социальных слоях населения.

В соответствии с такой классификацией в обществе есть "наркоманы" в полном смысле этого слова, представляющие незначительную часть населения, прибегающую к некоторым видам запрещенных препаратов, а потому преследуемую государственным законодательством. Наркоманов отвергает большая часть общества, осуждает их, и их пристрастия относят к разряду порока, достойного осуждения.
Но подобного рода наркоманы встречаются в любой нации и представляют собой совершенно незначительную часть населения. А что говорить о другой группе "наркоманов", число которых значительно превышает число истинных наркоманов? Хорошо известно, что истинные наркоманы очень легко подвержены различного рода манипуляциям в связи с их зависимостью от наркотиков, которые им становятся крайне необходимы. Большинство из них ради приобретения наркотика становятся на путь извращений и преступлений.

На первый взгляд, проблема с личностями, приобщившимися к "легким наркотикам" - транквилизаторам и антидепрессантами, которые можно легко приобрести, не кажется настолько серьезной, как в первом рассмотренном нами случае. Однако по своей сути эти две проблемы идентичны.

Мотивации поведения этих двух, казалось бы, различных групп практически одинаковы:
—    непризнание общества с ярко выраженными силовыми формами правления; потеря веры в безответственных руководителей всех уровней;
—    депрессия, порожденная монотонностью, характерной для повседневной жизни, запрограммированной исключительно на достижение единственной цели - приобретение материального благополучия;
—    поиск путей временного, искусственного отрешения (бегства) от существующих проблем;
—    страх и тревога за завтрашний день, больше не гарантирующий материального благополучия и чистоты окружающей среды в целом.
Подавляющая масса перечисленных мною "полунаркоманов" являются легкой добычей для немногочисленной группы людей без угрызений совести. К числу этих людей, постепенно теряющих свой авторитет, относятся владельцы фармакологических предприятий, политики, врачи, особенно терапевты - основные сторонники лечения психотропными препаратами.
Хочется этого или нет, но между всеми этими людьми реально существует сговор в самом прямом смысле этого слова. Подобного рода сговор создал предпосылки для невероятного по своим масштабам потребления психотропных препаратов. В ходе терапевтического лечения в условиях клиник и самолечения пациенты поглощают опасные молекулы, и тогда наступает медикаментозное загрязнение организма. К сожалению, сотни тонн этих препаратов реально вводится в организм самими пациентами.
Таким образом, медикаментозное загрязнение имеет две стороны медали и может рассматриваться в двух аспектах; последствия применения второго из них (употребление человеком внутрь организма) можно видеть при обычном наблюдении за пациентом; в течение небольшого периода времени эти последствия чаще всего оказывают разрушительное действие.
Чрезмерное употребление такого рода медикаментов представляет собой уже фактор риска для всего человеческого рода, а не наоборот, как в этом хотят нас убедить лаборатории, выпускающие большое количество новых эффективных лекарств.

Чем эффективнее препараты, тем они более опасны, и поэтому с ними необходимо обращаться с повышенной осторожностью. Особенно это касается тех препаратов, которые действуют на уровне нейромедиаторов.

Таким образом, можно с уверенностью утверждать, что создатели большинства психотропных препаратов сами не знают основных принципов их воздействия на организм человека. Первые бензодиазепины, выпущенные на рынок, имели большой успех, а их побочные действия считались незначительными. Но спустя 30 лет после начала их применения об этом уже говорить не приходится. Помимо такого феномена, как отказ ребенка от груди матери и других драматических случаев, оказалось, что эти субстанции могут быть причиной более серьезных инцидентов при продолжительном или даже обычном лечении. Анализ всех этих фактов все чаще приводит медиков к выводу о том, что эти препараты представляют очень серьезную опасность для пациентов и что следует сокращать количество их назначений и продолжительность лечения.
После приобретения 4,5 млрд. таблеток транквилизаторов и снотворных в 1992 г. французы прочно удерживают мировой рекорд по употреблению данной категории медикаментов, то есть в 5 раз больше из расчета на одного человека, чем в США.
За этот же период было продано 200 млн. упаковок опасных препаратов, 134 млн. из которых приходится на производные бензодиазепина. Один взрослый человек, таким образом, проглатывал в общем до 100 таблеток.
Если считать, что каждая проданная упаковка содержит 1 г препарата, то таким образом общая масса "проглоченных" лекарств составляет 200 млн. граммов, или 200 тыс. килограммов, то есть 200 тонн, из которых 134 тонны приходится на бензодиазепин!
За период между июлем 1987 г. и июнем 1988 г. объем продаж бензодиазепинов оценивается более чем в 1 млрд. франков, или 100 млрд. старых франков; между июлем 1989 г. и июнем 1990 г. — 120 млрд. франков; между июлем 1990 г. и июнем 1991 г. — в 140 млрд. франков; между июлем 1991 г. и июнем 1992 г. — в 160 млрд. франков. Установлено, что % полученного дохода приходится на такие лаборатории, как Wyeth-Bila, Roche и Clin-Midy.

Чрезмерная обеспокоенность французов своим здоровьем

В июне 1985 г. организацией SOFRES был проведен общественный опрос. Результаты его показали, что два француза из трех испытывают чувство тревоги и что в 1/3 случаев из подобного состояния они стараются выйти с помощью таблеток. За 8 лет их употребление увеличилось на 78 %.
Профессор Пелисье, участвовавший в круглом столе на международном коллоквиуме, посвященном цене повседневных тревог в жизни человека, заявил:
"Транквилизаторы стали аспирином для подавления страха".
Особенно рьяными почитателями бензодиазепиновых препаратов являются терапевты, назначающие их своим пациентам, и женщины, употребляющие
их в больших количествах – в два раза больше, чем мужчины.


Мир больных и здоровых является жертвой настоящего загрязнения, спровоцированного лабораториями, производящими фармакологические препараты.
Если некоторые из этих лабораторий производят качественные препараты, то подавляющее большинство из них наводняют рынок наркотиками и ядом, которые ускоряют преждевременную гибель тех, кто их употребляет, или способствуют ослаблению их иммунной системы, открывая тем самым путь новым многочисленным болезням, неизвестным еще 30 лет назад.
Организация FDA подсчитала, что в США одна госпитальная койка из семи занята больным, находящимся на излечении с диагнозом токсического отравления, которое вызвано принятыми пациентом медикаментами. Во французском исследовании "Медикаментозные отравления у пожилых людей", опубликованном в медицинской энциклопедии внутренних болезней в 1976 г., утверждается, что один смертный случай из 20 непосредственно является результатом терапевтического воздействия. Таким образом, становится очевидным, что среди 550 тыс. ежегодно умирающих во Франции (если не считать, что лица пожилого возраста составляют при этом 100 %) 30 тыс. ежегодных летальных исходов приходится на тех лиц, которые принимали опасные лекарственные препараты. Поэтому 5,6 % от числа умирающих вследствие чрезмерного употребления медикаментов, можно считать наиболее близким к реальности показателем.
В научном труде, опубликованном издательством "Фламмарион", "Медицинская терапия" с предисловием проф. Ж.Амбюрже можно ознакомиться с данными, представленными швейцарским профессором Жаном Вернюле (Женева), о побочных действиях лекарственных препаратов, поражающих 10 % пациентов, находящихся на излечении. 5 % коек в швейцарских госпиталях заняты больными, страдающими от последствий лечения своего заболевания.
За последние 15 лет в такой стране, как Швейцария, расходы населения на приобретение медикаментов утроились. Большей частью это вызвано тем, что увеличилось число заболеваний в результате употребления лекарственных препаратов с ятрогенным действием. Доходы таких лабораторий, как Sandoz или Hoffmann La Roche значительно возросли за этот период времени, достигнув только за один год более 14 %.

Как мы уже отмечали, некоторые медикаменты вызывают преждевременную смерть лиц пожилого возраста не только из-за своей повышенной токсичности, но также по причине ошибочного назначения врачом большого количества разнообразных лекарств. Одни такие лекарства превращаются во "взрывоопасный коктейль" разнообразных молекул, другие — накапливаются в организме после лечения особенно у лиц пожилого возраста и вызывают у них заболевания и даже с летальным исходом.
Подобный феномен формируется из-за неправильного назначения медицинских препаратов. В последних исследованиях отмечалось, что рецепты, содержащие до 10 лекарств, уже не являются редкостью, а ежедневный прием лекарств доходит в среднем до 8,2 раза. И только 6,4 % лиц пожилого возраста вообще не принимают никаких лекарств!

По данным Национального института статистики, в настоящее время во Франции проживают 7,3 млн. людей в возрасте старше 65 лет. А в государствах ЕС около 45 млн. Из указанных 7,3 млн. человек примерно 500 тыс. не принимают никаких медикаментов. И напротив, 6,8 млн. принимают ежедневно большое количество лекарств.
Если добавить к указанному числу пожилых людей хронически больных моложе 65 лет, то есть примерно 8 млн. человек, то мы достигнем огромной цифры - 15 млн. человек, регулярно принимающих медикаменты. Но необходимо не сбрасывать со счетов и лиц, употребляющих лекарства от случая к случаю, которые не вызывают у них хронических заболеваний.
Если совершить подсчеты в масштабе государств ЕС и добавить к 40 млн. лиц старше 65 лет примерно 50 млн. больных хроническими заболеваниями, то мы приблизимся к цифре 100 млн. постоянных потребителей большого количества лекарств!
Настоящее золотое дно для лабораторий!
Эти красноречивые цифры ужасны, так как говорят о серьезном медико-санитарном состоянии населения государств ЕС. Можно сказать, что в странах ЕС один европеец из трех болен.

Цифры, которые пугают

Лаборатория социальных нововведений, созданная в рамках "Французского страхования" на следующий день после Конгресса в Страсбурге для учета нужд научных исследований по предупреждению заболеваний, посчитала, что в первую очередь необходимо провести акцию по предупреждению ятрогенных заболеваний. Принимая подобное решение, она исходила из важности и актуальности данной проблемы еще с 1982 г.
Профессор Фабр, директор этой лаборатории, подчеркивает, что частнопрактикующий врач, очень устающий от работы, с трудом способен освоить клиническую фармакологию. Это еще связано и с несовершенной системой оплаты практики врачей, что вынуждает их увеличивать число приемов, чтобы осмотреть как можно больше пациентов, не имея для этого необходимого времени. Далее он продолжает: "Врачи полностью признают тот факт, что чем точнее поставлен диагноз, тем меньше необходимо лекарств, чтобы излечить заболевание. И наоборот, если диагноз слишком быстрый и неточный, то он расширяет количество целей, которые должны поразить лекарства, а потому потребность в них значительно увеличивается".
Чрезмерное потребление лекарств вызвало соответствующее поведение пациентов в отношении предписываемых им рецептов и назначаемых им лекарств. В их представлении все лекарства обладают целебными свойствами. От них ждут очень многого, но, к сожалению, очень мало от самих себя.

Все больше и больше наблюдается как больных, так и здоровых, которые приходят к врачу только для того, чтобы получить рецепт на лекарства, к которым они уже привыкли. А врач, который не смеет отказать им, чтобы не потерять клиентуру, становится просто-напросто посредником между пациентами и лабораториями.

Но в течение продолжительного времени пациенты считали хорошим врачом только того, который выписывал очень длинные рецепты... Подобное представление несколько изменилось за последние десятилетия. В 80-е годы во Франции потребление транквилизаторов удвоилось, а соответственно и число приобщившихся к ним. Число зависимых от этих лекарств увеличилось с 5 до 10 %, что составляет примерно 4,6 млн. человек ("Транквилизаторы и их ловушки", Катерина Сокольска, издательство "Импасьян", 1988 г.). В 1981 г. транквилизаторы принимали 15% французов, в 1989 г. - 35%, а в 1992 г. - 42%. В государствах ЕС среднее их потребление значительно ниже и составляет примерно 8%.
Эти волнующие цифры наводят на ряд вопросов, в том числе и на такой: почему французы и жители других государств ЕС употребляют эту продукцию, создающую физическую и психическую зависимость, то есть ту, которая возникает от сильных наркотиков, вызывающую такие побочные явления, как нарушение иммунной системы? Речь идет о такой проблеме, которая затрагивает не только медицинских работников, но также государственную власть и каждого из нас.
Господин М.П. Блани, директор Европейского института научных исследований в области прикладной медицины, технический советник Национальной федерации французского страхования заявил:
"Высокая пресса посчитала важным представление цифровых данных о количестве смертных случаев, непосредственно связанных с употреблением различного рода лекарств.
Можно обратить внимание на кажущееся на первый взгляд совершенно невероятным, что каким бы ни было число подобных смертных случаев, ни одна строчка не появилась в официальных статистических данных, тогда как никто не может опровергнуть существование смертных случаев в результате медикаментозного поражения. Мы полагаем, что было бы желательно, чтобы какое-нибудь официальное расследование пролило свет на ту область, которая всегда считалась тайной". (Бюллетень "Французского страхования", № 61, февраль 1982г.)
Читателю бесполезно говорить о том, что ни одно официальное расследование так и не было назначено со времени вышеуказанной даты!

Последствия назначения, сверхназначения и злоупотребления  медикаментами

К несчастью аллопатической медицины все неприятности для нее начались еще в 70-х годах. В 1971 г. безобидный анальгетик парацетамол явился причиной госпитализации более чем 1500 человек в Великобритании. В США препарат орабилекс вызвал тяжелые заболевания почек с летальным исходом. Метаквалон унес в могилу 366 человек. Хлорамфеникол явился причиной ряда психических расстройств и вызвал смертельный исход у нескольких тысяч пациентов.

В 1973 г. аэрозоль изопротеренол, изготовленный в Англии, был изъят из продажи только после того, как после его приема умерли 3 500 больных, страдающих астмой.
Осенью 1975 г. итальянские службы охраны здоровья запретили трилерган, который вызвал гепатит со смертельным исходом.
В 1976 г. лаборатории Salvoxil-Wander, принадлежащие к швейцарской группе Sandoz, прекратили продажу фламанила, предназначенного для борьбы с ревматизмом, который вызывал обмороки у пациентов.

В том же 1976 г. в Великобритании лаборатория ICI заявила, что она готова выплатить всем пострадавшим, в том числе и семьям умерших пациентов, ущерб, причиненный ералдином, кардиотоническим средством (стимулирующим деятельность сердца), который сильно ухудшал зрение пациентов и вызывал нарушение функции пищеварительного тракта. Прием ералдина повлек за собой множество смертных случаев.

В течение лета 1977 г. компания Ciba Geigy Corporation сняла из продажи в США фенформин, который на протяжении 18 лет назначался больным диабетом. Этот препарат ежегодно уносил из жизни около 1000 больных.


По этому поводу следует заметить, что фенформин был снят из продажи во Франции только 31 мая 1978 г. по решению министра здравоохранения. То есть приблизительно через 8 мес. после принятия решения американской стороной. Реализацией этого лекарства на протяжении 13 лет занималась лаборатория Roger Bellon — изготовитель инзорала. Этот препарат был разработан на основе фенформина и продавался в аптеках Франции. Подобное решение министра было принято только после того, как на этом настояла Комиссия по фармакологическому надзору. Таким образом, поскольку этот медицинский препарат реализовывался в торговой сети в течение 13 лет, то есть с 1964 г., то значительное количество больных диабетом испытали очень серьезные нарушения обмена веществ, вызванные приемом этого бигуанида. В 1977 г. препарат был изъят из продажи не только в США, а и в Канаде и Норвегии.
Как можно объяснить тот факт, что лаборатория Roger Bellon, которой было хорошо известно о прекращении продажи этого лекарства в других странах, продолжала реализовывать его через торговую сеть своей страны, хорошо зная о его пагубном влиянии на больных диабетом?
Можно также говорить о пондерал-ретарде, препарате для подавления аппетита, вызывающем сильное нервное расстройство. К числу негативно действующих на организм медикаментов можно также отнести примодоз-аменорон, бендектин и дебендокс, повторивших трагическое действие талидомида и вызвавших рождение в США и Англии младенцев с физическими уродствами.
Прелюдии и макситон, использующиеся в качестве стимуляторов функции центральной нервной системы и для подавления аппетита, были также сняты с реализации, так как их употребление приводило к серьезным сердечно-сосудистым и нервным заболеваниям.
В 1970 г. пронап и плаксин, два седативных средства, были сняты с рынка, так как они вызвали смертные случаи в Африке среди детей.

Фенацетин, входящий в состав более чем 200 разновидностей лекарственных препаратов, вызывал нарушение и внезапное прекращение функции почек, образование почечных опухолей и гемолиз крови.
Резерпин, антигипертензивное средство, втрое увеличивает опасность возникновения рака молочной железы, считается фактором риска образования рака поджелудочной железы, мозга, кожи, шейки матки и яичников.

В 1983 г. на рынке продолжалась реализация более 14 наименований лекарств на основе резерпина. К 1986 г. их осталось в продаже только 5, а к 1993 г. — только одно.
Амидопирин и норамидопирин принадлежат к группе анальгетиков и входят в состав большого количества лекарственных препаратов. Они стали причиной такого заболевания, как агранулоцитоз (синдром, характеризующийся отсутствием гранулоцитов в периферической крови или уменьшением их количества ниже 750 в 1 мкл), вызвавшего смертные случаи. Возникновение агранулоцитоза не связано с дозой. Это заболевание может возникать и при такой минимальной дозе, как 1/2 твердой дозированной таблетки. Оно непредсказуемо.
В 1983 г. на рынке реализовывалось 12 лекарственных препаратов, содержащих норамидопирин. К 1986 г. их число уменьшилось до 9. Министр здравоохранения Симон Вайль 22 июля 1976 года вынуждена была издать распоряжение о регистрации этих двух медицинских препаратов во втором разделе таблицы "С" (в разделе очень токсичных субстанций), где они до этого не фигурировали. А такой препарат, как, например, опталидон, в состав которого входил норамидопирин, начал реализовываться на рынке еще в 30-е годы. Сколько больных погибло в результате его употребления до 22 июля 1976 года, когда мы знаем, что оно применялось в течение нескольких десятков лет? Фениндион, антикоагулянт, вызывал нарушения функции почек и печени и возникновение таких заболеваний, как острый панкреатит (воспаление поджелудочной железы), агранулоцитоз со смертельным исходом.
После того как в течение 30 лет произошло большое количество инцидентов со смертельными исходами, висмут, входящий в состав большого количества лекарственных препаратов, наконец-то попал в постановление от 28 марта 1977 года, регламентирующее его прописывание пациентам. Хотя это должно было случиться намного раньше, так как этот препарат был отнесен во второй раздел таблицы "А", раздел токсичных субстанций, еще 11 февраля 1975 года! Висмут, вызывая психические расстройства, может привести к коме. В результате его приема было зарегистрировано 28 смертных случаев, а сколько еще не зарегистрированных!

Уретан, прежде применяемый для лечения лейкоза, оказался способным вызывать рак печени, легких и костного мозга.
Митотан, используемый также при лечении лейкоза, оказался причиной развития некроза (омертвения) надпочечников.
Изониазид и ипрониазид, относящиеся к группе антибиотиков, применяемые при лечении туберкулеза, вызывали некроз печени.

В 1978 г. городской трибунал Токио признал виновность трех фармакологических фирм, одной из которых оказалась Ciba Geigy Japan, в реализации на японском рынке медицинских препаратов, содержащих в своем составе клиоквинол.

Это лекарственное средство вызвало появление новой разновидности серьезного нервного заболевания, получившего название "SMON": подострая миело-оптическая невропатия. Суд обязал руководство фирмы уплатить 133 жертвам 30 млн. швейцарских франков в качестве возмещения нанесенного им ущерба. Это был первый из двадцати начатых судебных процессов, который был возбужден группой пострадавших в результате приема лекарственного препарата, и, как вскрылось в ходе судебного разбирательства, не имеющего никакой лечебной ценности.
Чтобы привлечь внимание к вредным свойствам клиоквинола, Японии потребовалось 1000 смертных случаев своих сограждан, причем 30 тыс. пациентов остались инвалидами, слепыми, с парализованными ногами. И только после этого в таких государствах, как Нидерланды, ФРГ, Швеция, Франция, Дания, Великобритания, Бельгия и в ряде других вынуждены были признать, что уже умершие или инвалиды на всю жизнь стали жертвами лекарственного препарата клиоквинол.
Этот список еще не окончательный, так как приведены только те лекарственные препараты, о которых сообщила пресса. Другие еще в больших количествах продолжают реализоваться на рынке медикаментов и наносят непоправимый ущерб здоровью пациентов, которые об этом даже не подозревают, не устанавливая никакой связи между причиной и следствием (по этому вопросу обращайтесь к монографии "Черное досье синтетических медикаментов", автором которой являюсь я (июль 1989 г., издательство "Анкр").
Мною названы только некоторые из медикаментов, нанесших здоровью пациентов непоправимый ущерб. И в связи с этим можно было бы возразить, что это лишь исключение из правил и что многие лекарственные препараты обладают реальными лечебными свойствами. Если бы это было действительно так, то мы с вами давно бы вступили в эру всеобщего универсального здоровья. И в связи с этим следует подчеркнуть, что ни в одном столетии не было столько болезней, как в наши дни. Следует вспомнить о такой новой болезни, как СПИД, который, кажется, поражает преимущественно ослабленные организмы, готовящие для этого заболевания благоприятное "поле деятельности" вследствие ослабления иммунной защиты.
Какое различие существует между настоящим наркоманом, принимающим сильные наркотики, жизнь которого укорачивается из-за подобного пристрастия, и "наркоманом", принимающим слабые наркотики, свободно продающиеся в аптеках, с большей продолжительностью жизни? В реальности между этими двумя категориями наркоманов существует очень незначительное различие, и только время может быть этому свидетелем. В том и другом случае организм наркомана испытывает расслабляющее воздействие в результате употребления химических субстанций. У первого деградация организма наступает очень быстро, у второго "наркомана" — менее быстро, но конечный результат тот же.
Еще никогда санитарная ситуация среди европейцев не была настолько негативной, как сейчас. С начала этого века продолжительность жизни населения старше 50 лет продолжает сокращаться, несмотря на оптимистические утверждения медицины.

С 1965 г. продолжительность жизни европейского населения не изменилась, зато смертность лиц в возрасте от 15 до 20 лет ежегодно увеличивается на 2%. Для лиц в возрасте от 40 до 50 лет за последние годы этот процент в индустриально развитых странах претерпел существенные изменения в сторону увеличения. Во всяком случае, приведенные данные о средней продолжительности жизни населения Европы отнюдь не означают, что показатель состояния его здоровья хороший. Люди живут дольше, но состояние их здоровья плохое, и с помощью лекарств не удается его восстановить, а во многих случаях оно лишь ухудшается.
Главное, что позволяет человеку продлить свое существование, это соблюдение требований гигиены, а это в свою очередь дало возможность устранить некоторые виды эпидемий и пандемий, явившихся причиной гибели тысяч людей до XX в. Это позволило также предохранять и сохранять продукты питания и изменить условия жизни и труда. Этому также способствовали успехи в создании высококачественного хирургического оборудования и правильного применения антибиотиков.

ГЛАВА 5

ПРИМЕР ГОСПОДСТВА ГОСУДАРСТВЕННО-ФАРМАЦЕВТИЧЕСКОЙ ДИКТАТУРЫ: ПОСТУПЛЕНИЕ НА РЫНОК ТАБЛЕТОК


Факты

Для сосудов таблетки – это горечь. Этот факт был установлен в 1989 г. Впервые о нём сообщил доктор Д. Аберт (сердечно-сосудистая хирургия, служба доктора Пьетри, Амьенский CHU). Во время конференции в Северо-западном французском колледже сосудистой хирургии он сделал доклад о таких сосудистых заболеваниях, как грудная и брюшная жаба, инфаркт, внезапно наступающее нарушение мозгового кровообращения (AVC) у женщин, которые принимают таблетки. Доктор Д. Аберт уточнил: "Ошибочно считать, что минитаблетки или микродозированные таблетки оказывают более результативное воздействие. Если их приём по сравнению с сильно дозированными таблетками и уменьшает венозный тромбоз, то атерогенный риск одинаков".
Таблетки являются иной формой загрязнения, которое практически уже совершено лабораториями при молчаливом согласии политических кругов. Эстро-прогестативные таблетки получили широкое распространение без должного проведения клинических испытаний в течение обязательного времени, то есть в течение 15 лет.
Вся эта ситуация вновь возникла в 1968 г. Вместе с равенством, завоёванным в 1968 г. на мощеных улицах, женщины провозгласили право самим выбирать время для беременности. В результате этого завоевания, которое можно считать правомерным или неправомерным и подтвержденным законом Вейля от 1975 г., сформировалась зависимость, драматические последствия которой проявляются сегодня.
Политические деятели, стремящиеся компенсировать феминистские требования, и фармацевтические лаборатории, взявшие на себя обязательства провести исследования, которые должны привести к получению существенных прибылей, несут полную ответственность за небрежно проведенные испытания, результаты которых выглядят фальсифицированными. Именно это подчеркнул профессор Израэль в предисловии к книге "Горькая пилюля" доктора Гранта. Он пишет: "Говоря о других областях медицины, можно с уверенностью сказать, что препараты, вызывающие подобные последствия, никогда не получили бы разрешения для поступления на рынок медицинских препаратов.

Скандал вокруг противозачаточных драже Диане-35

Летом 1994 г. немецкие исследователи обнаружили онкологические свойства драже "Диане-35", производимых Шеринговской лабораторией.

Федеральный институт лекарственных средств и медикаментов Германии контролирует поступление всех медикаментов на рынок страны. В течение лета 1994 г. сотрудники института разработали методику проверки токсичности ацетата ципротенона. Этот препарат входит в состав "Диане-35". По этой проблеме было проведено два исследования. Первое — в начале 1994 г. общественным Институтом исследований радиации и окружающей среды г. Нойехерберга, расположенного вблизи г. Мюнхена и финансируемого на 90% Федеральным министерством исследований. При этом in vitro и in vivo были исследованы клетки печени крыс. Второе исследование, результаты которого были опубликованы в июне 1994 г., было проведено Фармакологическим институтом при университете г. Генуи (Италия). Исследовались клетки печени человека. Эти два исследования привели к одинаковым выводам: ацетат ципротенона наносит ущерб ДНК; отсюда следует: существует риск возникновения онкологических образований...
Если бы "Диане-35" был изъят из продажи на немецком рынке медикаментов, то Шеринговская лаборатория рисковала потерять 400 млн. немецких марок, что составляло 10% её торгового оборота. Шеринговская лаборатория упорно защищалась и настаивала на том, что вышеупомянутые драже не несут в себе никакой опасности.

Санитарные последствия

Вот краткое изложение медико-санитарных последствий:
—    изменение формулы крови с увеличением числа тромбоцитов и формированием сгустков крови в сосудах различных органов;
—    ночные судороги в ногах с набуханием вен в результате утолщения стенок сосудов и последующим блокированием отходов метаболизма, которые задерживаются в кровяном потоке;
—    риск тромбоза с утолщением внутренних стенок сосудов;
—    снижение эластичности кровеносных сосудов с возможностью внутреннего кровоизлияния. Принято считать, что риск внутреннего кровоизлияния в периферические ткани мозга возрастает в 6 раз для тех, кто принимает драже, и в 22 раза для тех, кто еще и курит (доктор Е. Грант);
—    увеличение артериального давления со всеми вытекающими отсюда последствиями;
—    депрессии, порой очень глубокие, способные привести к попытке самоубийства;
—    онкологические заболевания в соответствии с данными таблицы 3 Международного центра онкологических исследований (г. Лион, Франция).

Результат: дискредитация аллопатической медицины

В течение двадцати лет монополия официальных онкологов Л. Швартценберга, Л. Израэля и Г. Матэ была безгранична и не вызывала каких-либо претензий. Сегодня эти самые онкологи публично заявляют о признании своей вины.

История происхождения таблеток сопровождается тенью политических интриг, создававших благоприятные условия для получения громадных финансовых прибылей. Это было не что иное как сговор в самом унизительном смысле этого слова между политиками, лабораториями и медицинским миром, давший повод для мирового скандала. Медицинский корпус не отреагировал на это так, как следовало бы это сделать. Нужно было осознать всю ту опасность, которую представляет для организма человека препарат ненатурального происхождения, а точнее говоря, когда происходит подмена натуральных гормонов синтезированными и в организме пользователя пилюль происходит блокирование процесса выработки натуральных гормональных продуктов.
Подобное бездействие и безразличие являются чрезвычайно грубой ошибкой со стороны медицинского корпуса, что может повлечь катастрофические последствия для будущего рода человеческого. И с этим нужно считаться, так как даже ошибочно принимая противозачаточное средство, вызывающее отклонение от нормы, женщина разрушает свой организм и тем самым способствует снижению рождаемости. При этом таблетки являются фактором прямого загрязнения организма, что уже оказывает влияние на всё общество.
Проведенные в Великобритании исследования показали, что факт употребления эстро-прогестатинов в 3 — 6 раз увеличивает риск возникновения тромбофлебита. Инициаторы производства таблеток, проводя эксперименты на животных, не давали себе отчёта в том, что эстро-прогестатины нарушают физиологический баланс очистительных функций печени.
И, наконец, само по себе вызывает настороженность то, что по истечении определенного времени, а это уже известный факт, вследствие продолжения приема противозачаточных средств гормоны роста претерпят существенные изменения. Поэтому этот гормональный препарат оказывает влияние в первую очередь на развитие клеток и на состояние многочисленных клеточных тканей. В случае подобных изменений и нарушений всего клеточного баланса возникают предпосылки для развития онкологических заболеваний.
С тех пор как существуют таблетки, какое количество женщин употребило их словно конфеты, не зная механизма их действия и всех последствий их приёма, и сколько из них поплатились своим здоровьем или своей жизнью за употребление противозачаточных средств? Ответ, увы, прост: многие миллионы во всем мире.
Однако это нисколько не волнует лаборатории, разбогатевшие и продолжающие увеличивать свои прибыли на продаже злополучной продукции. Они достигли своей цели, заставив медиков и женщин поверить в то, что противозачаточные средства не опасны для здоровья.
В 1988 г. профессор Жуайе, который был директором Онкологического института г. Монтпелье (Франция), заявил в ходе переговоров в Монако:
"Вообще-то, статьи об опасных последствиях применения таблеток появляются в прессе систематически спустя недели или месяцы после опубликования многочисленных противоположных статей, имеющих целью нейтрализовать информацию об опасных последствиях применения таблеток. Эти заказные статьи чаще всего финансируются фармацевтическими лабораториями".

Профессор Анри Жуайе был весьма критичен, когда заявил на страницах журнала "La Recherche" (1988 г., том 19) следующее:

"Мошенничество - это ежедневная научная практика в реальной жизни".

Это и объясняет то, что при поражающем количестве статьей, опубликованных в таких престижных медицинских журналах, как "The Lancet", "British Journal of Cancer", "European Journal of Cancer", "Clinical Oncology", указывающих на опасность применения таблеток, другие псевдонаучные и щедро оплачиваемые лабораториями издания продолжают доказывать безвредность таблеток.

Влияние законодательства на отношения врачей — добровольное прерывание беременности и его демографические последствия

Между 1974 и 1990 г. рождаемость во Франции значительно снизилась. В 1974 г. насчитывалось 791 тыс. новорожденных, что очень мало для того, чтобы обеспечить восполнение поколений. В течение этого года 36,4 тыс. женщин отправились в Великобританию, где аборты допустимы до 28-й недели беременности.
17 января 1975 г. в период максимального снижения уровня рождаемости был издан закон Вейля. В 1974 г. индекс рождаемости был равен 2,09. В 1975 г. он снизился до 1,93, в 1976 г. — до 1,83, в 1993 г. — до 1,48. В 1976 г. было 720 тыс. новорожденных. Это не могло обеспечить нормального демографического восполнения населения.
Как обстоят дела сегодня? Закон об IGV (добровольное прерывание беременности — ДПБ) легализует 230 тыс. ежегодных абортов. Это соответствует 30 ДПБ на каждые 100 беременностей. Также допустимо констатировать, что
30% человеческих жизней было прервано в эмбриональный период или после него. Если бы этого закона не существовало, а 80% детей рождались бы нормальным образом, то приблизительно 6 млн. маленьких французов могли достичь к 2020 г. возраста от 10 до 30 лет. В действительности же число новорожденных в 1979 г. составило 770 тыс.
Франция предстаёт как демографически стареющая страна перед лицом галопирующей демографии иммигрантов, которых она принимает на своей территории. Индекс рождаемости этих иммигрантов составляет 3,9. Если отнестись серьёзно к расчётам на ближайший 30-летний период, то, учитывая демографическую стабильность и неизменный индекс рождаемости этих иммигрантов на протяжении расчётного периода, можно смело утверждать, что в 2020 г. во Франции будет проживать примерно 13 — 15 млн. человек из числа иммигрантов. Во Франции легализовано 420 общественных центров, предназначенных для ДПБ, и более 400 частных центров ДПБ.